Как погиб Зорге? Новые факты о подвигах советских разведчиков-нелегалов. 21.by

Как погиб Зорге? Новые факты о подвигах советских разведчиков-нелегалов

22.02.2018 12:00 — Новости Культуры | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

В Российском историческом обществе представили новую книгу из молодогвардейской серии ЖЗЛ «Легендарные разведчики-2». Автор книги, заместитель главного редактора «Российской газеты» Николай Долгополов рассказал «АиФ» о героях книги, со многими из которых он был знаком лично.

В книге 18 героев и 17 имен (одно имя до сих пор засекречено), как знакомых всем, так и остающихся для многих рядовыми солдатами разведки. Рихард Зорге, Рудольф Абель, Николай Кузнецов, Алексей Козлов, Иван Михеев, Елена Модржинская, супруги Михаил и Елизавета Мукасеи, Клаус Фукс и многие другие.

Письма разведчика


Председатель КГБ при Совете министров СССР Владимир Семичастный (1-й слева) принимает советских разведчиков Рудольфа Абеля (2-й слева) и Конона Молодого (2-й справа). Москва, сентябрь 1964 года. Фото: Википедия

«Я попытался открыть читателям героев, которые считаются у нас почему-то «разведчиками второго плана», хотя я с такой характеристикой абсолютно не согласен, — отметил Николай Долгополов. — В разведке не бывает ни второго, ни третьего плана. Она всегда на передовой. А еще в книге я снова вернулся к своим любимым героям. Один из них — Рудольф Абель (настоящее имя Вильям Фишер). Не так давно я получил новые документы от его приемной дочери Лидии Борисовны Боярской, которая умерла в апреле 2016 года на 93-году жизни.

Мы дружили семьями. Лидия Борисовна называла Абеля «дядя Вилли». Когда мы разбирали архивы ее приёмного отца, она передала мне часть документов, попросив опубликовать после ее кончины. Это были письма Абеля из американской тюрьмы в Атланте своим родным в Москву. Правда, адресованы они все были в целях конспирации в Лейпциг, где по легенде жили его дочь и жена. Все — на английском языке. Любопытно, что письма из дома в Москве писала сначала его жена на русском, потом дочь Эвелина переводила на английский, после этого супруга Абеля-Фишера Елена Степановна переписывала послания уже своей рукой. А советская разведка переправляла их в ГДР, откуда они отправлялись адресату в американскую тюрьму. Так что в книге приведена переписка разведчика, отбывавшего тяжелейший тюремный срок, с семьёй и редчайшие документы о его вызволении.

Изучая архив Абеля-Фишера, я нашёл ответ на сложнейший вопрос: откуда в Советском Союзе оказались картины Вильяма Генриховича, созданные им в США? Часто бывая в его квартире, я видел множество картин на стенах. Оказалось, американцы передали вещи полковника в советское посольство, а наши дипломаты ещё задолго до обмена полковника на летчика-шпиона Пауэрсаблагополучно переправили их в СССР. После смерти Лидии Борисовны эти картины украшают музеи, собрания некоторых коллекционеров. А несколько картин она подарила мне, чем я очень горжусь. Они все подписаны по-английски фамилией «Abel», или по-русски — «Р. Абель».

Трагедия разведчика

Рихард Зорге. Фото: Википедия

Судьбы некоторых разведчиков сложились трагически. Бывали провалы. Кого-то предали, кого-то рассекретили в силу случайности, другие погибли, можно сказать, на передовой, защищая интересы страны.

«Я попытался дать свою версию гибели знаменитого разведчика, героя Советского Союза, Николая Ивановича Кузнецова, и она не совпадает с мнением многих очень уважаемых мной историков разведки, — продолжает Николай Михайлович. — Кузнецова выдали свои. Это люди, которые были в подпольном горкоме Ровно. Они узнали подлинное имя Кузнецова и выдали Николая Ивановича немцам. Он погиб в ночь с 8-го на 9-е марта 1944 года в неравном бою с бандитами.

Я также пытался проанализировать, почему в Японии был арестован наш военный разведчик-резидент Зорге и его группа. Его повесили в японской тюрьме 7 ноября 1944-го. Как вышли на него японцы? Рассмотрев четыре версии, прихожу к выводу: тут не было никакого провала и ошибок. Разведчик проработал в Токио с 1932-го по 1941-й, был постоянно под «колпаком» японских спецслужб — слишком уж затянулось время его нелегальной работы в этой стране. В подтверждение своих выводов я привожу мнение старейшего чекиста России Бориса Ивановича Гудзя, который полтора года, начиная с 1936-го, руководил деятельностью «Рамзая» в Токио из Москвы.

Чекисты в рясах

Иван Иванович Михеев. Фото: rg.ru

Оказывается, в советской разведке служили и те, кто по-настоящему служили… Богу. Не отказываясь от рясы священнослужителя, Иван Иванович Михеев был одновременно кадровым сотрудником советской разведки и сумел дослужиться до звания полковника СВР.

«Мне лично очень дорога эта история, — вспоминает Николай Долгополов. -Я встретился с Иваном Ивановичем в 1997 году. Оперативная кличка — «Михась». Передо мной был самый настоящий православный батюшка с шестью орденскими планками! Мы беседовали о его жизни и службе, но рассказывать об этом в ту пору было рановато. И вот спустя 20 лет я всё-таки написал о его подвиге. В годы Великой Отечественной войны служка (это церковный термин) Иван Михеев вместе с архиепископом Ратмировым действовал на оккупированной немцами территории в районе Калинина (сейчас Тверь), потом Смоленска и других городов, передавал сведения о передвижении немецких войск и раскрывал немецкие агентурные сети. Одну из таких сетей немцы организовали под видом школы для обучения священников. Вот эту структуру Абвера раскрыл Михеев с помощью настоящего архиепископа Ратмирова, вовсе никакого не разведчика. Кстати, в православном миру Михеев был больше известен под фамилией Лунев.

Будучи человеком глубоко верующим, он оставался кадровым сотрудником внешней разведки. Естественно, при встрече с ним я не удержался от вопроса: «А как можно было вообще сочетать веру в Бога и преданность советским идеалам, советской идеологии?» На что Михеев ответил: «У меня в жизни два Бога — один на небе, другой — разведка. Я служил всю жизнь этим богам, никогда не шел против совести. И Бог помог моей стране сначала выиграть войну, а потом обеспечить безопасность Родины». Впрочем, что было с Михеевым потом, после войны, я пока написать не рискнул. Кто знает, быть может, это станет сюжетом следующей книги».

«Шерше ля фам»


Михаил и Елизавета Мукасей с детьми. Фото: кадр YouTube.com / Телеканал ОНТ

Есть в истории разведки, помимо героев, и героини. В частности, Елизавета Ивановна Мукасей. Вместе с мужем она была разведчицей-нелегалом. 22 года супруги провели за рубежом в самых разных странах. У них было двое детей. Дочь Элла Михайловна и сын Анатолий Михайлович Мукасей — народный артист России, муж известного режиссёра и актрисы Светланы Дружининой.

«Когда я пытался узнать у Елизаветы Ивановны, в каких конкретно странах они с мужем работали, она всегда отвечала крайне осторожно и уклончиво: «В одной стране Восточной Европы, в одной стране Западной Европы…» — делится воспоминаниями о легендарной разведчице Николай Михайлович. -Тем не менее, несмотря на ответственную секретную работу, она умудрялась каким-то образом вырваться по несколько раз в год на родину, чтобы повидаться с детьми. Замечу, что Елизавета Ивановна всегда охотно рассказывала про семью, но никогда ни слова о том, как ей удавалось выбираться к детям — оперативная тайна! Я вообще заметил интересную деталь. В парах супругов-нелегалов женщины оказывались совсем неразговорчивыми. А то и предупреждали мужа: «А ты подумал, можно ли это уже рассказывать? Думаю, время ещё не пришло». Так что вопреки сложившемуся мнению женщина в разведке даже более осторожна и бдительна, чем мужчины».

 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
В Российском историческом обществе представили новую книгу из молодогвардейской серии ЖЗЛ "Легендарные разведчики-2". Автор книги, заместитель главного редактора...
 
 
 


Архив (Новости Культуры)

21.by в социальных сетях


© 2004-2018 21.by
Яндекс.Метрика