Заслуженный банкир-мясник: как сын кавалера ордена Почетного легиона заработал миллионы. 21.by

Заслуженный банкир-мясник: как сын кавалера ордена Почетного легиона заработал миллионы

07.02.2018 08:58 — Новости Экономики | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Как сын наполеоновского солдата и кавалера ордена Почетного легиона, внук финансового советника Костюшко и племянник министра финансов Польши стал заслуженным банкиром в царской Беларуси и заработал миллионы на торговле мясом, — в новом материале TUT.BY и Universal Press, посвященном истории знаменитых предпринимателей и компаний дореволюционной Беларуси.

Адам-Евстафий Ельский принадлежит к старинному польско-белорусскому роду, одна из ветвей которого когда-то обосновалась на Минщине и Гродненщине. Он живет то в Минске, то в своих имениях в Гродненской губернии, то в Варшаве, которая является мозговым и ресурсным центром его многочисленных бизнес-проектов. Самым крупным и известным детищем миллионера становится созданная при его участии в начале XX века мясная компания. По своему размаху она, конечно, уступает знаменитым чикагским бойням Армура и Свифта, на которых в это же время трудятся тысячи белорусских крестьян-отходников. Но в рамках Российской империи проекту Ельского практически нет равных.


Свиная бойня в Российской империи в конце XIX века. p-syutkin.livejournal.com

Адам-Евстафий Ельский появится на свет в 1838 году. Его дед Франциск и отец Михаил не смирятся с аннексией Речи Посполитой. Дед принимает активное участие в восстании Тадеуша Костюшко, работает в казначействе повстанческого правительства — Верховного правительственного совета. После амнистии участникам восстания Франциск Ельский вернется на родину, чтобы через некоторое время поддержать вторгнувшегося в Российскую империю Наполеона. Он станет членом Комиссии Временного правительства Великого княжества Литовского, созданной местной аристократией в надежде на возрождение независимого государства. После отступления «Великой Армии» Франциск Ельский эвакуируется в Дрезден, опять будет амнистирован и вернется домой. Вместе с ним вернутся его дети, непосредственно принимавшие участие в военных баталиях на стороне Наполеона, — Людовик, будущий министр финансов Польши в революционном 1831 году, и Михаил, кавалер ордена Почетного легиона, отец Адама-Евстафия и восьми его братьев и сестер.

«За воздание отлично-усердной и ревностной службы»

Адам-Евстафий — младший сын из большой семьи Ельских и не может рассчитывать на большое наследство после умершего в 1850 году отца. Ему достаются имение Субочи в Волковысском уезде и на равных правах с братом — одногодкой Ксаверием — Гольна под Гродно. Имения — мизерные, в совокупности их площадь не дотягивает даже до 1 тыс. десятин. Именно это мотивирует младших Ельских заняться бизнесом.

Дом управляющего имением Субочи. Фото: Андрей Дыбовский/globus.tut.by

Специального образования у Адама-Евстафия Ельского нет — он, как и многие его современники, грызет науку на дому. В 32-летнем возрасте в 1870 году, взяв кредит, он покупает и продает первые партии леса. С конца 1870-х годов молодой бизнесмен начинает поставки на белорусский рынок машин варшавской фабрики «Яков Рефельд, Дубельтович и Компания». Продукция предприятия — железные конструкции и отопительные системы — пользуется спросом, объемы продаж растут, и Адам-Евстафий Ельский вкладывает часть своих средств в это производство. Он становится владельцем четверти завода «Яков Рефельд, Дубельтович и Компания», инвестировав в его капитал 250 тыс. рублей. Дела у новоявленного бизнесмена идут вверх, и в конце XIX века он покупает дом в Минске, а в начале XX века — земельный плац в Москве.

С 1880- х годов шляхтич пользуется кредитными ресурсами минского отделения Государственного банка. В 1887 году впервые на конкурсной основе он избирается членом его учетно-ссудного комитета. Причем его случай — довольно редкий в истории царского Госбанка и в целом Российской империи, для общественной жизни которой характерна жесткая социальная стратификация. В банке потомственный дворянин Адам-Евстафий Ельский занимается тем, что одобряет выдачу кредитов и проверяет кредитоспособность не представителей своего сословия — землевладельцев, а торговцев и промышленников. В его личной характеристике особо отмечается, что Адам-Евстафий Ельский «полезен при рассмотрении векселей по всем родам торговли».

На госслужбе бизнесмен, пройдя несколько переаттестаций (они на конкурсной основе проводятся каждые три года), будет состоять до своей кончины — почти 30 лет. Центральный офис Госбанка неоднократно отмечает его заслуги и профессионализм. В 1898 году он будет награжден орденом Св. Станислава 3 ст. «за отлично-усердную службу», в 1902-м — орденом Св. Анны 3 ст., в 1906-м — орденом Св. Станислава 2 ст., в 1911-м — орденом Св. Анны 2 ст. (во всех трех случаях — «за особые труды по ведомству Госбанка»), а в 1914-м — орденом Св. Владимира 4 ст. «за воздаяние отлично-усердной и ревностной службы».

«Человек богатый, прекрасно образованный и пользуется в городе хорошей репутацией», — характеризуют его в минском отделении Госбанка.


Минское отделение Государственного банка — одно из мест работы шляхтича Ельского. Фото: Мінск на старых паштоўках (канец XIX — пачатак XX ст.)

Прекрасная репутация у Адама-Евстафия Ельского и у местного дворянства. В 1880—1893 годах бизнесмен регулярно избирается его представителем в Минском дворянском депутатском собрании. Сначала он представляет интересы дворян Слуцкого уезда, потом, с 1887 года, — шляхту и приезжих родовитых помещиков Игуменщины. Как крупный домовладелец Минска бизнесмен также состоит членом Минской городской управы.
У Адама-Евстафия Ельского есть еще одна должность и по совместительству источник доходов. Одновременно с госслужбой в Госбанке он работает агентом Виленского земельного банка в Минской губернии. Этот ипотечный банк, созданный в 1872 году, контролируют представители польской, белорусской и литовской шляхты. Виленский земельный банк обслуживает их интересы, выдавая ссуды под залог имений и городских домов дворянам (в основном католикам) Виленской, Минской, Гродненской, Витебской, Могилевской, Ковенской и Псковской губерний. Заемщики могут рассчитывать на сумму не более 60% от оценочной стоимости имущества. Долгосрочные ссуды под залог земли выдаются на срок от 12 лет и 6 месяцев до 66 лет и 2 месяцев, под залог городской недвижимости — от 12 лет и 7 месяцев до 38 лет и 4 месяцев. Ставка составляет 2,5−2,25%, погашения осуществляются каждые полгода согласно графику. В конце XIX — начале XX веков Виленский земельный банк входит в пятерку крупнейших ипотечных банков Российской империи по объемам выданных ссуд. В характеристике Адама-Евстафия Ельского отмечается, что «как агент Виленского земельного банка господин Ельский обладает обширными сведениями по торговле и имущественным делам и землевладельцев».

Мясные дела Ельских

Мясной бизнес, который в начале XX века становится еще одним направлением деятельности бизнесмена, Адам-Евстафий Ельский «унаследует» от своего бездетного брата Ксаверия.

В 1900 году Ксаверий вместе со своим дальним родственником по материнской линии, известным общественным деятелем Эдвардом Войниловичем получает разрешение царского Комитета министров на учреждение «Акционерного общества городских скотобоен в России». В капитал предприятия (1,3 млн рублей) входят другие белорусские и польские дворяне, правление общества размещается в Варшаве.

В своих воспоминаниях Эдвард Войнилович характеризирует Ксаверия Ельского как «человека весьма оборотистого и хорошо ориентирующегося в торговых вопросах».


Управление Лодзинской бойни в настоящее время. Фото: baedekerlodz.blogspot.com.by

Торговля становится настоящим призванием представителей младшей линии Ельских.
В первые годы деятельность «Акционерного общества городских скотобоен в России» строится на основе полученной Ксаверием Ельским концессии на «устройство и эксплуатацию усовершенствованной скотобойни» в одном из крупнейших промышленных центров Российской империи — Лодзи. Каким-то образом небогатому шляхтичу удается убедить российское правительство передать ему право не только в течение 40 лет забивать скот, но монопольно торговать мясом и колбасами на Лодзинском рынке. Бойня, построенная в 1900 году «Акционерным обществом городских скотобоен в России», — образцовое предприятие отрасли в Российской империи. В ее состав кроме суперсовременного убойного участка входят также комплекс офисных зданий (на одном из них размещены часы), малая электростанция, газовая сеть, установка утилизации отходов, сад и ресторан. Сейчас в здании правления бывшей бойни на улице Инженерской находится офис одного их польских банков — MultiBank.

Ксаверий Ельский и его партнер по акционерному обществу Эдвард Войнилович фактически контролируют и минскую скотобойню. Она сооружена на городские деньги по инициативе знаменитого минского градоначальника графа Карла Гуттен-Чапского, но с момента своего запуска (с 1 мая 1891 по 1 мая 1910 год) арендуется Минским обществом сельского хозяйства. Эдвард Войнилович является одним из основателей и вице-председателем Минского общества сельского хозяйства, а Ксаверий — членом его совета. Минская городская бойня, занимающаяся убоем привозного и местного скота (телят, овец, коз, свиней), производством окороков, ветчин, колбас, соленых и сушеных кишок, соленого и топленого сала, является монополистом на рынке губернского центра.

Но Ксаверию Ельскому не суждено пожинать плоды от своих мясных инициатив. В 1904 году его не станет, часть его денег, недвижимости и активов, включая пай в «Акционерном обществе городских скотобоен в России», получит его брат Адам-Евстафий Ельский.

Адам-Евстафий Ельский будет избран директором правления общества, которое при нем разовьется в один из крупнейших мясных бизнесов Российской империи.
Именно он инициирует получение обществом в концессию в 1906 году еще одной скотобойни в Ченстохове, при нем заработают мясные магазины в Лодзи, Ченстохове и Варшаве и оптовый склад кожи в Варшаве. При нем ценные бумаги «Акционерного общества городских скотобоен в России» будут выведены на Варшавскую биржу. В 1909 году годовой оборот компании превысит 3 млн рублей, прибыль составит 150 тыс. рублей, дивиденд на акцию — 7,5%.

Скотобойня в Лодзи в год производит продукции на 200 тыс. рублей, ченстоховская — на 100 тыс. рублей. На их фоне минская бойня, неофициально контролируемая через «дружественное» Минское общество сельского хозяйства, — это небольшой (оборот около 50 тыс. рублей), но интересный своей монополией бизнес. Накануне истечения срока ее аренды Минским обществом сельского хозяйства Адам-Евстафий Ельский, пользуясь своими связями, пытается неофициальный контроль над бойней оформить официально. Минское общество сельского хозяйства отказывается брать бойню в аренду на новый срок, как потом напишет Эдвард Войнилович, из-за перехода «городского правления в другие руки, менее доброжелательные к землевладельцам». И в 1909 году на один год она перейдет в управление «Акционерного общества городских скотобоен в России». К этому времени предприятие требует кардинальной модернизации, но Ельскому, напугав городские власти перспективой построить конкурирующую бойню, удастся исключить пункт масштабной реконструкции из арендного соглашения. На поддержание фондов минской бойни акционерным обществом будет выделена в течение этого года сумма всего в … 190 рублей.


Памятная медаль Минского общества сельского хозяйства. Фото: av.by

Ультимативный характер сотрудничества с варшавской компанией не нравится городскому самоуправлению. И в 1910 году оно находит более сговорчивых партнеров: минская бойня за 68 328 рублей в год сдается в аренду до 1916 года бизнесменам Я. Унеховскому и И. Стучинскому.

Адам-Евстафий Ельский особо не сопротивляется: оборот за год, в котором бойня пробыла в составе акционерного общества, едва превышает 10 тыс. рублей. И не в последнюю очередь это связано с деятельностью конкурентов, которые теснят мясной бизнес Ельского. Серьезным конкурентом «Акционерному обществу городских скотобоен в России» становится консорциум еврейских перекупщиков Брест-Литовска с варшавским купцом Афоном и его партнерами. В 1910-е годы Афон заключает крупный контракт на поставку мяса для берлинского магистрата, который сертифицирует его ветеринарную станцию. Синдикат брест-литовских мясоторговцев под этот контракт скупает крупный рогатый скот у украинских гуртовладельцев и свиней у белорусских помещиков и крестьян и переправляет их на ветеринарную станцию и скотобойню своего варшавского партнера. Годовой оборот совместного бизнеса брест-литовских и варшавских бизнесменов на пике доходит до нескольких миллионов рублей в год, и это не может нравиться Адаму-Евстафию Ельскому и акционерам лодзинской и ченстоховской боен. Только начавшаяся Первая мировая война и оккупация Польши кайзеровскими войсками остановит ожесточенную ценовую войну между двумя синдикатами за сырьевые зоны.


Мясная лавка в Российской империи в начале XX века. p-syutkin.livejournal.com

Банкир и мясной король Адам-Евстафий Ельский предстанет перед Создателем в 1915 году, члена ревизионной комиссии «Акционерного общества городских скотобоен в России» и его главного наследника Вильгельма не станет в 1919 году. Но род бизнесмена не прекратится. К этому времени обзаведется потомством Вильгельм, также у Адама-Евстафия Ельского будут четыре дочери. Другое дело, что миллионы отца и деда растворятся. Его наследники потеряют имущество в Москве и советской Беларуси, а их многолетние концессии на бойни в Лодзи и Ченстохове, полученные при царской власти, в 1918 году отойдут новому собственнику из независимой Польши — Warszawskie Towarzystwo budowy I eksploatacji rzezni miejskih.

Партнер проекта:

Universal Press:
— рекламная продукция с лого и бизнес-подарки
— склад Минск >5000 SKU / >700 000 шт.
— прямые поставки по 30+ каталогам
— брендирование на собственном производстве
www.upress.by
 
Теги: Брест, Гродно
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Как сын наполеоновского солдата и кавалера ордена Почетного легиона, внук финансового советника Костюшко и племянник министра финансов Польши стал заслуженным...

Комментарии


 
 
 


Архив (Новости Экономики)

21.by в социальных сетях


© 2004-2018 21.by
Яндекс.Метрика