Дарья Домрачева: Когда видела лицо малышки, понимала: масштабы олимпийских невзгод не такие громоздкие. 21.by

Дарья Домрачева: Когда видела лицо малышки, понимала: масштабы олимпийских невзгод не такие громоздкие

24.02.2018 12:50 — Разное | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Дарья Домрачева — самая титулованная биатлонистка в истории зимних Олимпиад. Еще в четверг вместе с подругами по команде она брала золото в эстафете, а уже сегодня при содействии официального платежного партнера Игр в Пхенчхане Visa, в чью команду входит чемпионка, Дарья вышла на связь со SPORT.TUT.BY. Она рассказала о лучшем психологе Ксении Бьорндален, минутках смеха от Уле-Эйнара и том, как выглядит ее идеальный выходной день.


Фото: Reuters

«Можно было сдаться, но где-то внутри знала: я могу. Так и произошло»

— Вы самая титулованная биатлонистка мира. Можете в это поверить?

— С детства мечтала стать чемпионкой мира и Олимпийских игр, но никогда не вела подсчет титулам и не задавалась целью побить чьи-то рекорды. Когда журналисты сказали, что я теперь самая титулованная, было неожиданно и очень приятно. А вот как это ощущается… Честно, корона в такие моменты не вырастает. Возможно, через много лет буду показывать внукам свои медали, тогда и придет осознание.

 — Судя по комментариям белорусов, во время женской эстафеты рабочий день в стране замер — в тот четверг все смотрели гонку.

— Мой огромный привет всем, кто следил за Олимпиадой и поддерживал нас. Девчонки действительно постарались порадовать болельщиков. Честно говоря, медальная церемония показалась невероятно короткой. Хотелось стоять и стоять на пьедестале и вместе с девочками прыгать от радости.


Фото: Reuters

— Что творилось внутри, когда у вас в руках оказалось заветное четвертое золото Игр?

— Знаете, было чувство огромного удовлетворения. Я понимала: «Все свершилось и наконец так, как оно и должно быть!». На протяжении Олимпиады происходило столько сложностей. Можно было опустить руки, сдаться и сказать: «Ай, все идет не так». Но мы понимали, что это тот путь и те испытания, которые нужно и важно пройти. Я еще раз убедилась: никогда нельзя сдаваться, какие бы трудности ни встречались.

— Эмиль Хегле Свенсен признавался, что в начале Олимпиады не мог понять, что мешает завоевать медаль, и специально работал с психологом. Кто помогал вам настраиваться психологически?

— За всю карьеру у меня не было опыта плотной работы с психологами. Не видела смысла резко что-то менять на этих Олимпийских играх. Я понимала, что обладаю достаточным опытом, чтобы самостоятельно справиться с подобными сложностями. Где-то внутри знала: я могу. К счастью, так и произошло.

«Когда видела лицо своей малышки, понимала: масштабы олимпийских невзгод не такие громоздкие»

— Как вы проводили вечера после первых неудачных гонок?

— Наш спортивный режим достаточно предсказуемый. После любой — удачной либо неудачной гонки — я возвращалась в свой номер в олимпийскую деревню, шла на массаж, восстанавливалась, восполняла энергетический запас. А лучшей эмоциональной разгрузкой были звонки в Минск. Мы с Уле разговаривали с Ксенией. Когда я видела лицо своей любимой малышки, понимала: масштабы олимпийских невзгод не такие громоздкие, как кажутся в данную минуту.


Фото: Reuters

— До завоевания первой белорусской медали атмосфера была напряженной?

— Когда не удается показать тот результат, которого ты хочешь и можешь достичь, напряжение витает в воздухе. Это испытывал каждый член нашей команды. Конечно, мы старались не показывать злость и не выплескивать ее друг на друга. В некоторые моменты не хватало боксерской груши — нужно было дать моментальный выход эмоциям и оставить негатив позади. Признаюсь, не просто было изо дня в день настраиваться, расстраиваться, вновь настраиваться и так по кругу. Я очень рада, что боевого духа хватило до самого конца.

— Ваша мама рассказала, что по вечерам успевала совсем немного поговорить с вами, а дальше слово брала Ксения. Что из себя представляет разговор с дочкой, которой всего полтора года?

— Это были разговоры на очень отвлеченные от биатлона темы (смеется). Впервые Ксения так надолго осталась без мамы и папы. Поначалу было немного волнительно, но я понимала: дочка находится в надежных руках моей мамы и своей няни. Разговаривая с Ксенией, видела, что у нее там все нормально и она не слишком переживает из-за того, что мы сейчас не рядом. Ксения брала компьютер, уносила его с собой и показывала нам с Уле, чему научилась в наше отсутствие. Общение было почти полноценным — без телесного контакта, но все равно очень эмоциональным. Здорово, что мы живем в век высоких технологий.


Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Можно сказать, что личный психолог у вас все-таки есть.

— Возможно, и так. После общения с нашей малышкой появлялись силы и вдохновение выходить и бороться дальше.

«Если в выходной остаюсь дома, занимаюсь чем-нибудь уютным — например, выпечкой»

— Сколько времени у вас будет, чтобы насладиться домом и Минском?

— Совсем немного. Сезон продолжается, и через несколько дней после возвращения мы уже отправимся в Контиолахти. У меня будет буквально один или два дня на передышку. Вообще, мой идеальный выходной должен проходить на свежем воздухе: это может быть прогулка по лесу или выезд в город. Лежать на диване — это не про меня. Конечно, если за окном проливной дождь, могу остаться дома, но все равно буду активной: займусь выпечкой или еще чем-то уютным. Моя коронка — это пироги, которые с детства ассоциируются с выходными.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Почему для вас было так значимо присутствие в Пхенчхане Уле-Эйнара Бьорндалена?

— Наверное, все понимали, что Уле все-таки едет не тренером. Основная подготовительная работа была проделана еще до старта Олимпиады теми специалистами, которые действительно являлись моими тренерами. Уле-Эйнар отправился с командой в Корею, чтобы поддержать нас и подсказать в нужный момент с точки зрения восьмикратного олимпийского чемпиона.

Перед гонками Уле работал с нашими ребятами-сервисменами, помогал им откатывать лыжи. В общем, приносил практическую пользу, когда не хватало дополнительных ног и рук. Иногда давал советы, хотя как профессиональный спортсмен понимал — в определенных ситуациях лучше помолчать и просто побыть рядом. Зачастую самое правильное, что ты можешь сделать, это не ляпнуть чего-то лишнего.

— И в то же время он был вашей главной эмоциональной поддержкой на Играх.

— Конечно. Он старался разряжать атмосферу в нашем жилище. В олимпийской деревне спортсмены размещались в номерах, обустроенных по квартирному принципу. То есть женская команда жила в трехкомнатной квартире. В каждой из комнат было по два человека. Уле-Эйнар тоже жил с нами. Вечерами мы с девчонками собирались на общей кухне, где Уле устраивал минутку смеха. Он включал веселые спортивные программы норвежского телевидения, где в том числе участвовали и биатлонисты. Это, конечно, разряжало и помогало сбросить груз напряжения.


Источник: инстаграм Дарьи Домрачевой

— Основные уроки, которые вы усвоили благодаря Ксении и Уле-Эйнару?

— Когда Ксения появилась на свет, мой ритм кардинально изменился. Благодаря дочке научилась быть более организованной и собранной. Начала умещать в 24 часа в сутках еще больше, чем успевала раньше. Стала правильно расставлять приоритеты и отличать значимое от второстепенного. Оказалось, что в течение дня мы тратим кучу времени на не самые важные вещи. Те же соцсети явно не главное в жизни. Лучше провести это время с родными людьми, подарить им приятные эмоции и получить их самой.

Visa – официальный платежный партнер зимних Олимпийских игр в Пхенчхане.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Дарья Домрачева рассказала о лучшем психологе Ксении Бьорндален, минутках смеха от Уле-Эйнара и том, как выглядит ее идеальный выходной день.
 
 
 


Архив (Разное)

21.by в социальных сетях


© 2004-2018 21.by
Яндекс.Метрика