Репортаж из чернобыльской деревни, куда никто не приедет в день Радуницы. 21.by

Репортаж из чернобыльской деревни, куда никто не приедет в день Радуницы

17.04.2018 12:04 — Разное | Беларусь Сегодня  
Размер текста:
A
A
A
ведь режимная и отнюдь не безопасная территория) никому не помеха. А вот на кладбище в отселенной деревне Борщевка Хойникского района, что в самой глубине Полесского государственного радиационного экологического заповедника, где дозиметры зашкаливают, в эти дни никого не ждут. Только не смейте сходу стыдить местных жителей! Особенность конкретного населенного пункта в том, что усопших здесь всем селом вспоминают… 9 мая.


–Связано это с трагической историей деревни Масаны, которая неподалеку, – рассказывает нам Раиса Савенок из Санкт-Петербурга, детство которой прошло в Борщевке – там жили ее бабушка и еще много-много родственников. – Во время войны этот населенный пункт был полностью сожжен немцами (справочники уточняют: произошло это 22 мая 1943 года, погибло в тот день 170 жителей). Жителей согнали в гумно, подперли дверь и подожгли. Моей бабушки родная сестра в этот день с сыном ушли в лес за грибами. А когда возвращались, увидели весь этот ужас… Борщевка и Масаны – это один колхоз, все друг друга, понятное дело, знали. Вот и повелось здесь поминать предков в День Победы. Меня очень тронуло ваше письмо. Для меня Борщевка – это святое. Она мне очень часто снится…

Именно кладбища в отселенных деревнях, с высоченными крестами и повязанными на них белыми ленточками (такова полесская традиция!), как бы это парадоксально ни звучало, – нынче центр чернобыльской жизни, точка притяжения всех и вся. Такая же, как сельский магазин или почта в типичном белорусском агрогородке. И именно здешний погост спустя три недели будет самым ухоженным местом во всей округе. Замечаем, Прасковье Константиновне Акуленко ее родня даже памятник недавно поменяла.


– Если нужно подзахоронить кого-то пусть и в загрязненных, но родных краях, и сейчас не откажем, – замечает главный специалист Администрации зон отселения и отчуждения по Хойникскому району Евгений Кравченко. – И люди обращаются…


Разве что за воинскими захоронениями здесь в эти годы следят столь же тщательно. Опрятный, выкрашенный обелиск и скульптура партизана, встречающие около Борщевского Дома культуры с 1970 года, тому доказательство. Память о своих же… "Википедия" пишет: на фронтах и в партизанской борьбе из деревень Борщевка и Молочки погибли 88 жителей.


Деревня же – а кто, впрочем, ожидал иного – за 32 года превратилась в одни сплошные заросли. И тому, что кусты скрывают именно ее, а не какой-то другой населенный пункт, нам приходится верить на слово. Ведь среди сохранившихся "артефактов" – сплошь дорожные знаки, но ни одного указателя.


Борщевка – на виду. Через нее проходит дорога к экспериментальной станции "Мосаны". "Отличный был бы нынче агрогородок!" – вздыхаю, когда по центральной улице один за одним показываются добротные строения. Судя по типовым очертаниям – контора (а Борщевка была центром колхоза "1 мая"), школа-восьмилетка, больница, магазин, клуб.


– В Борщевку я приехала в 1980-м и пробыла в деревне три года, работала учительницей младших классов, – списываемся в "Одноклассниках" с Татьяной Гонченко из Калинковичей (характерная примета, которая отлично помогает в поиске: среди нескольких сотен жителей Борщевки сплошь Гонченки, Евсеенки, Колосы, Старовойты, Акуленки). – Там и замуж вышла. Но Хойникский район покинула еще до трагедии. Деревня опустела едва ли не сразу после взрыва на ЧАЭС. Часть людей уехали сразу сами. Большинство переселили в Жлобинский район. Попробуйте отыскать Галину Васюк, Сидорок в девичестве. Она на десятую годовщину катастрофы всех в Борщевке собирала. Сама я последний раз была в 1986-м или в 1987-м. Свекров нет, да и мужа уже тоже. Хотя тянет. Замечательные места: река рядом, замечательные люди: относились к нам, приехавшим после института, как к своим детям. Никогда в помощи не отказывали. И делали это с удовольствием!


Полуразваленная печка с лежанкой, сапоги и висящие брюки, сломанные стулья и продавленные диваны – подобная обстановка нынче царит в большинстве заброшенных домов, обыкновенных деревянных селянских хат, куда за последние тридцать лет ступала нога разве что мародеров да любопытных журналистов. Как, например, в том, где на фасаде нарисованы две звезды. И современникам понятно: здесь до трагедии жили ветераны Великой Отечественной войны.


– Понимаю, о каком вы доме говорите. Тот, что на повороте стоит, да? – спрашивает Татьяна Гонченко. – А вот хозяев помню не очень хорошо. Старичками они уже были, когда я в деревню приехала. Дом и в то время почти пустовал. Их дети в город забрали, а хату использовали под дачу.


В сам дом заходим с опаской. Авось нам навстречу выйдет зверь? Все возможно. Именно в этих краях, сообщали орнитологи еще в 2004-м году, впервые в нашей стране был обнаружен степной орел. Именно неподалеку фотоловушки зоологов зафиксировали медведя. Именно в Борщевке взлетевший в небо редакционный дрон сфотографировал бегущую по дороге лисицу. И именно животные сейчас здесь хозяева. Люди – только на Радуницу. Ну или на 9 мая. Как в Борщевке.


 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
ведь режимная и отнюдь не безопасная территория) никому не помеха. А вот на кладбище в отселенной деревне Борщевка Хойникского района, что в самой глубине...
 
 
 


Архив (Разное)

21.by в социальных сетях


© 2004-2018 21.by
Яндекс.Метрика