«Я приехал – ни одного метра асфальта». Он был директором БелАЗа, получил Героя Беларуси, но считает, что мог сделать больше. Судьба Павла Мариева. 21.by

«Я приехал – ни одного метра асфальта». Он был директором БелАЗа, получил Героя Беларуси, но считает, что мог сделать больше. Судьба Павла Мариева

13.10.2019 21:06 — Разное | СТВ  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: СТВ

Бывший глава БелАЗа откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, первый заместитель генерального директора ЗАО «Столичное телевидение»:
Жодино. Вы туда приехали в 21 год, после армии и остались на всю жизнь. До сих пор живёте там. Город менялся вместе с тем, как менялся завод. Потому что БелАЗ – это Жодино. Жодино – это БелАЗ.

«Я приехал – ни одного метра асфальта». Он был директором БелАЗа, получил Героя Беларуси, но считает, что мог сделать больше. Судьба Павла Мариева

Павел Мариев, генеральный директор ОАО «БелАЗ» (1992-2007 гг.), Герой Беларуси:
Когда я приехал в Жодино, это был первый приезд в декабре 1958 года, а в январе я уже вёл переговоры или уговаривал руководство завода, чтобы меня приняли на работу, то этого не было ещё города. Это был городской посёлок Жодино. Трудящихся было на заводе «Дормаш» около 600 человек. А завод «Дормаш» – это правопреемник завода БелАЗ. Поэтому никакого города не было. И дальше развитие города велось по единому проекту. Строился завод – это было промышленное строительство. И строился город – это было гражданское строительство. Но единый проект – развитие Белорусского автомобильного завода. Это была большая школа. В строительстве завода были большие трудности. Ведь это местечко среди полей колхоза Заречье.

Кругом были поля. Я приехал – ни одного метра асфальта. И на заводе не было асфальта. Всё грунтовое, песчаное, дороги временные и несколько домов. Кругом, правда, деревни, которые и объединялись в колхоз Заречье. Можно много вспоминать, но это были трудные годы.

Например, я приехал – даже места в общежитии не было. Похожий на анекдот случай вам расскажу. Я написал заявление, чтобы разрешили мне поселиться в общежитии. Замдиректора по быту на моём заявлении пишет: «Костриков, вселить вместо Титана». Что это такое? Я никак не пойму! Прихожу: Костриков – это комендант общежития. Он берёт у меня это заявление и уверенно ведёт в большую комнату, которая была кухней. И там много кроватей. И стоит титан – это устройство для кипячения воды. Такой высокий. «Вот», – говорит, – «Его надо демонтировать, и тут поставим твою кровать». Это первые мои такие шаги были.

«Я приехал – ни одного метра асфальта». Он был директором БелАЗа, получил Героя Беларуси, но считает, что мог сделать больше. Судьба Павла Мариева

Когда я работал, то очень часто утром ходил пешком из дома. Кругом садовые участки. Утром возвращаются, все пытаются мне помочь – подвезти, а я специально ходил, чтобы как-то укрепить здоровье. Это 4 километра. Я выходил в 6 часов, и в 7 часов я уже ходил по заводу.

Вадим Щеглов:
Если бы Вам сейчас предложили на какое-то время управлять БелАЗом, Вы бы согласились?

Павел Мариев:
Нет. Директор на один день – это не директор.

Вадим Щеглов:
Если бы в Вашей судьбе Вы могли что-то поменять, Вы бы что-то изменили?

«Я приехал – ни одного метра асфальта». Он был директором БелАЗа, получил Героя Беларуси, но считает, что мог сделать больше. Судьба Павла Мариева

Павел Мариев:
Мне кажется, что я бы просто добавлял на каждых этапах. Потому что то, что мне пришлось сделать – я вижу, что сегодня работает, является полезным.

Вадим Щеглов:
Получается, Вы могли бы сделать больше?

Павел Мариев:
Мог бы. Да. Как любому человеку, мне присуща была и лень, и другие отвлечения.

Вадим Щеглов:
С высоты прожитых лет, что бы Вы могли сказать молодому поколению?

Павел Мариев:
Для любого человека важна основа. И от этой основы нужно наращивать свои и знания, и опыт. И не надеяться, что всё придёт само собой и разом. Жизнь – это большой путь, это большой труд. И этому закону, этому порядку надо подчиняться. Мне всегда казалось, что я недостаточно делаю на своём рабочем месте. Посмотрите, сколько я прошёл ступенек. И переходя на каждую, мне казалось, что я не справлюсь. Поэтому это чувство меня заставляло более эффективно, более активно начинать работу на каждом новом рабочем месте.

Вадим Щеглов:
В 2001 году Президент вручил Вам высшую государственную награду: Героя Беларуси за номером «2». За что эту награду вручали? Что Вы тогда почувствовали? Насколько человеку, который приехал из России в Беларусь, получить Героя Беларуси?

«Я приехал – ни одного метра асфальта». Он был директором БелАЗа, получил Героя Беларуси, но считает, что мог сделать больше. Судьба Павла Мариева

Павел Мариев:
Конечно, это событие было для меня абсолютно неожиданным. Я не ждал такой награды. Буквально неделю назад, перед тем как вышел указ об этом награждении, Александр Григорьевич посещал наш завод. Мы подробно ему показывали результаты первой модернизации.

«Я приехал – ни одного метра асфальта». Он был директором БелАЗа, получил Героя Беларуси, но считает, что мог сделать больше. Судьба Павла Мариева

Результаты уже были видны. Изменена была, серьёзно поправлена технологическая база, появились новые модели у нас. Состоялась беседа. Особых замечаний Александр Григорьевич не сделал по нашей работе, пообщался с трудящимися, попрощался и уехал. То есть никаких намёков о том, что ждёт меня награда, в этой встрече не было. И вот через неделю мне вручили эту награду. При вручении я, конечно, поблагодарил и сказал, что это аванс и заслуга всего коллектива, и что мы этот аванс будем отрабатывать. Ощущения, конечно, были полной неожиданности, что ещё мало сделано.

«Я приехал – ни одного метра асфальта». Он был директором БелАЗа, получил Героя Беларуси, но считает, что мог сделать больше. Судьба Павла Мариева

Люди в материале: Павел Мариев

 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
 
 
 


Архив (Разное)

21.by в социальных сетях



Партнёры

© 2004-2019 21.by
Яндекс.Метрика