ЗОЛОТО ТРЕТЬЕГО РЕЙХА. 21.by

ЗОЛОТО ТРЕТЬЕГО РЕЙХА

Размер текста:
A
A
A

Источник материала: 7 Дней

ЗОЛОТО ТРЕТЬЕГО РЕЙХА

(Окончание. Начало в №5.)
Виа дель Корсо, пересекающая центр Рима, — улица, на которой никогда не смолкает движение. Шум, гам, автомобильные гудки: как-никак «сити» экспансивной итальянской столицы! И тысячи вывесок. Когда на них глазеть вечно спешащему прохожему? Тут и за рекламой-то не уследишь. Одна из вывесок очень скромная и не очень понятная: «Общество применения индустриальной технологии», она украшает дом №73, на третьем этаже которого, в самом шикарном кабинете заштатного общества, вдруг раздается прямой телефонный звонок. Глава общества, инженер Роберто Рибери, если судить по табличке на двери его кабинета, бросил взгляд на определитель номера, кликнул кнопкой защиты от прослушивания и поднял трубку:
— Пронто, сеньор Адзолини!
На том конце и вправду был Пьеро Адзолини, директор Итальянского банка. И называл он инженера Роберто Рибери почему-то… Ренцо.
— Послушай, Ренцо, у меня срочное дело! Дело на миллиарды!
— Лир? — усмехнулся полковник Ренцо Рокка, ибо это и был именно он.
— Смеешься? Неужели не слышишь по моему голосу, дело идет о миллиардах долларов?! Я к тебе сейчас приеду!
— Нет, встретимся на нейтральной территории…
…Полковник Рокка, начальник РЕИ, одного из важнейших отделов СИФАР (итальянской секретной службы), еще раз посмотрел на клочок бумаги, покрытый машинописным текстом, от которого Адзолини, как завороженный, тоже не мог отвести глаз.
— Что это? — не выдержал банкир.
— На вскидку — шутка дилетанта, не более того.
— А профессионал и не стал бы выдавать тайну неизвестным людям! Это какой-нибудь случайный свидетель, а значит, дилетант. Похоже, письмо подлинное?
— Боши уничтожили всех случайных свидетелей. Всех до единого! Я лично читал секретный рапорт об этом генералу Вольфу. Ты же знаешь, в гестаповской бухгалтерии смерти ошибок не допускали.
И Рокка с сомнением покачал головой… Таинственное послание «лично в руки директору итальянского банка» гласило: некие «сеньора А.М.» и «синьор Антонио» обещали указать местонахождение слитков золота на сумму 1,5 млрд долларов, которые были реквизированы во время Второй мировой войны немцами из итальянского казначейства. И за свои услуги авторы письма просили «скромные» 10 процентов!.. Все бы выглядело полнейшим бредом, если б не довольно точное указание суммы — она была государственным секретом. И если бы не следующий факт… В сентябре 1943 года Итальянский банк имел 120 тонн золота: 90 — в слитках, занимавших 626 ящиков, и 30 — в золотых монетах. 14 сентября того же года весь золотой запас Италии был реквизирован немцами. 30 тонн золота были вывезены ими в начале зимы в район Фортеццы в Южном Тироле, где после войны их и обнаружили союзники. Оставшееся золото было отправлено куда-то в северном направлении двумя партиями, которые пропали бесследно — 30 тонн в феврале и 60 тонн 3 мая 1944-го…
— После войны прошло десять лет. Если что-то и знали, то почему молчали до сих пор? — теперь уже Адзолини вдруг проникся сомнением. Да и мечта вернуть золото казалась все-таки слишком прекрасной, чтобы сбыться! И чтобы в том мог помочь какой-то клочок бумаги…
— Молчали, потому что хотели жить, — усмехнулся Рокка. — А теперь вот успокоились… Размякли. Нет, мы их проверим! Да и куш слишком большой, чтобы пренебрегать даже малейшей возможностью его сорвать! И потом, я тебе скажу по секрету: подручный Вольфа, который непосредственно руководил сокрытием богатств и уничтожением свидетелей, некто штандартенфюрер СС Дольман до сих пор жив и, по нашим сведениям, скрывается совсем недалеко — в Испании. Нам нужно его опередить! — и Рокка ткнул пальцем в письмо…
…До рассвета было еще далеко, и во тьме Вилли и Курт лишь в самый последний момент угадали очертания горы Монте-Соратте, перекрывшее половину звездного неба. Курт крепче вцепился в баранку — он и его приятель сразу догадались: едут они в секретный бункер фельдмаршала Кессельринга, где бывали уже не раз, охраняя Вольфа. Грузовики, наконец, остановились у въезда в один из главных тоннелей. Поразительно, но и здесь не было никакой охраны! Вилли что-то кольнуло в сердце: ему вдруг почудилось, что штаб командующего сбежал… Из темноты вдруг вышел одинокий офицер СС. Вилли вскинул автомат, а Курт с перепугу включил фары… И тут же выключил. И тут же — «Ф-у-у!» — отлегло от сердца… Полковник Дольман! Свои!..
…Как и просили авторы письма, скоро в газете «Глобо» появилось невинное объявление с номером телефона, по которому «синьора А.М.» и «синьор Антонио» должны были связаться с полномочными представителями банка. Стоит ли говорить, что под их личиной выступали агенты РЕИ, которых ждали сюрпризы. Первый: «синьора А.М.» назначила местом встречи людную римскую базилику Санта-Мария Маджоре, и святое место пришлось буквально нашпиговать «наружкой». Второй сюрприз синьора сообщила уже при встрече с «представителем диретторе Адзолини». Оказывается, она лишь посредник своего близкого друга «Антонио». Место тайника знает он один. И сам выходит с ней на связь. Конечно, если она сообщит ему, что банк пошел на его условия, он укажет, как с ним связаться… Хотя это не так-то просто. Он ведь немец. И живет в Западной Германии.
Полковник Рокка невольно подумал о Дольмане: неужели старый наци решил выслужить себе индульгенцию! Маловероятно, не такой он глупый «хват»… И потом «Шпинне», «Паук», тайная организация бывших эсэсовцев, действующая в Европе, не дремлет! Но кто же еще, кроме Дольмана, мог знать про тайник?! Кто не попался в сети «Шпинне»? Люди Рокка установили: подлинная фамилия «синьоры» — Морлупо. Узнали они и то, что в 1943 году в доме ее отца жил какой-то немец-эсэсовец. И вроде бы она с ним крутила любовь. Местонахождения сокровищ она, по-видимому, действительно не знала. Правда, у этой весьма деловой синьоры удалось выяснить, что тайник находится на старой виа-Фламиния, где-то в районе горы Монте-Соратте. Всего в тридцати километрах от Рима! Неужели так близко?! Но тогда это объясняет, почему по всей Италии больше не найти следов пропавшего золота… Боже, неужели и вправду все гениальное просто?! Ведь в Монте-Соратте, одиноко возвышавшейся в малолюдной местности, еще перед войной было начато строительство секретного подземного командного пункта для итальянской армии. Недра горы были изрезаны целым лабиринтом тоннелей, куда позднее, после высадки союзников в Анцио, перебрался со своим штабом из Фраскати фельдмаршал Кессельринг. Это факты, а вот и слухи, которые собрали агенты Рокка: после войны, как утверждают местные жители, Монте-Соратте стала обиталищем привидений. И еще: 83-летний священник дон Аббале рассказал, что ночью в начале мая 1944 года на горе слышалась сильная стрельба, а приблизительно через месяц, тоже ночью, раздался сильный взрыв. И с тех пор тихо!
Во время очередной конспиративной встречи «синьоре А.М.» было официально заявлено, что Итальянский банк принимает все условия! А на следующий день в Мюнхен по полученному от нее адресу выехали двое агентов
СИФАР.
…Дождь, то нудно моросящий, то падающий яростным ливнем, уже вторые сутки царил над Мюнхеном. В старомодном чопорном особняке с мокрым, раскисшим садиком его хозяин 42-летний Вильгельм Фогт задумчиво посасывал из высокого бокала знаменитое баварское пиво и глядел в окно.
— Совсем как у меня в родном Гамбурге, также сыро и ломит кости. А еще Бавария! — Фогт осушил бокал, поставил его на столик. — Жаль, пиво кончилось, господа, а мой старый добрый Фриц что-то не спешит выполнить мой заказ! Наверно, ему тоже не хочется мокнуть.
Двое смуглых мужчин у него за спиной, одетых с тем шиком, что выдает недалекий ум банковских служащих, явно не разделяли его пристрастия к пиву — в руках у них были бокалы поменьше, с вином. Впрочем, и Фогт нисколько не напоминал алкоголика. Высокий, стройный, до сих пор спортивный и жилистый, возраст обозначают лишь роговые очки, придающие и без того аскетическому лицу высокомерно-неприступный вид. Просто на него нахлынули воспоминания, вот и перебрал чуть-чуть. Ничего, для дела это то что надо…
— Вы прервались, герр Фогт, — сказал один из смуглолицых.
— Нет, я не прервался, — усмехнулся тот. — Если б не мой радикулит, который меня иногда донимает, вы ни за что бы не смогли узнать точное расположение золота наци. Или нации, как говорили тогда… Непонятно, да, синьоры?! Сейчас все поймете… Так вот! Дольман сел в головной грузовик, хотя сперва подошел к нашему, и это тоже спасло мне жизнь, — если бы он увидел мое лицо, он бы не успокоился, пока не нашел меня. Ну, колонна двинулась по тоннелю внутрь горы. Через несколько сот метров мы остановились в просторном зале, построились возле машин. К нам подошли еще трое офицеров — старший в звании оберштурмбанфюрера — и объяснили задачу. Предстояло перетаскать привезенный груз по нескольким галереям в небольшое помещение с бронированной дверью. Мы с Куртом, как проклятые, снова таскали тяжеленные ящики, складывали их штабелями. А когда дело подошло к концу, Дольман приказал каждой паре захватить по ящику и обратно в главный зал не возвращаться, а построиться в нише, недалеко от пересечения галерей. Там, мол, мы получим указания, каким маршрутом следовать в Рим… Не знаю, в чем было дело: в нелогичности приказа, ведь, получается, мы бросали собственные машины, чтобы вернуться в Рим, — а может быть, в автоматах, которые висели на груди у незнакомых офицеров… — Фогт умолк, поиграл желваками, будто снова переживая ту решающую для него минуту, — я прикинул, в начале тоннеля охраны нет… А ящик, который достался мне с Куртом, неожиданно оказался легким! Короче, я пожаловался Курту, что у меня разыгрался радикулит, попросил его одного отнести груз. И Курт согласился…
Дальнейшие поступки Вилли Фогта, как признался он сам, были продиктованы не разумом, а прямо-таки животным инстинктом самосохранения. Пока солдаты разбирали последние ящики, Вилли успел юркнуть в кабину и затаился. Он видел, как, едва в галерее скрылась последняя пара, в глубь горы направились часовые.
— Минут через пятнадцать из галереи послышались гулкие автоматные очереди, приглушенные крики и стоны. Еще толком не понимая, что произошло, я вцепился в свой «шмайсер», выскочил из кабины и бросился по тоннелю к выходу. Я убил бы любого, хоть самого рейхсфюрера, если б он встретился тогда мне на пути!
— А потом?
— Я пробрался в Монте-Арджентарио, где жила моя подруга-итальянка. Год скрывался у нее, а после войны вернулся сюда, в Германию.
— Где расположен тоннель?
— Я сам вам покажу, на месте. Иначе вы ни за что не найдете!
Повисла неловкая тишина. Будто они услышали крики расстреливаемых в галерее эсэсовцев… И тут резкий звонок заставил всех вздрогнуть.
— Минуточку, синьоры, — успокаивающе сказал хозяин, — это, наверно, мой Фриц наконец-то привез заказанное пиво.
Щелкнул замок входной двери. Послышалась монотонная дробь дождевых капель по влажным листьям деревьев. Внезапно ее разорвали сухие щелчки выстрелов. Агенты СИФАР выхватили свои служебные «беретты» и через секунду были уже на крыльце. Где-то справа во мгле взвизгнули на повороте тормоза, и опять воцарилась тишина…
Фогт лежал поперек бетонной дорожки. Один из агентов пощупал ему пульс.
— Да, второй раз надуть Дольмана Вилли не удалось!
— Черт, и нам — тоже!

Вадим ЕЛФИМОВ
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
(Окончание. Начало в №5.) Виа дель Корсо, пересекающая центр Рима, — улица, на которой никогда не смолкает движение. Шум, гам, автомобильные гудки: как-никак «сити»...
 
 
 


Архив (Новости Общества)

21.by в социальных сетях



Партнёры

  • армани официальный сайт сумки в butik.ru
© 2004-2018 21.by
Яндекс.Метрика