"24 часа помогаю людям, два дня хожу в зал". Фельдшер скорой стала чемпионкой страны по муай-тай. 21.by

"24 часа помогаю людям, два дня хожу в зал". Фельдшер скорой стала чемпионкой страны по муай-тай

15.04.2016 15:08 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

— Когда диспетчер предупреждает: «Пациент агрессивный», коллеги шутят: «Калашникова! Настя! Едешь с нами», — рассказывает фельдшер скорой помощи Минска с грозной фамилией и титулом чемпионки Беларуси по тайскому боксу (муай-тай). На скорой она уже три года, в профессиональном спорте — два. О том, как на тренировках помогают медицинские знания, а на вызовах — боксерские навыки, девушка рассказала TUT.BY.


— Я бы не сказала, что я талантливый боксер. Пришла — отжаться не могла, на шпагат садиться — я дубовая, — вспоминает, как все начиналось, Анастасия. — В спорт попала случайно. Общалась с молодым человеком, который занимался муай-тай. Он и привел меня в спортивный клуб, сказал тренеру: «Девушка должна уметь все».

— Ну ладно пироги печь, но боксировать? — переспрашиваю.

— Я тоже сначала удивилась, но потом… По-хорошему пойти на эту секцию мне нужно было лет в 15, когда на улице меня любили цеплять из-за моей неславянской внешности. Были моменты, пытались ударить. На такие случаи у меня даже принцип появился: бей и беги. Но я максимум толкала — и деру.


Сейчас об этом Настя рассказывает с доброй долей самоиронии, тогда было не смешно. Сегодня на работе у нее выходной, идти на тренировку сразу после соревнований не хочется — и мы встречаемся в редакции. Рост у нее 156 см, небольшие плечи — понять, как с такой хрупкой девушкой соотносятся слова "бокс" и "скорая", получается не сразу. Внешность у Калашниковой, и правда, восточная. Смуглая кожа, темные волосы и большие черные глаза. Как и почему она такая, говорит, не знает. Родной брат, уточняет, вообще блондин. Такой вот для родителей сюрприз, как и то, что дочка стала фельдшером.

— После школы училась на парикмахера-визажиста, как мечтала мама. На последнем курсе попробовала подрабатывать санитаркой в приемном покое БСМП. Тогда сюда везли всех — с ожогами, переломами, ЧМТ. После этого в медицине, наверное, я уже ничего не боюсь, — продолжает она. — Через год поступила в медколледж, затем попала на скорую. Работать, например, в поликлинике я бы никогда не смогла. Там, чтобы помочь человеку, нужно им долго заниматься. Мое — это экстренная медицина, когда есть только здесь и сейчас. Ты должен сделать все, чтобы пациент доехал до больницы живым, хотя бы стабильным.


В тайском боксе события тоже развиваются быстро: три раунда по три минуты. Только соперника ты можешь оценить до боя, с людьми, которые вызывают скорую, так бывает не всегда. У Насти парочка подобных случаев наберется, рассказывает один из них:

— Как-то диспетчеру сообщили: «Во дворе человек с травмой лица». Приехали, на лавке сидит выпивший мужик, у него на щеке царапина, из которой даже кровь не течет. Когда забрали его в машину, заметила: он все время чешет плечо. Спрашиваю, что там. Ничего, говорит, так зудит. Расстегиваю куртку, а у него ножевое. Кричу напарнику: я нашла травму. Конечно, вызовы бывают разные. Случается, набирают 30−40-летние мужчины, из интереса решившие засунуть пальцы в розетку. Но если хоть раз удалось спасти человека от инфаркта, к таким звонкам начинаешь относиться спокойно. На скорой говорят: один спасенный человек дает силы работать месяц.

«24 часа помогаю людям, два дня хожу в зал»

В течение всего разговора Анастасия переходит с медицинской темы на тему спорта и наоборот. В какой-то момент медицина перевешивает. Работать на скорой она начала на последнем курсе колледжа. После выпуска брала полторы-две ставки, но совмещать смены и тренировки было сложно.


— Сейчас у меня сутки через двое: 24 часа помогаю людям, два дня хожу в зал. Перед чемпионатом мира, который в мае пройдет в Швеции, занимаюсь утром и вечером. Вот только пока не знаю, поеду я на турнир или нет. Нужно еще найти спонсора.

В прошлом году Настя тоже ездила на «мир». Соревнования проходили в Таиланде. Тогда она выступала в категории до 51 кг, в этом году ее соперницы - девушки до 48 кг.

— Сбросить или удержать вес перед соревнованиями — самое сложное, — улыбается спортсменка. — Особенно, когда любишь сладкое и работаешь в ночные смены. Бывает, чтобы не уснуть, то конфету в рот забросишь, то шоколадку. А так приходится на девчонок смотреть и завидовать. Хотя эти республиканские соревнования в плане сгонки прошли легко. У меня был отпуск и режим.

​​

Пока беседуем, пытаюсь выяснить, как реагируют больные, узнав, что перед ними чемпионка. Девушка лишь пожимает плечами: никак. И, не меняя тон, продолжает:

— Тайский бокс у нас не так популярен, как биатлон или хоккей, поэтому о моих титулах люди зачастую даже не догадываются.

— Ну а если агрессивный пациент начинает нападать?

— Тогда мы должны вызвать милицию.

— Неужели никогда спорт не выручал на работе?

— Пару лет назад по телевизору показали сериал, в котором у сотрудников скорой в сумках с лекарствами якобы лежат наркотики. После этого у приемника больницы у нас пытались сумку украсть.


— Пришлось отбиваться?

— Нет, догонять.

— Но ты же боксер, а не спринтер.

— Когда знаешь, что в этой сумке несколько твоих зарплат, это стимулирует ускоряться. Вообще, бокс научил меня спокойно относиться ко многим вещам. Как-то открываем дверь, а оттуда сначала кулак, а потом недовольный молодой отец, которому показалось, что мы ехали слишком долго. Хорошо, с напарником успели отклониться. Думаю, многих домашних девушек это бы испугало. Мне проще, на тренировках противники почти каждый день наносят мне удары. История с мужчиной, конечно, неприятная, но я понимаю: у человека стресс.

«Ее смущали мои татуировки: как ты такая пойдешь к пациентам?»

— На ринге ты так же спокойна?

— На самом деле я ужасная трусиха. Иногда перед выступлением руки трясутся и тело становится ватным. Хотя у соперниц, которые видят меня впервые, я вызываю страх.


У девушки больше десяти татуировок. Пока общаемся, пытаюсь что-то рассмотреть. На руке, например, медсестра, на лице — маленький якорь, на ноге, говорит, боксерские перчатки. Люди, признается, реагируют на них нормально.

— Единственный человек, кому не давали покоя рисунки на моем теле, одна из моих преподавательниц. Она всегда ворчала, мол, как ты такая пойдешь к больным. На тот момент я уже около года отработала в медицине, видела разных людей и состояния. И может, это звучит грубо, парировала: если у моего пациента хватает сил возмущаться, значит, со здоровьем у него еще не все так плохо. Тем, у кого действительно что-то болит, нужна помощь, а не доктор с идеальной внешностью.


Мы общаемся больше часа. Калашникова то искренне смеется, то становится серьезной и собранной. Понять, что ей нравится больше: спасать людей или завоевывать титулы, как-то не получается. Поэтому последний вопрос такой: не было желания остановиться на чем-то одном — выбрать или спорт, или медицину?

— Работа в скорой очень тяжелая. И я совру, если скажу, что никогда не задумывалась уйти и стать, например, тренером. Но я понимаю: я морально привязана к этому месту и нигде, кроме медицины, себя не вижу. Наверное, не зря говорят, из скорой не уходят, на скорую возвращаются.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Анастасия Калашникова три года работает на скорой и параллельно занимается тайским боксом. На днях она стала чемпионкой Беларуси по муай-тай. О том, как на...
 
 
 


Архив (Новости Общества)

21.by в социальных сетях



Партнёры

© 2004-2019 21.by
Яндекс.Метрика