Смерть под колесами скорой: водитель до последнего верил в оправдание. 21.by

Смерть под колесами скорой: водитель до последнего верил в оправдание

Размер текста:
A
A
A

ГРОДНО, 21 окт — Sputnik, Инна Гришук. Мужчина вез по экстренному вызову пациента с инфарктом, в темноте не заметил девушку, которая резко выбежала на пешеходный переход и проигнорировала звуки ревущей сирены. И обвинение, и защита решили опротестовать решение суда. Водитель до последнего верил, что его оправдают, в прокуратуре считают, что наказание слишком мягкое.

Тем временем, коллеги обвиняемого уверены, что в Беларуси права водителей службы 103 не защищены, а пешеходы не приучены пропускать спецтранспорт.

"На его месте может оказаться каждый водитель скорой"

Последнюю неделю на подстанции №2 скорой медицинской помощи в Гродно только и разговоров, что об осужденном коллеге. Приговор суда еще не вступил в силу, его будут опротестовывать и обжаловать в областном суде.

Смертельный наезд на пешехода, который произошел в апреле нынешнего года, — первый в истории гродненской службы. Водители не понимают: в нелепое ДТП попал самый опытный водитель. Он много лет проработал на скорой помощи, спас тысячи жизней. А теперь за 10 лет до пенсии может лишиться прав, а по сути — средств к существованию.

Смерть под колесами скорой: водитель до последнего верил в оправдание
© Sputnik/ Инна Гришук
Водители скорой помощи Денис Юшкевич и Евгений Остапченя уверены, что включенные маячок и сирена не делают работу безопасной

Каждый примеряет ситуацию на себя и уверен, на что месте осужденного водителя может оказаться любой из них, причем, в любую минуту работы. Сотрудники скорой пришли к выводу, что оказались в ситуации правового бесправия.

"С одной стороны — мы считаемся спецтранспортом. Водители и пешеходы обязаны уступать дорогу спецтранспорту, который едет с включенными сиреной и маячками. Но если кто-то из участников движения не пропускает нашу машину, после чего происходит ДТП, то наказывают обоих водителей. По крайней мере, водитель скорой будет наказан стопроцентно", — говорит водитель скорой помощи Алим Софу.

Барышни бросились под колеса?

Осужденный водитель теперь с неохотой вспоминает о прошедшем судебном процессе. Он признался: за несколько месяцев судебной тяжбы устал и был готов смириться с приговором суда.

"Но сторона обвинения пришла к выводу, что мне вынесли слишком мягкое наказание, поэтому мы тоже решили обжаловать решение суда", — говорит по телефону обвиняемый водитель.

Его коллеги рассказывают: и сам мужчина, и весь коллектив до последнего верили, что водителя оправдают.

"Я лично был на нескольких процессах, слышал показания очевидцев. Они рассказывали, что барышни резко выбежали на зебру, до красного сигнала светофора оставалось 2 секунды. А скорая ехала с сиреной и маячками, они не могли не слышать и не видеть ее. Но при этом бросились под колеса, фактически совершая факт суицида", — рассуждает Алим Софу.

Другие водители вспоминают, что на услуги адвоката, который участвовал в многочисленных судебных заседаниях, пошло немало денег.

"Он очень много денег потратил. Все водители и врачи деньги собирали. Только наша служба миллионов 20 старыми деньгами насобирала. Это же очень дорого, тем более водителю скорой помощи с очень небольшой зарплатой", — добавляет водитель скорой помощи Евгений Остапченя.

Если ДТП с мигалками — вина обоюдная

"За мою пятилетнюю практику не было ни одного случая, чтобы не наказали водителя скорой, который попал в ДТП, когда ехал с мигалками", — говорит начальник отдела эксплуатации УЗ "Объединенная медицинская база" Олег Балбатович.

Как правило, водителя обычной машины называют за то, что он не пропустил спецтранспорт, а водителя скорой — за то, что не убедился в безопасности движения.

Смерть под колесами скорой: водитель до последнего верил в оправдание
© Sputnik/ Инна Гришук
Подстанция №2 скорой медицинской помощи в Гродно

Собеседник добавляет, что одна из главных проблема в их работе — в Беларуси слишком мягкие меры наказания для тех, кто не пропускает машины экстренной помощи. При этом, водители скорых оказались в самом уязвимом положении. Например, пожарные машины тоже находятся в такой же ситуации, что кареты скорой помощи. Правда, службу 101 пропускают чаще. Ведь у них весовое преимущество.

"Сравните 4-тонную "Газель" 103 и пожарный "Маз" весом в 15 тонн, в котором еще столько же воды. Если его не пропустить, то в случае аварии что останется от машины? Ну а с ГАИ вообще не поспоришь — у них красно-синие маячки", — сравнивает Балбатович.

Пешеходы показывают неприличные жесты

Большинство сходится во мнении: надо активнее приучать и пешеходов и водителей пропускать спецтранспорт. Ведь скорая едет на чей-то вызов, на кону — жизнь человека, дорога каждая секунда.

"Недавно был за границей, видел, как скорая помощь по дороге ехала. Во-первых, там сирену слышно за три квартала, а во вторых — все водители и пешеходы тут же очистили путь, они просто врассыпную бросились. Одна машина даже на встречку выехала, чтобы не мешать. У нас такого не встретите", — вспоминает Остапченя.

Его коллеги добавляют, что у нас самой большой проблемой являются пешеходы. Процентов 70-80 из них даже не реагируют, что едет скорая с сиреной.

Смерть под колесами скорой: водитель до последнего верил в оправдание
© Sputnik/ Инна Гришук
Коллеги обвиняемого уверены, что в Беларуси права водителей службы 103 не защищены

"Он идет по пешеходному переходу, видит машину 103 с мигалкой, а когда ему машешь, чтобы ушел с дороги, то и неприличный жест может показать. Пешеходам дали власть, они идут по дороге и даже не смотрят по сторонам, часто резко сворачивают, его поведение невозможно предугадать", — добавляет Остапченя.

Работаем на свой страх и риск за 400 рублей в месяц

Получается, что теоретически, у спецтранспорта есть преимущество, а на практике — нет.

После приговора суда многие признаются: когда отправляются на срочный вызов, то уже не видят смысла включать сирену и маячки. Так как они не гарантируют полную безопасность движения и то, что дорога будет свободной.

"Ведь все равно ехать нужно по правилам, следить, чтобы никто не вылетел и выскочил на дорогу. А если у нас человек умирает? А мы на каждом перекрестке ждем, когда нам уступят дорогу, теряем драгоценные секунды", — объясняет Остапченя.

Его коллега Денис Юшкевич добавляет: "Хочется, чтобы защита была на законодательном уровне. Так работать сложно — когда едешь на срочный вызов, нужно одновременно думать и о спасении пациента, и о том, чтобы быстрее приехать на вызов или привезти человека в больницу, при этом постоянно следить, все ли уступают нам дорогу. Работаем на свой страх и риск, при этом несем полную материальную ответственность в случае ДТП. И это за зарплату в 350-400 рублей в месяц".

Они добавляю, что если в ДТП водителя скорой признали виновным, то он должен заплатить штраф, а также за свой счет восстанавливать служебную машину. Конечно, руководство помогает, но все равно основные траты ложатся на плечи простого сотрудника.

Напомним, что смертельный наезд в Гродно произошел 20 апреля 2017 года на улице Советских пограничников. По информации ГАИ, скорая ехала с включенными проблесковыми маячками синего цвета и везла больного с инфарктом, машина двигалась по правой полосе. В это время с левой стороны по пешеходному переходу в направлении остановочного пункта возле обувной фабрики ускоренным шагом направились две девушки. Одна из них успела забежать на тротуар, вторую сбила машина.

 
Теги: Гродно
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Водитель скорой помощи, под колеса которой бросилась девушка, собирается опротестовать решение районного суда Гродно, который приговорил его к 2,5 годам "химии" и 4...

Комментарии


 
 
 


Архив (Новости Общества)

21.by в социальных сетях


Яндекс.Метрика