Последний казахстанец - защитник Брестской крепости умер в Алматы. 21.by

Последний казахстанец - защитник Брестской крепости умер в Алматы

23.06.2018 15:03 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Ушел из жизни последний казахстанец-защитник Брестcкой крепости Габбас Жуматов, пишет «Вечерний Брест» со ссылкой на Консульство Республики Казахстан.

Габбас Жуматович был призван в Красную армию в конце 1939 года. Попал во 2-ю батарею 3-го дивизиона 204-го гаубичного артиллерийского полка 6-й стрелковой дивизии в Бресте, в первый день войны принимал участие в обороне Брестской крепости.

В своем интервью руководителю интернет-проекта «Я помню» он так вспоминал события тех дней:

«22 июня 1941 года я в 10 часов должен был ехать домой, меня демобилизовали, и вот ночью, когда все спали, нашу казарму затрясло. Мы спросонок думали: дождик, гроза, а я подумал — землетрясение. Но откуда? Это же Белоруссия, а не Средняя Азия, здесь землетрясения не может быть… Мы в одном нательном белье выскочили на улицу, и сразу же несколько человек были сражены осколками снарядов. Я на землю упал, а рядом со мной двадцатипятилетний солдат лежал, и он говорит: „Ребята, война!“ Мы быстро вернулись в казарму, кое-как оделись и побежали к пирамиде, в которой стояли наши винтовки. Я как командир отделения связи взял еще свою радиостанцию — 6ПК, а артиллеристы побежали к своим пушкам. Добежали до пушек, а немцы по нам бьют и бьют, у нас уже тяжелораненые появились. Заняли позиции, а офицеров у нас тогда не было, они растерялись, потеряли управление.

Новости БрестаДома комсостава находились в 800 метрах-километре от позиций, а офицеры к нам пришли только в 9 часов… Война началась в 4 часа, а офицеры пришли утром… До этого у нас только один лейтенант — командир взвода был, который ночью 22 июня дежурил, и все… Мы, красноармейцы, сержанты, были предоставлены сами себе. Нам пришлось взять командование на себя… Казалось, мы могли уйти куда угодно, спрятаться, офицеров-то не было, но все, кто был со мной, остались на своих местах. И приняли первый бой…

Немцы сперва полтора часа обстреливали нас из пушек, а потом пустили авиацию. Причем и артиллерия, и авиация очень точно работали, немецкие самолеты даже за пешими солдатами гонялись.

В нашем полку на вооружении была 152-миллиметровая пушка-гаубица — это тяжелое орудие, оно на 18 км стреляло. Мы не должны были стоять на прямой наводке, а здесь пришлось, потому что немцы пустили танки.

Через два часа после начала войны немцы пошли в наступление. Впереди шли танки, а за ними пехота, причем они наступали спокойно, как будто на парад шли, и никто не может их задержать. Но тут не получилось. В первые же часы войны наш дивизион уничтожил восемнадцать танков и до батальона пехоты. Я в этом бою корректировал огонь дивизиона.

Вот так мы встретили первые часы войны. Однако силы были неравные… Немцы были хорошо вооружены, прекрасно подготовлены, и нам пришлось отступать. Отступали с боями, а недели через две у нас просто закончились снаряды, и взять их было негде. Так что орудия нам пришлось уничтожить, и дальше мы уже воевали как простая пехота.

К этому времени мы попали в окружение. Командовал нами тогда начальник штаба полка Лукьянчиков Иван, хороший, грамотный офицер. Мы смогли прорваться к своим, причем вышли со знаменем полка. Правда, от полка нас тогда осталась небольшая группка — очень многие погибли в первые дни…

Выходили мы болотами. Немцы наступали по дороге Брест-Минск, знаменитая шоссейная дорога, а мы шли по лесам и болотам. Немцы же как поступали — основные силы продолжали наступление, а небольшую часть они оставляли для борьбы с окруженцами. Причем в большой деревне немцы оставляли гарнизон в 30−35 человек, а в маленьких — 5−6. И вот этим мы и воспользовались. Нас сорок девять человек было, мы эту деревню маленькую окружили, кричим: „Ура!“ Застали немцев врасплох. Захватили у них автоматы, гранаты, у них такие интересные гранаты были — с длинной деревянной ручкой, удобно бросать, я до сих пор помню. А у нас к тому времени гранат практически и не было, израсходовали, две недели же война идет. Взяли мы этих немцев в плен и пошли дальше. Немцы раненых несли.

Вообще, в первые дни мы совсем не всегда воспринимали немцев как врагов. Вот помню, шли мы по лесу, видим небольшое озеро, в котором немцы лошадей купали. Мы смотрим — они такие же, как мы. Молодые, 18−19 лет, в трусах. Ну как их стрелять?! Они же купаются… Как их стрелять? Не воспринимали мы их еще как врагов, хотя смерть уже видели.

Потом к нам подошел офицер и давай нас ругать. Мы за винтовки взялись, а немцы в это время уже опомнились. Но сопротивляться не смогли — часть мы убили, часть поймали, а часть сами руки подняли.

Вот такое первое ощущение о войне… Не думайте, что сразу была такая ненависть. А вот дней через 10−20… Когда он убивает твоего друга, соседей, какое же может быть лояльное отношение? Они же убивают, никого не щадят, а раз убивают — значит, уже никакой пощады не может быть.

Из окружения мы вышли в районе Гомеля, там как раз тогда формировалась новая часть из жителей приграничных районов Белоруссии, которым 35−40 лет было. Выходили мы ночью. В первые же дни войны немцы воевали только днем. Начинали в 9 часов, а с закатом солнца заканчивали. Такая вот у них военная дисциплина была. Но мы-то не так воевали, мы как раз искали моменты, чтобы застать их врасплох. Так что мы смогли прорваться к своим. Причем мы не просто так выходили, а со знаменем и оружием, среди которого было много трофейного, мы во время боя старались подбирать немецкие автоматы, гранаты.

Так как мы вышли со знаменем и оружием, то нас никакой проверке не подвергали. Мы просто влились в ту часть, которая формировалась под Гомелем. Причем, так как мы были уже обстрелянными воинами, хоть немножко, но уже нюхавшие порох, нас всех поставили командирами. Меня назначили командиром взвода управления батареи 76-миллиметровых полковых пушек».

Спустя несколько месяцев после описанных событий Жуматов был переведен в 573-й артиллерийский полк резерва главного командования. Принимал участие в обороне Москвы, участвовал в параде 7 ноября 1941 года. После обучения в артиллерийском училище в составе истребительно-противотанкового полка 5-го кавалерийского корпуса освобождал Украину, Молдавию, Югославию, воевал в Румынии и Венгрии.

 
Теги: Брест, Гомель
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Габбас Жуматович был призван в Красную армию в конце 1939 года. Попал во 2-ю батарею 3-го дивизиона 204-го гаубичного артиллерийского полка 6-й стрелковой дивизии в...
 
 
 


Архив (Новости Общества)

21.by в социальных сетях


© 2004-2018 21.by
Яндекс.Метрика