Через час после колоноскопии женщина умерла от сердечного приступа. СК разбирается в ЧП в больнице. 21.by

Через час после колоноскопии женщина умерла от сердечного приступа. СК разбирается в ЧП в больнице

03.10.2019 08:41 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

По заявлению жительницы Минска Ирины Батюк СК проводит проверку в отношении медиков Браславской центральной районной больницы. Там в апреле этого года, примерно через час после колоноскопии, умерла ее мать — 70-летняя Регина Мищенко. «Насторожил результат вскрытия: смерть наступила от сердечного заболевания, хотя мама на сердце не жаловалась, ее беспокоили боли в животе. Потом мы заподозрили, что в ее медицинские документы задним числом вносят информацию», — заявляет дочь пенсионерки. Она ведет активную переписку с Минздравом, СК и прокуратурой и надеется, что в причине смерти родного человека объективно разберутся.


Регина Мищенко. Фото: личный архив семьи Регины Мищенко

Жаловалась на боли в животе, а умерла от болезни сердца

Регина Казимировна Мищенко поступила в Браславскую ЦРБ 12 апреля с жалобами на боли в животе, которые сопровождались потерей сознания. Ей сделали УЗИ и обнаружили камни в желчном пузыре. Десять дней женщина лечилась в хирургическом отделении.

22 апреля пациентку выписали с диагнозом «гастродуоденит неуточненный». Доктор, проводивший УЗИ, предположил: камни в желчном пузыре не могут быть причиной болей в животе. Женщине назначили дополнительное исследование — колоноскопию под наркозом.

Утром 29 апреля Регине Мищенко сделали колоноскопию. Примерно через час после процедуры женщина умерла в палате.

Патологоанатом заключила, что причиной смерти стала атеросклеротическая болезнь сердца с артериальной гипертензией.

— Но наша мама никогда не жаловалась на сердце, не было у нее и проблем с давлением, — говорит Ирина Батюк. — Она вела здоровый, подвижный образ жизни, любила путешествовать, всегда следила за собой. В ЭКГ и анализах, сделанных перед колоноскопией, не было никаких отклонений от нормы.

Похоронив родного человека, Ирина Батюк пошла в районную больницу. Из разговоров с докторами она узнала вот что.

— Доктор, проводивший колоноскопию, сообщил, что ему не удалось довести процедуру до конца, так как кишечник был плохо очищен. С его слов, он убедился, что пациентка вышла из наркоза, и занялся следующим человеком. Маму отвезли в палату № 12 хирургического отделения. Там она вначале находилась одна — дежурная медсестра выполняла в это время какие-то поручения. Затем к ней на 15−20 минут зашел анестезиолог. Он измерил маме давление, причем сделал это, по его заявлению, четыре или пять раз. И результат всегда был 110/80.

Позже, как выяснила Ирина, в палату зашел хирург.

— Он увидел, что пациентка — в критическом состоянии. Мама успела сказать, что у нее сильные боли в животе. И потеряла сознание. Хирург, по его словам, позвонил анестезиологу, тот прибежал через 3 минуты. Они вдвоем в течение 40 минут проводили реанимацию. И, как заявляет хирург, сделали все, что могли.

Родные Регины Казимировны не могут понять, как так вышло, что перед самой смертью она жаловалась хирургу на боли в области кишечного отдела, а умерла от болезни сердца.

— Вскрытие, как сообщили нам врачи, показало, что все внутренние органы были в норме. На ряд вопросов, касающихся проблем с сердцем, а также препаратов, вводимых маме во время реанимации внутривенно, анестезиолог ответить не смог. Сказал, что все это есть в истории болезни. Но историю болезни, как и лист назначений с эпикризом, нам не показали, — отмечает Ирина Батюк.

После смерти пациентки родственники, по их словам, увидели на ее лице гематому — на переносице — и синеву под глазами. Но в заключении патологоанатома сказано, что телесных повреждений нет.


Регина Мищенко с мужем и внуками. Фото: личный архив семьи Регины Мищенко

«Пациентка в состоянии клинической смерти разговаривала по телефону?»

— В показаниях медиков много несоответствий, — продолжает дочь. — Так, хирург и анестезиолог утверждают, что проводили реанимацию 40 минут. А в официальном документе из облздрава уже другое время — 30 минут. В этом письме сообщается, что хирург прибыл в палату к маме в 10.20, через минуту — в 10.21, сюда зашел анестезиолог, а в 10.50 уже констатирована биологическая смерть пациентки.

Родные сделали распечатку телефонных разговоров Регины Мищенко и обратили внимание на такой момент.

— С 10.21 и до 10.24 — то есть в то время, когда, по утверждению медиков, пациентка была в состоянии клинической смерти, а они проводили ей реанимацию, мама разговаривала по телефону с женой брата. При этом она жаловалась ей на сильную боль в животе и говорила, что в палате рядом с ней никого нет. На мой взгляд, этот факт вообще ставит под сомнение, что реанимационные действия проводились, — заявляет Ирина Батюк.


Ответ облздрава. Фото предоставлено Ириной Батюк

«Куда исчезли камни из желчного пузыря и медицинской документации?»

Дочь просит СК провести экспертизу медицинских документов матери, так как считает, что после ее смерти в них не раз вносили изменения.

— В частности, в электронной амбулаторной карте матери изменили диагноз «камни желчного протока с холециститом» на «эссенциальную (первичную) гипертензию». Комиссия Минздрава сообщила мне, что, по заключению патологоанатома, камней в желчном пузыре матери не обнаружили. При этом желчекаменную болезнь у мамы диагностировали в 2018 году. А на УЗИ за 17 дней до маминой смерти врач сообщил моей сестре, медработнику Браславской ЦРБ, которая присутствовала при проведении этой процедуры, что камни увеличились. Мы планировали делать матери лапароскопию желчного пузыря в больнице в Минске, и у нас на руках были результаты всех обследований и анализов. Поэтому хочется узнать: что же стало с камнями? Почему они исчезли из желчного пузыря и из электронной документации?




Проверки провели медики, сейчас разбираются следователи

Жалобу Ирины Батюк рассмотрела комиссия Минздрава. Ведомство сообщило ей, что диагноз «артериальная гипертензия 1 степени» Регине Мищенко поставили в марте 2018 года. После чего ее поставили на диспансерный учет.

«Смерть вашей матери наступила от острой левожелудочковой недостаточности, обусловленной наличием атеросклеротической болезни сердца на фоне артериальной гипертензии, и не имела причинно-следственной связи с проведенной колоноскопией и внутривенным наркозом», — констатирует первый заместитель министра здравоохранения Дмитрий Пиневич.

Первый замминистра также сообщает, что в компетенцию комиссии Минздрава не входит «установление факта подделок медицинских документов, внесения в них информации задним числом».

Еще раньше свое расследование провел облздрав. Он также пришел к выводу, что в 2018 году в связи с артериальной гипертензией Регину Мищенко взяли на диспансерный учет. Ей был «составлен индивидуальный план диспансерного наблюдения, назначены антигипертензивные лекарственные средства, предложено проведение дальнейшего диагностического обследования».

— Однако никто из членов нашей семьи не знал, что ее поставили на какой-либо учет. Маме не предлагали вести дневник измерения давления, не назначали никаких профилактических мероприятий и лекарств от повышенного давления, ее ни разу не направили на консультацию к кардиологу, не делали УЗИ сердца.

По заявлению Ирины Батюк о ненадлежащем оказании медпомощи ее матери Браславский райотдел Следственного комитета проводит проверку.

— Надеюсь, что следствие объективно разберется во всех действиях медицинского персонала районной больницы и Ахремовецкой амбулатории по месту жительства, — говорит дочь умершей женщины.

Что могло произойти?

Врачи, которых TUT.BY попросил прокомментировать ситуацию, воздерживаются от однозначных выводов — даже анонимно.

Медики делают акцент на том, что сложно оценивать ситуацию, не видя никаких документов (особенно результатов вскрытия — их не дали родственникам), не зная анамнеза, не видя документов по процедуре и последующим реанимационным действиям, но предполагают: у конкретно этой пациентки сердечная смерть могла наступить как сама по себе, так и в результате нагрузки на сердце из-за болей от перераздутого во время процедуры кишечника (его во время колоноскопии накачивают воздухом), проявившихся после окончания действия анестезии. Но это, говорят они, вряд ли вина врача: болевой порог у каждого свой, здесь же еще нужно учитывать возраст и кардиологический анамнез пациентки.

— Если в этой ситуации действительно будет виноват кто-то из врачей — следствие этого не упустит. У нас, увы, даже возможные и во всем мире происходящие осложнения от любых медицинских манипуляций скорее повернутся против врача, чем кто-то скажет: да, мы вам очень сочувствуем, но так бывает — люди умирают даже тогда, когда умереть, по мнению родственников и врачей, не должны были.

Но врачи обращают внимание пациентов на то, что проведение колоноскопии (как и многих других медицинских манипуляций) действительно может сопровождаться развитием осложнений, в том числе могущих привести (но не обязательно приводящих!) к летальному исходу — довольно частым (во всем мире!) является перфорация кишечника. Она могла бы привести к смерти: если объяснять очень просто, то через дефект, образовавшийся в стенке кишки, газ попадает в брюшную полость, вызывает боли, это приводит к повышению нагрузки на сердце, если резерв сердца снижен — к повреждению миокарда и сердечной смерти. Это редкие случаи, чаще всего перфорацию успешно без каких-либо тяжелых последствий устраняют хирургическим путем.

— Но если бы здесь была перфорация кишечника, вряд ли Минздрав в своем ответе так категорично утверждал бы, что смерть не находится в причинно-следственной связи с проведенной колоноскопией — этот вопрос ставили бы перед экспертами.

В стране сейчас запущена программа скрининга колоректального рака — и медики рекомендуют скрининговую колоноскопию в возрасте от 50 лет даже людям, которых ничего не беспокоит. «В 30−40% таких случаев при скрининговой колоноскопии мы выявляем различные предраковые изменения», — рассказывал ранее TUT.BY главный внештатный эндоскопист Минздрава Владимир Седун. Специалист также говорит о возможных осложнениях скринингового и диагностического исследования.

— В результате колоноскопии могут быть осложнения, например, может возникнуть перфорация толстой кишки. Это отверстие в толстой кишке, которое потребует хирургического лечения. Это редко, но бывает, и об этом надо знать, потому что у нас в большинстве случаев пациенты не знают, какие могут быть осложнения в результате колоноскопии. А может быть кровотечение, заворот кишок, кишечная непроходимость…


Важно знать: перед конкретно этой процедурой, а также перед анестезией каждого пациента обязаны ознакомить с возможными рисками и осложнениями — под роспись. Подписывала такой документ и умершая в Браславской больнице Регина Мищенко, говорит ее дочь.


«Вся наша жизнь — это весы. И если на одну чашу мы кладем полезное, а на вторую — вредное, то какая чаша перевешивает? Это должен решать не только врач. Пациент тоже должен принимать какое-то участие в своей судьбе», — говорил TUT.BY в большом интервью главный внештатный эндоскопист Минздрава Владимир Седун.

Мы будем следить за окончанием проверки по делу умершей Регины Мищенко.

Читайте также:

Использование материала в полном объеме запрещено без письменного разрешения редакции TUT.BY. За разрешением обращайтесь на nn@tutby.com

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
«Насторожил результат вскрытия: смерть наступила от сердечного заболевания, хотя мама на сердце не жаловалась, ее беспокоили боли в животе», - заявляет дочь...
 
 
 


Архив (Новости Общества)

21.by в социальных сетях



Партнёры

© 2004-2019 21.by
Яндекс.Метрика