Три судьбы. 21.by

Три судьбы

Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Вечерний Минск

Ольга

Эта немолодая элегант­ная женщина внешностью подходит для плаката: красивая, седая, строгая, с орденскими планками на лацкане пиджака. В 1930-е годы была секретарем отдела писем газеты«Звязда». А затем ее пригласили в военный отдел ЦК КПБ. Боевой была, деловой, энергичной, выступала с дельными предложениями.

22 июня услышала страшную весть — и бегом к месту работы. Сразу начали паковать документы, грузить и отвозить. Работали под бомбежками днем и ночью.

Ольга Павловна оказалась в Куйбышеве, трудилась на авиационном заводе. А через год ее вызвали в Москву в штаб партизанского движения. Работа заключалась в поиске людей для деятельности в тылу фашистов, оказании помощи партизанам, которые к 1942 году имели уже связь с Москвой.

Выполняя задания, ей приходилось встречаться с людьми, о которых сейчас рассказывают легенды.

— Много раз видела Ворошилова, он являлся командующим партизанским движением, — вспоминает Легчилова. — Это был человек энергичный, с очень живыми глазами, внимательный к окружающим. Злым я его никогда не видела, хотя время было суровое. Незабываем для меня и Пантелеймон Пономаренко. Очень заботливый, хотя с виду казался суровым, строгим. Как-то Пантелеймон Кондратьевич был на Калининском фронте, отправлял группу в тыл врага и приехал в 4 часа утра, а мы работаем. Он дал машину, чтобы отвезти нас в гостиницу, и приказал спать. Собственно, он так поступал всегда, если мы задерживались на работе до двух-трех часов ночи.

Я отправляла в тыл противника знаменитую Веру Хоружую, лично грузила в машину все необходимое. Помню похороны Янки Купалы, белорусская делегация провожала его в последний путь. Была знакома с дедом Талашом.

Ну и, конечно же, со знаменитыми командирами партизанских отрядов. Мы встречались с Малининым, Прохоровым, Жижелем, Машеровым, Мазуровым… С женой Мазурова Яниной Станиславовной дружили. Эта дружба и после войны продолжалась. Наши дети, мой Саша и ее Виктор, поступили вместе в суворовское училище.

— Ольга Павловна, вот вы уже затронули тему мирного времени. Почему в Москве не остались?

— Меня оставляли работать в институте внешних отношений, но я не согласилась, рвалась на родину, в Минск. Страшно соскучилась по родителям. Сами понимаете, столько лет разлуки! И очень хотелось встретиться с братом Сашей. Я так волновалась за его судьбу.

Александр первый. Брат

Он увлекался поэзией. Даже Якубу Коласу показывал свои стихи. Песняр почитал их, кое-что отметил, но строго наказал: надо учиться!

Саша также работал в газете«Звязда» — сначала техническим секретарем, а затем литературным сотрудником. Перед войной по путевке комсомола пошел служить на флот. 22 июня встретил в Севастополе.

— Его после войны называли белорусским Маресьевым, — рассказывает Ольга Павловна. — Только Алексей Маресьев был летчиком, а мой брат — моряком.

Случилось все в Сталинграде. Война откатилась от его стен, и Волжская военная флотилия очищала фарватер реки от мин. На одной из них 9 мая 1943-го подорвался тральщик, на котором дивизионным минером служил лейтенант Александр Русанович. Подоспевшие спасатели не нашли в живых никого. На временном обелиске братской могилы написали фамилии погибших. Вторым значился Александр Русанович.

Однако он остался жив. Пришел в себя в воде. Рядом оказался еще один живой матрос с обломком фальшборта. Вместе и поплыли. Их заметили с проходившего катера, подняли на борт. Александра, сразу потерявшего сознание, отправили в госпиталь. У него была ранена нога, началась гангрена. Пришлось прибегнуть к ампутации.

— Я приехала к брату, зашла в палату и чуть в обморок не упала, — вспоминает Ольга Павловна. — А он успокаивает: я еще стану на ноги, буду воевать с фашистами! Две недели я пробыла у него. И убедилась: брат тренировался до изнеможения. Он разработал свою методику, упражнения. Более семи месяцев находился в госпитале. И вот настал тот день, когда лейтенант Русанович чеканным строевым шагом вошел в комнату, где заседала экспертная комиссия, и доложил:

— Готов продолжать службу в Военно-морском флоте!

Заключение было единогласным: годен!

В Кремле Калинин вручил моряку орден Отечественной войны. А потом Русанович служил в одной из речных флотилий, поступил в Военно-морскую академию в Ленинграде. И через четыре года вернулся в Севастополь преподавателем в Высшем военно-морском инженерном училище.

В одном из санаториев они встретились с Маресьевым. Об этом Александр оставил воспоминания. И стихи продолжал писать вместе с научными трудами по военно-морскому мастерству.

— Капитан первого ранга Русанович сердцем был с Беларусью, приезжал сюда постоянно, выступал во многих городах, — говорит Ольга Павловна. — Душой оставался минчанином, его здесь любили и знали. Поэтому в честь его и названа одна из улиц столицы.

Александр второй. Сын

Есть всеми любимые песни. Они звучали и будут звучать, волнуя сердца. Среди них«Унесенные ветром»,«Горе — не беда»,«Дети войны»,«Белый аист»,«Причал»,«Мелодия любви»,«Горька ягода». Ну и, конечно,«Чарка на посошок». Автор слов этих песен — Александр Легчилов, которого уже нет среди нас.

Стараниями Ольги Легчиловой(в девичестве Русанович) недавно был издан седьмой сборник стихов ее сына. Все авторы знают, как тяжело это сделать, если у тебя проблемы с финансами и если тебе скоро 90 лет!

Ольга Павловна, когда вручала мне книгу, сказала:

— Александр писал почти до последнего дня. И просил, чтобы мы собрали все, что не напечатано, и издали на память детям и внукам. Он писал и на белорусском языке, и на русском. И все-таки предпочтение мы отдали написанному на родном языке. О любви к родному краю, Минску, Беларуси. Оставшиеся стихотворения, а их около ста, надеюсь, издадим позже. Хорошо, что в этом деле нам помогают государство и добрые люди. Спасибо им, и в частности сотрудникам издательства«Мастацкая літаратура». Для нас это большое счастье, что вышел сборник«Острова счастья».

Первое стихотворение Саша написал в седьмом классе. Однажды у школьников гостил композитор Юрий Владимирович Семеняко. И кто-то попросил гостя написать отрядную песню. Тот согласился с условием: музыка — моя, а слова — ваши.«Нет проблем, — закричали ребята. — У Саши Легчилова две тетради стихов». Семеняко взял эти тетради, и через некоторое время появилась песня. Ее пели не только школьники, но и солисты филармонии, она часто звучала по радио. Кстати, с Юрием Владимировичем они еще раз встретились, когда Александр вернулся из армии. Написали песню«Мой родны Мінск».

По специальности Александр Кузьмич был также журналистом. Однако больше тяготел к экономике, стал кандидатом экономических наук, доцентом.

За трудовую деятельность Александр Легчилов отмечен Почетной грамотой Совета Министров Беларуси, был депутатом Минского городского совета. И в творчестве получил признание. Его песни поют Лев Лещенко, Иосиф Кобзон, знаменитый ансамбль имени Александрова,«Сябры».

Его помнят земляки. На улице Якуба Коласа на доме № 50 установлена мемориальная доска в память поэта Александра Легчилова. И над Минском звучат его песни.

Автор: Евгений КАЗЮКИН

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Тридцатые годы прошлого столетия для молодого поколения минчан Русановичей были насыщенными. Брат и сестра, Ольга и Александр, пытались охватить необъятное....
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Культуры)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика