«Чудо я, Саша, видал». Почему Лукашенко и его команда не могут остановить протесты. 21.by

«Чудо я, Саша, видал». Почему Лукашенко и его команда не могут остановить протесты

20.10.2020 12:35 — Новости Экономики | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

Как все примитивные дамские романы заканчиваются свадьбой, так все милицейские — тюрьмой для главного нехорошего героя. И чувством нравственной правоты у всех причастных к посадке. Отличие жизни от школьного сочинения и примитивной литературы в том, что ничего вообще не кончается — ни свадьбой, ни посадкой, ни даже смертью. Остается память, история продолжается.

  • Ольга ЛойкоГлавный редактор политико-экономического блока новостей

    Окончила два белорусских вуза (БГУ, БГЭУ), после чего пришлось обратиться в вуз британский, чтобы вернуть веру в высшее образование. Сфера журналистских интересов широкая, микро- и макроэкономическая. Свою задачу формулирует как «увидеть интересное в важном и важное — в интересном». Жизненное кредо: масштабы личности определяются количеством идиотов, которым до нее есть дело. Так что личные наезды на тутбаевских форумах воспринимает как комплимент.

Вчера в Беларуси был обычный круговорот заключенных. Одни — сели, другие — вышли.

Посадили моих коллег-журналистов, ничего не нарушавших и мирно выполнявших свою работу. Вранье из протокола так органично перетекает во вранье в решении, что посредник в виде судьи выглядит уже избыточным звеном. Коллега вот предлагает «тройки» НКВД возродить, перейдя на внесудебные расправы. Разумно.

Кстати, про уголовное дело именно этого коллеги, Сергея Сацука из «Ежедневника», недавно трогательно говорил тогдашний глава КГК: «Журналистика — это тонкая сфера деятельности, где должны работать люди порядочные. Суперпорядочные». Прошло полгода, и остались ли у меня в друзьях коллеги, не судимые, не под следствием и не лишенные аккредитации? Кажется, пара пока есть. Но те, кто на свободе, условно, очень условно.

Вышли политзаключенные, Виталий Шкляров, Лилия Власова, авторитетные и уважаемые в своих профессиях люди. Очевидно, что выйдут и остальные. А какие варианты? Сделать из банкира или юриста графа Монте-Кристо, закатав ни за что по полной — странное даже для белорусских реалий решение. Для этого нужна яркая личная вражда (кейс «Путин-Ходорковский»), а тратить место, время и эмоции на незнакомых людей, чьи мотивы тебе мало понятны? Так тюрьма не резиновая, надо пугать и ломать новых. И тут плохая новость для верных и непредавших бессменного главу государства: и пугать, и ломать куда интереснее своих, понятных, идейно близких. Благо на них и компромата припасено.

Взятая в Беларуси на вооружение идея ломать лидеров с блеском провалилась. Во-первых, протест без лидера оказался слишком рассредоточенным, размазанным во времени и пространстве, что неудобно для подавления и прорывается нескрываемым раздражением силовиков, имеющим, оказывается, претензии даже к дворовым чаепитиям.


Фото: читатель TUT.BY

Во-вторых, лидер не просто так лидером оказался, это не глава какого-нибудь исполкома или член инициативной группы (один из десяти тысяч). Это харизма, морально-волевые качества, репутация. В итоге сам он не ломается, или молчит, вроде экс-главы президентского пула на ОНТ Дмитрия Семченко, или откровенно фиглярствует, вроде Дениса Дудинского и Дмитрия Кохно. Да еще и сочувствующих и заступников у него находится немало и в самых неожиданных местах. И вот уже одиозно-провластный российский телеведущий Владимир Соловьев топит за опальную белорусскую баскетболистку Елену Левченко. «Вот эта жестокость зачем? Что-то кому-то показать? Притом показная жестокость к людям, которые всю свою карьеру посвятили славе белорусского спорта. Или что? Важна не слава белорусского спорта, а личная преданность Лукашенко? <…> Надо вот так мелко что-то показывать? То есть показывать притворное милосердие, встречаясь в СИЗО КГБ и потом выпуская оттуда людей? А спортсменам показывать, чтобы знали свое место? Мне просто кажется, что закон един для всех бесспорно, но просто власть не должна быть мелкой. <…> Я за гуманизм. Я Лену знаю лично, я за нее просил. Я этого не стесняюсь», — заявляет Соловьев. И вот уже и его поклонники начинают косо смотреть на белорусские безобразия.

Ключевая задача власти сейчас — остановить протесты. На худой конец, сделать вид, что их нет. Кстати, теме сдувания/отсутствия протестов выделили прайм-тайм в прошедшее воскресенье, отдав под репортажи и рефлексию силовиков и телепропагандистов основное время итоговых новостных программ. Но и в партизанских условиях и журналисты, и просто граждане смогли показать, что такое третий месяц сдувающийся протест даже в условиях бесконечных задержаний, штрафов, суток, дубинок, резиновых пуль, светошумовых гранат и водометов-предателей.


18 октября в Минске. Партизанский проспект. Фото: TUT.BY

Точка невозврата пройдена, и ничего не прекратится ни угрозами, ни посулами псевдодиалога для избранных. Потому что избранных люди не избирали, а удобство человека для власти — не равно избранности.

Всебелорусское собрание теперь на улице, потому что его выгнали отовсюду. И потому, что в нашей жизни было 16 августа. День первого большого действительно всебелорусского собрания. День, который можно описать цитатой из великого русского поэта Николая Алексеевича Некрасова: «Чудо я, Саша, видал». Тысячи людей шли по улицам Минска. Мимо разбредающихся с провластного митинга, мимо малочисленных еще милицейских кордонов. Набитый вагон метро скандировал сперва удивленно, потом уверенно «Жыве Беларусь». Ближе к центру колонны сливались в десятки тысяч. И вот первая видовая точка — путепровод на Немиге. И море. Бело-красно-белое море, волнами стекающееся к стеле. Флаги, плакаты, смеющиеся дети и плачущие старики: «Думал, не доживу! А дожил! Жалко, Статкевич не видит». Дожили.


Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Никто, кто в те первые дни был на улице, не поверит телевизионному бреду про бандитов на улицах. А были — сотни тысяч. Не все смогут каждую неделю выходить на марши — «сутки», работа, дети, простуды, разогнали на подходе. Но тысячи людей собираются вопреки всему. А дальше сработает любой триггер, и тысячи станут сотнями тысяч. Потому что мы знаем, сколько нас. Потому что нас обсчитали, оскорбили, лишили права на профессию, на суд, на справедливость. И дальше будет как в самом популярном анекдоте недели.

— Протесты затухают.

— Ты балота тушыў?

— Нет.

— То маўчы і назірай.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 
Теги: Новости, Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Точка невозврата пройдена и ничего не прекратится ни угрозами, ни посулами псевдодиалога для избранных. Потому что избранных люди не избирали, а удобство человека...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Экономики)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика