«Это с самого начала поход против власти». Эксперты о том, чем российские протесты похожи на наши. 21.by

«Это с самого начала поход против власти». Эксперты о том, чем российские протесты похожи на наши

25.01.2021 17:35 — Новости Экономики | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

Выходные в России ознаменовались массовыми протестными акциями в поддержку арестованного Алексея Навального, столкновениями с силовиками на них, задержаниями, селфи из автозаков и сутками в отделениях полиции. Похож ли протест в России на массовые протесты в Беларуси прошлого года, что они значат для Беларуси и Лукашенко и могут ли быть полезны для белорусов — мнения экспертов об этом TUT.BY собрал в одном материале.


Фото: Reuters

«Без всяких выборов создается белорусская ситуация, когда оппозиция может выводить людей на улицы»

Главный редактор Carnegie.ru Александр Баунов в своей колонке отмечает, что субботний протест в России оказался гораздо взрослее, чем предсказывали накануне. Самым молодежным протестом в России так и остались митинги 2017 года с уточками и кроссовками после фильма о «не Димоне».

Нынешний протест менее локален, чем те, что мы обсуждали в последнее время — вроде московских митингов летом 2019 года или региональных 2019−2020 годов в Хабаровске, Екатеринбурге, Шиесе. Сейчас во всей стране один повод, а не несколько разных, из-за которых оппозиционная повестка не выглядит единой.

— Теперь почти нет веселых, смешных лозунгов и плакатов, обычных для прошлого российского и нынешнего белорусского протеста. Протестующие предельно серьезны, даже мрачны. Позолоченные ершики хоть и отсылают к уточкам 2017-го, но настроение явно менее смешливое. В лозунгах нет привычной правовой, демократической, конституционной повестки. В отличие от большинства предыдущих протестов, нынешний полностью лишен петиционности. Это не апелляция к власти поступать по закону, честно считать голоса, допускать кандидатов, вернуть избранного губернатора, убрать свалку или храм. Это с самого начала поход против власти, — считает Баунов.

Это логично. Повод на этот раз — не подсчет голосов, не неправильная организация выборов или ошибка городского планирования. Повод — покушение на убийство и последующий арест оппозиционера, который объявил власти войну.

Баунов пишет, что это гораздо менее миролюбивый протест, чем все предыдущие. Пожалуй, это первый российский протест, который, по крайней мере в Москве, сразу начался со столкновений. Если в 2019 году брошенная в полицейских урна или стаканчик были запоминающимися эпизодами и поводом для уголовных дел, то сейчас потасовок с омоновцами было много.


Фото: Reuters

— Пока нет социологии субботних событий, но состав наиболее боевой части протестующих не похож на обычную аудиторию московских митингов за демократию. Его можно определить как молодой городской постиндустриальный пролетариат. Это явно не классическая интеллигенция, пусть и молодая, на этапе студенчества — хотя и она была представлена. Скорее это люди, окончившие вузы не первого ряда или не блестяще, которые зарабатывают на жизнь одной или несколькими сервисными или офисными работами. Они не удовлетворены ни работой, ни зарплатой, ни перспективами. Часть из них — студенты из регионов, которые остались в Москве и несут повышенный материальный груз, оплачивая жилье (иногда вскладчину) или ипотеку без помощи от родителей: им самим надо помогать. При почти стопроцентном охвате городской молодежи высшим образованием это огромный слой, — пишет эксперт.

Как и во время московских протестов летом 2019 года, российская власть превентивно выводит противостояние на более высокий уровень, оправдывая таким образом свою жестокость. Силовики не просто разгоняют протест — они на передовых родных рубежах противостоят спонсируемой из-за рубежа революции, цель которой — развал России. Гораздо более активная позиция Запада укрепляет эти публичные и приватные страхи российской власти и части граждан.

При таком раскладе трудно представить публичные колебания в рядах представителей режима. Если во время протестов в Москве в 2019 году политтехнологический и силовой подход властей соперничали и силовики навязывали свой образ действий «несправившимся» гражданским, то теперь линия силовиков возобладала с самого начала.

— Правда, силовики стараются демонстрировать не только жесткость, но и человеческое лицо: Росгвардия наливает чай и раздает печенье. В системе координат, где твой реальный противник большой Госдеп (а в нем снова Виктория Нуланд), — это естественная попытка перехватить у него инициативу. Ну и, разумеется, дать картинку для государственных СМИ, — пишет Баунов.

По мнению эксперта, субботний протест — безусловно, антивластный, антиэлитарный, антикоррупционный, но совершенно не обязательно либеральный, прозападный и демократический. Смешанный императив свободы, порядка и справедливости, как и в деятельности самого Навального, в нем заметен никак не меньше, чем классические либеральные и демократические ценности. Неудивительно, что такой протест пугает не только власть, но и в целом благополучную часть общества — даже тех, кто не считает себя сторонниками Кремля.

— Теперь организаторы пытаются превратить протест в регулярный — по принципу «будем выходить до тех пор, пока Навальный остается в тюрьме». Без всяких выборов создается белорусская ситуация, когда оппозиция может выводить людей на улицы в еженедельном режиме, превращая митинги в рутинное состояние национальной и городской жизни, — считает эксперт.

Этот регулярный протест будет фоном любых международных контактов Кремля, а возможное насилие со стороны силовиков — привычным инструментом в глазах иностранцев и собственных граждан. В ответ, в качестве жеста встречной делегитимации, власть будет использовать тему зарубежных спонсоров протеста и насилия со стороны протестующих. В таком виде, как мы знаем по Минску и Хабаровску, протест может быть законсервирован на долгие месяцы в ожидании каких-то событий, которые дадут преимущество одной из сторон. Время пока на стороне власти, но не в бесконечном количестве.

«У Путина большой запас политической прочности, у Лукашенко — нет»

Военно-политический обозреватель Егор Лебедок у себя в Facebook сравнивает две идентичные ситуации, произошедшие на акции протеста в России и Беларуси, когда милиционер ударил женщину. Только вот реакция властей на эпизод кардинально отличается.

Напомним, 13 сентября у жодинского торгового центра «Элегант» произошел инцидент, во время которого милиционер Николай Барановский ударил в лицо жительницу Жодино Наилю Гусакову. Удар был такой силы, что женщина оказалась на земле.

Женщина обратилась в СК, где ей отказали в возбуждении уголовного дела против милиционера, мотивировав это тем, что Барановский «действовал в условиях обоснованного профессионального риска или крайней необходимости».

В прошедшую субботу во время акции протеста в Санкт-Петербурге сотрудник ОМОН ударил женщину в живот, когда та подошла спросить, зачем задерживают парня. После удара женщина упала, получила травму головы и была доставлена в больницу. Полиция Петербурга тут же заявила, что изучает видео инцидента, а женщине принесли официальные извинения.


Фото: Телеграм-канал «Подъем»

Егор Лебедок, анализирует произошедшее.

— Россияне сработали хорошо: 1) начали проверку по факту, тем самым сохранили картинку правовой системы, равенства всех перед законом; 2) полицейский извинился, т. е. сняли напряженность к МВД; 3) полицейский заявил, что для него это личная трагедия, т. е. сохранили моральный облик сотрудника МВД. Это информационная работа «спиндоктор» — обращение негативной ситуации в свою пользу. Что сделали наши — «действовал в условиях обоснованного профессионального риска или крайней необходимости». Без извинений. Почему такие отличия? Все просто: у Путина большой запас политической прочности, у Лукашенко — нет. В итоге первый может играть в демократию, второй нет. Подход Путина — управление процессами еще до наступления кризисных явлений, подход Лукашенко — ситуативное выживание, — считает Лебедок.

Психологические особенности Лукашенко, считает эксперт, в принципе не позволяют ему действовать иначе, он не был способен на преемника, как Путин, и в хорошее для него время. Сейчас, когда Лукашенко лишился поддержки белорусского общества и все его удержание власти упирается только в силовиков, конечно он не может допустить малейших волнений в этих рядах, потому и прозвучало «иногда не до законов», что на обычном языке означает просто безнаказанность.

— То же и в так называемой вертикали власти: вы слышали за полгода о коррупционных делах во власти? Я — нет, видимо победили коррупцию окончательно, — предполагает Лебедок.

Пока народ выходит, пока Лукашенко в изоляции от Европы, с ростом самолокализации и дистанцирования от народа тех, кто поддерживает власть (вплоть до бытового уровня), Лукашенко не может себе позволить играть в демократию. Болтовни про это будет много. Но вряд ли стоит ожидать изменений в Конституции, поскольку сам факт трансформации политической власти даже на низовом уровне — это дополнительные колебания, которые никак не усилят систему его власти, тем более в плохих экономических условиях.


— Единственный фактор давления в данном отношении только Россия. В демократию Лукашенко в принципе не может [играть], но сейчас он не может [играть] даже в имитацию демократии. Помните в августе наше МВД по приказу имитировало дружелюбность: сердечки в проезжающих машинах милиции, обнимашки с ВВ-шниками и омоновцами и т. п. Тогда заехавшие российские консультанты показали правильный путь снижения напряженности. Но далее, по всей видимости, включился сам Лукашенко с описанными выше подходами, не выдержал психологически. Свернул на рост насилия в целях запугать, по-другому он не может, а также в целях сведения всего политического противостояния к банальному силовому сценарию, к которому он готовился все годы и где не требуется креативных решений, — пишет военно-политический обозреватель.

Лебедок считает, что в рядах омоновцев и других силовиков как крайний негатив было воспринято стояние на коленях с извинениями украинского "Беркута", это их стимулировало действовать жестоко у нас.

— Собственно, это же и сейчас их держит, они же непогрешимые, извиниться не могут даже перед женщиной. И тут на тебе — и россияне извиняются. Но, конечно, такого эффекта, как с украинцами, это не возымеет, поскольку по идеологической линии будут рассказывать, что так надо, надо пустить пыль в глаза, как пускали у нас в августе. Тем не менее показательный контраст российской полиции и нашинских эмвэдэшников, освещаемый и по ТВ, и в ТГ-каналах, будет иметь свое влияние, в том числе и как демонстрация Путина для Лукашенко: «Смотри, как могу, а ты и дальше сиди на штыках, денег на кресло у тебя нет». Это Лукашенко понимает, поэтому и не может допустить даже имитацию наказания виновных милиционеров, дабы не допустить ухода других. А это будет влиять и на его дальнейшие решения, тем самым наворачивая ком системных негативных эффектов, — пишет Егор Лебедок.

«Жестить, как в Беларуси? Очень легко получить в результате бунт»

Бывший топ-чиновник Анатолий Котов, который сейчас сотрудничает с Фондом спортивной солидарности, отмечает, что анализ задержанных в ходе акций по всей России лиц показывает, что большинство там не дети и не студенты, а люди среднего возраста, которые вышли не за Навального, а против власти, которая также нарисовала цифры в поддержку «обнуления» и этим цифрам сама громко радовалась.


— Что общего у ситуаций в Беларуси и России — это вот как раз недовольство властью, оторвавшейся от реальности, живущей в своем параллельном агротрэше или мире «новой аристократии». Российская власть не услышала белорусское общество, сейчас с тревогой прислушивается к своему. Российское общество чаще стебалось с Беларуси, мол, как вы там такое терпите, в России такое невозможно. Оказалось, Беларусь приехала в Россию во всей красе. Точнее, не сильные различия были и раньше, только госСМИ помощнее, лоска чуть больше и на профессионалов от PR и политтехнологий денег не жалели. Обертка поярче была, — считает Котов.

По его мнению, протест в России может точно так же «сдуться», как и в Беларуси или Хабаровске: то есть как раз наоборот, по мере потепления (в полном соответствии со школьном курсом физики).

Что в этом случае будет делать российская власть?

— Жестить, как в Беларуси? Очень легко получить в результате бунт. Бессмысленный и беспощадный. И, похоже, осознание этого есть. Именно поэтому быстро уволили росгвардейца, который в общем-то решил, что можно безнаказанно избивать всех, кто на «у них на пути» и принесли публичные извинения женщине, которую немотивированно ударили ногой в живот. Россия не готова стать, как Беларусь, или хуже, чем Беларусь, — считает Котов.

Российская власть может понять и простить? Но тогда нужно что-то объяснять про «просто блогера» без фамилии. Значит, будет что-то между этими вариантами. С кампанией в госСМИ, отбеливанием решений, подачками обществу, работе с альтернативой альтернативе, социальными медиа. Вопрос в том, насколько хватит ресурса времени?

— Впрочем, любой выбор плох в долгосрочной перспективе. Поддерживать уровень комфорта новой аристократии и опричников будет крайне сложно, если дойдет до изоляции. Тут нелегитимный не поможет — ему бы самому кто помог. В общем шахматная доска в регионе меняет свой рельеф. В какую сторону и где она причудливо изогнется в этой турбулентности — сказать сложно. Новая реальность сулит новые возможности. Все в наших руках. В России — российский сценарий, в Беларуси — белорусский. Нет методичек. Все очень индивидуально. Общее только одно — на сцену выходят народы, а власти не сильно готовы их слушать и слышать. Только вот придется, — пишет Анатолий Котов.

«Протесты в России могут принести Беларуси пользу только в одном случае: если они будут победными»

Основатель «Сильных новостей» и Mogilev.Online, журналист Петр Кузнецов считает, что у протестов в РФ есть все шансы разгореться до очень высокого уровня.

Кузнецов подмечает: многие считают, что в процентном соотношении россиян вышло намного меньше, чем выходило белорусов в августе и сентябре и поэтому, мол, ничего серьезного. Другие им возражают, что в России это — первый протест после долгого молчания, то есть начало волны, и если уж сравнивать с Беларусью, то уместнее сравнение не с августом, а с июнем — с первыми акциями солидарности с задержанными кандидатами в президенты.


— Думаю, именно вторая позиция ближе к истине и у протестов в РФ есть все шансы разгореться до очень высокого уровня. В соцсетях доминирует мнение, что если под Путиным зашатается чувствительно, то ему будет не до спасения Лукашенко и не до вмешательства в наши дела. И это, мол, будет содействовать тому, что и протесты в Беларуси станут эффективнее и достигнут успеха. Эта точка зрения верна, но лишь отчасти, — пишет Кузнецов у себя в телеграм-канале и объясняет почему.

Протесты в России могут принести Беларуси пользу только в одном случае: если они будут победными. И сам Лукашенко, а вслед за ним и его пропаганда, очень активно продвигают тезис о том, что, мол, подавляя гражданское сопротивление в Беларуси, они одновременно «защищают» от нестабильности и Россию. На самом деле, как это часто бывает с белорусским официальным дискурсом, все обстоит с точностью наоборот.

— Если в России победит любого вида революция, дни белорусского режима будут сочтены и все произойдет, как в 1991. Крах коммунистического режима в Москве автоматически привел к тому, что большинство номенклатурщиков и силовиков или переобулись, или сошли с арены и Беларусь получила и независимость, и национальное правительство. В свою очередь, если у Путина все хорошо и против него никто не протестует, то, что происходит в Минске, его затрагивает очень мало — августовские события хоть и вдохновляли многих россиян, но их массовое выступление было невозможно без собственного внутреннего триггера, — считает Кузнецов.

Если же Россию тоже накрывает протестной волной, но и Путин, и Лукашенко остаются у власти, это качественно меняет ситуацию. Пока у Путина все было спокойно, а Минск штормило, Кремль мог себе позволить навязывать белорусскому режиму свое видение и свои сценарии, правда без особого успеха. Но если вдруг в ситуации, когда и в обеих странах бушует протест, Лукашенко, лишившись поддержки, падет, это уже, в свою очередь, может привести к непредсказуемым последствиям для Кремля, потому что может стать мощнейшим стимулирующим фактором для российского гражданского общества и определенным индикатором для номенклатуры: какой бы маленькой и незначительной для россиян ни казалась Беларусь, поражение брутального режима Лукашенко может заставить задуматься о собственных перспективах многих.


— То есть ситуация, в которой в России идут протесты, но Путин остается у власти, крайне выгодна белорусским властям. Она, во-первых, исключает действия Кремля против режима. Во-вторых, создает условия и мотивы для усиления ресурсной и политической поддержки Лукашенко со стороны Путина. В-третьих, ставит перед самим Путиным неприятную проблему: если Лукашенко падет в момент, когда сам Путин с трудом будет удерживать власть, то у Путина будет очень слабая позиция и очень ограниченный инструментарий для того, чтобы удержать Беларусь в зоне своего влияния, — пишет журналист.

Надо понимать: если все хорошо и спокойно и у Путина, и на Западе, то нестабильная и взрывоопасная ситуация в Беларуси не выгодна никому и есть основания ждать, что все стороны будут стараться проблему решить. Если же под Путиным под самим шатается, ему все равно, насколько стабильна или нестабильна Беларусь. Но, в свою очередь, крайне невыгодно, чтобы власть здесь изменилась — по перечисленным выше причинам.

— Таким образом, в ближайшее время нам стоит ожидать сближения позиций Минска и Москвы по ряду вопросов и усиление поддержки Лукашенко Кремлем. В краткосрочной перспективе активизация протестного движения в России приведет только к этому.

Если же мы смотрим на Россию и думаем о том, каким образом их протесты могут быть полезны нам, то надо понимать: только одним — полной победой. Иначе — никак, — подытоживает Петр Кузнецов.

 
Теги: Новости, Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Похож ли протест в России на массовые протесты в Беларуси прошлого года, что они значат для Беларуси и Лукашенко и могут ли быть полезны для белорусов - мнения...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Экономики)

РЕКЛАМА

© 2021 21.by