«Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели. 21.by

«Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели

12.05.2021 09:41 — Новости Экономики |  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала:

Верховный суд продолжает рассмотрение дела Виктора Бабрико и топ-менеджеров Белгазпромбанка. В судебном заседании были допрошены в качестве свидетелей директора ООО «Приватлизинг» Андрей Харланович, ООО «Системы обработки информации» — Алексей Геращенко и ООО «Правовой диалог» — Антон Морозов. Они были задержаны 11 июня 2020 года, затем заключены под стражу, до настоящего времени содержатся в СИЗО КГБ по обвинению в уклонении от уплаты налогов. Находясь в СИЗО, написали явки с повинной и дали показания, признавшись в даче взятки топ-менеджерам Белгазпромбанка. От уголовной ответственности по ст. 431 УК (дача взятки) в этой связи освобождены. В суд свидетели доставлялись под конвоем, показания давали в наручниках.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Андрей Харланович

Работал в Белгазпромбанке с 1998 по 2006 в должности главного экономиста. Учредитель ООО «Белторгтехнологии» (позднее — ООО «Правовой диалог»), ООО «Системы обработки информации», учредитель и директор ООО «Агентство торговли в рассрочку» (позднее — ООО «Приватлизинг»). Допрошен в суде 5 и 6 мая.

Как зарождался проект DELAY

В 2004—2005 Харланович решил уйти из банка и развивать собственный бизнес. Вместе со своим сокурсником Алексеем Геращенко планировал создать проект торговли товарами в рассрочку.

Планы проекта представил зампреду Белгазпромбанка Дмитрию Кузьмичу, идея того заинтересовала. Концепцию представили на заседании правления банка, которое одобрило участие банка в совместном проекте путем проведения операций факторинга (финансирование со стороны банка торговых организаций под уступку денежных требований к физлицам, покупающим товары в рассрочку) и вступления банка в создаваемое в рамках проекта хозяйственное общество с долей в уставном фонде 10%. В ООО также планировали войти Харланович и Геращенко. У них были ограничены материальные возможности, поэтому нужны были инвесторы в уставный фонд.

В процессе обсуждений Кузьмич указал, что желательно, чтобы в юридическое лицо вошла иностранная компания, которая была партнером банка по другим совместным проектам.

Также Геращенко и Харланович провели переговоры с директором страхового общества БиЭндБи Иншуренс о вхождении в создаваемый бизнес (Кузьмич в суде пояснил, что страхование было необходимо банку для обеспечения операций факторинга).

После этого Харланович и Кузьмич на встрече с Бабарико обсуждали вопросы величины уставного фонда и долей участников. Согласились с размером уставного фонда эквивалентно 15−16 тыс долларов, который предложил Харланович. Доли в обществе, кроме доли банка, которая уже была определена правлением в 10%, по словам Харлановича, обозначил Бабарико: 37% — страховая компания, 25% — инициаторы и менеджеры проекта Харланович и Геращенко (по 12,5% каждому), 28% — латвийская компания. При этом, как говорит Харланович, ни Кузьмич, ни Бабарико наименование компании и ее учредителей не называли, почему она входит в бизнес, не говорили, сам он таких вопросов не задавал. Однако он, Харланович, «подозревал, что эта компания близка к менеджменту банка, и ее вхождение — инструмент лояльности в дальнейшей реализации проекта». При этом он подчеркнул, что на старте бизнеса никто не знал, будет ли от него прибыль и, соответственно, дивиденды.

В 2005 году было зарегистрировано ООО «Белторгтехнологии», участники внесли вклады в уставный фонд, директором стал Геращенко. При регистрации Харланович узнал название латвийской компании — SIA «Baltijas Investiciju Grupa», от которой ему была выдана доверенность на представление интересов при учреждении белорусского субъекта хозяйствования.

Всю оперативную деятельность при подготовке к запуску проекта, как и было заранее определено, осуществляли Харланович и Геращенко. На начальном этапе ООО «Белторгтехнологии» работало за счет средств, внесенных участниками в уставный фонд. С банком был заключен рамочный договор по организации деятельности. Первые сделки начали осуществляться в августе 2005 года, прибыль появилась к концу 2005 года, однако ее не распределяли. Договоры факторинга банк заключал непосредственно с торговыми организациями. На этапе создания проекта кредитование субъектов хозяйствования и, в частности, ООО «Белторгтехнологии», не предусматривалось. Как сервис оно появилось с 2007 или 2008 года, причем кредитополучателями были физические лица, приобретающие товары в магазинах, а не ООО «Белторгтехнологии».

Как развивались компании?

Проект DELAY начал быстро развиваться, был рентабельным, потребовалось выделение бизнес-направлений. В 2007 было зарегистрировано ООО «Агентство торговли в рассрочку» (директор — Харланович), которое занималось работой с торговыми организациями и с клиентами, в 2009 — ООО «Системы обработки информации» (директор — Геращенко), которое оказывало процессинговые услуги.

Одним из учредителей «Агентства торговли в рассрочку» в течение первого года была Ольга Радецкая с долей 65% в связи с тем, что SIA «Baltijas Investiciju Grupa» не могла войти «по техническим причинам». По словам Харлановича, Радецкая была «номинальным учредителем», то есть тем, кто формально является участником, но представляет интересы другого лица (по его мнению, должностных лиц банка). Но вскоре она продала свою долю SIA «Baltijas Investiciju Grupa».

В итоге, в составе участников ООО «Агентство торговли в рассрочку» и ООО «Системы обработки информации» вошли SIA «Baltijas Investiciju Grupa» с долей 75%, Харланович и Геращенко — с долями по 12,5%. Доли, по словам Харлановича, определялись «в соответствии с ранее достигнутыми договоренностями», которые теперь обсуждались с зампредом банка Сергеем Добролетом, так как в 2005 году в банке было образовано направление розничного бизнеса, и Добролет его курировал. В рамках этого направления и осуществлялся с банком проект DELAY.

В 2015 году Добролет уволился из банка и по предложению Харлановича стал советником директора в «Приватлизинг» (в который к тому моменту было переименовано ООО «Агенство торговли в рассрочку»), занимался вопросами взаимодействия с банком. Он выкупил у SIA «Baltijas Investiciju Grupa» долю, равную15%. Курировать розницу в Белгазпромбанке стал зампред правления Кирилл Бадей, с которым и взаимодействовали директора компаний проекта DELAY.

Директором SIA «Baltijas Investiciju Grupa» был Алексей Степановс. С ним директора белорусских компаний встречались на общих собраниях участников, когда те проходили в Риге, где решались вопросы деятельности компании, распределения прибыли. Кто учредитель SIA «Baltijas Investiciju Grupa», Степановс не говорил. Впоследствии доли SIA «Baltijas Investiciju Grupa» в составе участников белорусских компаний перешли к выделенной из нее SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“», а также вновь созданной латвийской компании AS MBC Investment. Директором SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“» остался Степановс, директором AS MBC Investment стал Ростовс, который тоже участвовал в годовых собраниях, проводимых в Риге. На собраниях в Беларуси SIA «Baltijas Investiciju Grupa» и SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“» представляла по доверенности Радецкая.

ООО «Приватлизинг» достаточно часто обращался к SIA «Baltijas Investiciju Grupa», а потом SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“» за займами. Харланович ставил этот вопрос перед Добролетом, а он уже связывался со Степановсом, выяснял детали. Иногда эти займы предоставлялись за счет дивидендов, получаемых SIA «Baltijas Investiciju Grupa» (SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“») от деятельности «Приватлизинг».

С 2014 года «Приватлизинг» стал кредитоваться в Белгазпромбанке уже как лизинговая компания.

Банк был заинтересован в успешном развитии проекта DELAY, получал с него прибыль, нарастил клиентскую базу за счет розничных клиентов. На собраниях Совета директоров и на собраниях акционеров Белгазпромбанка этот проект назывался как один из самых успешных в банке. Сам Харланович дважды присутствовал на собраниях акционеров, где называлось, что доля DELAY в розничном бизнесе банка составляла примерно 20−25%. Со слов директора департамента розничного бизнеса Кирьянова ООО «Приватлизинг» было одним из крупнейших заемщиков банка. При этом при выдаче кредитов позиция банка была очень четкой: никаких лояльных условий. Банк всегда руководствовался своими интересами. ООО «Приватлизинг» всегда выполняло свои обязательства перед банком.

Распределение дивидендов

Дивиденды с прибыли компаний проекта DELAY распределялись с 2007 года в соответствии с долями участников по инициативе Харлановича и Геращенко. В 2008 году Радецкая получила дивиденды, приходящиеся на ее долю в ООО «Агентство торговли в рассрочку», вместе с Харлановичем они обменяли их на доллары, Харланович отнес деньги Добролету, о чем ранее с ним договорился. Впоследствии дивиденды в SIA «Baltijas Investiciju Grupa» перечислялись в безналичном порядке после уплаты с них налогов.

С 2017 года в компаниях проекта DELAY производилось непропорциональное распределение дивидендов. Бадей сообщил Харлановичу, что доля в начисляемых дивидендах белорусских учредителей — физических лиц будет увеличиваться за счет уменьшения доли латвийского участника. Разницу нужно будет принести Бадею, что и делалось в период 2017—2019.

В 2019 доля Харлановича в уставном фонде ООО «Приватлизиг» была увеличена до 19%. Причем, по договоренности с Бадеем, разницу между его вкладом 12,5% и 19% по уставу нужно будет передать наличным, кому — пока не было определено. В 2020 году, получив дивиденды, он так и не передал ту их часть, которая соответствовала разнице долей в 6,5 пунктов.

В 2018 году Добролет якобы передал от Бадея пожелание Бабарико о вхождении Эдуарда Бабарико в состав участников обществ. Тот стал участником ООО «Правовой диалог» (преобразованного из ООО «Белторгтехнологии») и ООО «Системы обработки информации». Против вхождения его в ООО «Приватлизинг» Добролет и Харланович якобы категорически возразили, «так как могли возникнуть проблемы с кредитованием в банке и вопросы со стороны правоохранительных органов», и Эдуард не стал участником ООО «Приватлизинг».

В процессе всех преобразований ни Харланович, ни Геращенко вопросов об увеличении своих долей не поднимали.

Кому и за что перечислялись дивиденды и передавались наличные?

Дивиденды, начисленные по решениям общих собраний белорусских хозяйственных обществ, в безналичном порядке перечислялись латвийским компаниям — учредителям белорусских субъектов после уплаты налогов. Харланович признал, что у латвийских участников были равнозначные основания для получения дивидендов, как и у других участников. Кто был их конечным бенефициаром, он не знает. На следствии указал, что считает, что Бабарико был «фактическим собственником компаний». В суде предположил, за латвийскими компаниями «стоял менеджмент банка», потому что якобы ключевые решения за них принимал Бабарико, он же являлся «конечным бенефициаром» перечисленных и переданных денежных средств. При этом он не видел документы, которые бы подтверждали, что менеджеры банка имеют отношение к компании. Фактов, который бы свидетельствовали о том, что должностные лица банка принимали участие в принятии решений латвийской компанией, не назвал.

Считает, что включение латвийских компаний в состав учредителей белорусских субъектов хозяйствования были обусловлены «лояльностью» банка, наличные Добролету в 2008 году передавались за «участие в реализации бизнес-проектов», а от передачи части непропорционально начисленных дивидендов 2017—2019 они с Геращенко не отказались, так как «боялись последствий со стороны банка: прекращения кредитования и расторжения договоров».

При ответе Харлановича на вопросы в суде выяснилось, что Бабарико, Кузьмич, Добролет, иные лица не говорили, что условие исполнение договоров по проекту DELAY — перечисление дивидендов латвийской фирме или передача наличных, или что прекратят сотрудничество, если не будет дивидендов или наличных. Они не говорили также о том, какие действия по службе они совершат, если SIA «Baltijas Investiciju Grupa» войдет в состав «Белторгтехнологий». Он, Харланович, не обращался к членам правления с просьбами совершить какие-либо действия по службе в интересах белорусских субъектов хозяйствования в обмен на денежное вознаграждение, и никто из руководства банка не обращался с просьбой передать денежное вознаграждение в обмен на действия по службе.

Могли ли они произвольно принять решения, от которых зависят взаимоотношения в рамках проекта, ему не известно.

Кроме общих установок и договоренностей о включении SIA «Baltijas Investiciju Grupa» в состав участников ООО «Белторгтехногии», которые были достигнуты при создании этой компании, обсуждения того, что за заключение конкретных договоров с банком в 2005—2020 годах нужно передавать вознаграждение, не было. Он не знал внутренних механизмов банка по принятию решений о заключении некредитных и кредитных договоров, «предполагал, что Бабарико может предпринять какие-то действия по расторжению договоров».

Когда он и Добролет отказались включить Эдуарда Бабрико в состав «Приватлизинга», не обсуждалось, что в случае отказа могут быть расторгнуты договоры с банком, и этот отказ не сказался на сотрудничестве с банком.

Он, Харланович, своих собственных денежных средств ни в безналичном порядке, ни наличными сотрудникам банка не передавал, дивиденды, полученные на свои доли в хозяйственных обществах, оставлял себе. Относительно непропорционального начисления дивидендов в 2017—2020 годах ему неизвестно, кто был собственником разницы между начисленными дивидендами и дивидендами, причитающимися ему согласно его доле. Как распорядились переданными наличными денежными средствами Добролет в 2008 году, Бадей — в 2017—2020, ему не известно.

Заключение его под стражу и его уголовное преследование, по словам Харлановича, отразилось на деятельности ООО «Приватлизинг» «негативно»: у компании были заблокированы счета в течение трех месяцев, произошло существенное сокращение персонала. Сейчас компания не проводит активных операций, а только выполняет кредитные обязательства.

В явке с повинной и на первых допросах Харланович про Бабарико не упоминал.

Алексей Геращенко

Учредитель ООО «Белторгтехнологии» (позднее — ООО «Правовой диалог»), ООО «Агентство торговли в рассрочку» (позднее — ООО «Приватлизинг»), учредитель и директор ООО «Системы обработки информации». Допрошен в суде 9 апреля 2021.

Рассказал то же, что и Харланович о бизнес-идее и истории создания проекта DELAY и юрлиц под проект. Отметил, что Белгазпромбанк подходил для участия в проекте в том числе потому, что на тот момент сотрудничал с Белпочтой, что автоматически допускало к широкой сети расчетов за приобретаемые в рассрочку товары.

Бизнес-идея состояла в том, что посредством системы Delay граждане Беларуси имели возможность оформления кредита непосредственно в самом магазине. Созданный субъект хозяйствования работает с магазином, дает консультации, обучает персонал, дает доступ в систему, проводит мониторинг документов и передает их в банк, а банк осуществляет выкуп обязательств клиентов по договору купли-продажи с условием рассрочки платежа перед магазином (факторинг). В результате задолженность физических лиц переходила банку, а банк получал от них уплату кредита и проценты.

Кредитополучателями при этом были физические лица. Функция ООО «Белторгтехнологии» состояла в организации этого процесса, за что оно получало комиссионное вознаграждение.

На этапе создания ООО «Белторгтехнологии» согласился с «условиями должностных лиц банка» о включении в состав участников латвийской компании, которая внесла в уставный фонд сумму около 4,5 тысяч долларов. В последующем с участием латвийской компании в ООО «Агентство торговли в рассрочку» он был «вынужден согласиться, так как его деятельность напрямую зависела от решений, принимаемых должностными лицами Белгазпромбанка». При этом в переговорах с банком Геращенко непосредственно не участвовал и всю информацию получал от Харлановича.

Сказал, что «сотрудники Белгазпромбанка, используя служебные полномочия, содействовали заключению кредитных и иных договоров между банком и названными фирмами, а за это получали часть прибыли под видом дивидендов». При этом конкретных фактов, кто из сотрудников и что предпринимал с такой целью, не назвал.

В 2017 году, когда Бадей сообщил ему, что разницу между причитающимися ему (12,5% в уставном фонде) и фактически выплаченными дивидендами (при непропорциональном их распределении), необходимо обналичивать и передавать Бадею. Геращенко «согласился, так как „Приватлизинг“, „Правовой диалог“ продолжали договорные отношения с банком, а отказ от выполнения требования в моем понимании мог повлечь проблемы при заключении договоров».

Геращенко пояснил, что из разницы дивидендов якобы по указанию Бадея в 2018—2020 году внес 200 тысяч белорусских рублей в уставный фонд вновь создаваемого ООО «Финансовые инновации», став его участником.

Геращенко сказал, что получателями денег на протяжении нескольких лет считал Добролета и Бадея, однако «все это время я подозревал, что в получении незаконного денежного вознаграждения замешан также председатель правления Белгазпромбанка Бабарико Виктор Дмитриевич, однако в связи с тем, что взаимодействие с банком осуществлял Харланович, ни подтвердить, ни опровергнуть свои предположения я долгое время не мог». Только в 2018 году, когда в состав «Правового диалога» и «Систем обработки информации» вошел Эдуард Бабарико, за счет доли латвийской компании-учредителя с согласия самого же Геращенко, а также Харлановича и Добролета, для него «стало очевидно, что в круг должностных лиц банка, которым я передаю незаконные денежные вознаграждения, входит председатель правления Белгазпромбанка Бабарико».

Он считает, что денежное вознаграждение является незаконным по той причине, что «никто из получателей данных денег официально права на получение этих денег не имел». Они передавались в адрес руководства Белгазпромбанка «за лояльность проекту DELAY, за заключение договоров», он, Геращенко, «вынужден был пойти на практически навязанные сотрудниками банка условия».

«Я понимал, что эти денежные вознаграждения были выплачены и выплачивались в адрес неизвестной мне группы, то что мне говорил Харланович и мое предположение — в адрес неких неустановленных и неизвестных для меня лиц — руководителей банка».

При этом он, так же как и Харланович, пояснил что Добролет, Кузьмич или Бадей не говорили о том, что они будут в обмен на вознаграждение совершать какие либо действия по службе в пользу Геращенко и учрежденных им компаний, не обещали, что без передачи вознаграждения в их адрес они будут препятствовать сотрудничеству их с банком, и что в случае прекращения выплаты дивидендов банк прекратит кредитование либо иное сотрудничество с этими компаниями. А Бабарико никогда не выдвигал какие-либо требования передачи ему денег.

Своих денежных средств, в том числе полученных как дивиденды в соответствии с его вкладом в уставный фонд, он, Геращенко, никому не передавал. Кто является владельцем разницы между причитающимися ему и фактически начисленными дивидендами при непропорциональном распределении, которые он передавал в 2017—2020 году Бадею, — не знает. Эта разница возникала в результате уменьшения доли дивидендов латвийских участников. По какой причине те поддерживали решения о непропорциональному распределении дивидендов, ему не известно.

Геращенко указал, что ему не известно, кто был учредителями компаний SIA «Baltijas Investiciju Grupa», SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“» и какую деятельность они вели. С их директором Степановсом он знаком лично, некоторые собрания проводились в Латвии. Также он знает и Ростовса, директора AS «MBC Investment». Со Степановском и Ростовсом он, как директор ООО «Системы обработки информации», вел деловую переписку. Одновременно указывает, что считает Бабарико участником данных компаний, которые были участниками белорусских компаний, и считает, что они ему «подконтрольны», так как «он давал указания в деятельности данных компаний».

В явке с повинной от 26 мая и первых показаниях указывал только на передачу наличных Бадею, про Бабарико не упоминал.

Антон Морозов

Участник и директор ООО «Правовой диалог», участник ООО «Приватлизинг». Морозов работал в Белгазпромбанке с 1997 года по 2012 год в юридическом управлении, занимался розницей. Допрошен в суде 12 апреля 2021 года.

В 2011 году Харланович и Геращенко предложили Морозову занять должность директора в ООО «Правовой диалог», они хотели, чтобы Морозов создал систему по взысканию задолженности. В этом также был заинтересован и Белгазпромбанк, поскольку было выгодно передать эту задачу на аутсорсинг в ООО «Правовой диалог» и не привлекать к взысканию сотрудников банка, уменьшая собственные расходы. Переговоры изначально велись с Харлановичем и Геращенко, впоследствии к ним присоединился Добролет, который был представителем банка в ООО «Правовой диалог» (банк имел долю в уставном фонде). Перед увольнением из банка и назначением директором ООО «Правовой диалог» у Морозова состоялся разговор с Бабарико, который рассказал общую концепцию деятельности ООО «Правовой диалог» и свои ожидания от Морозова, как директора. По словам Морозова, из этого он понял, что у Бабарико есть личная заинтересованность.

Морозов согласился с условием приобретения доли в уставном фонде компании. К 2014 году он выкупил у Харлановича и Геращенко 10%, и получал на эту долю дивиденды. При назначении Морозова директором речи о передачи незаконных денежных вознаграждений не шло.

Участником ООО «Правовой диалог» также была компания SIA «Baltijas Investiciju Grupa» (позднее реорганизована в SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“»), которую в Беларуси представляла Ольга Радецкая. Директором был Алексейс Степановс, с ним Морозов встречался еще в период работы в банке, когда тот приезжал в Беларусь для какой-то сделки примерно в 2008 году. Когда Морозов стал директором ООО «Правовой диалог», стал общаться со Степановсом регулярно, часто ездил для этого в Ригу. С 2016 года поездки участились, так как общие собрания участников стали проводиться в Риге. SIA «Baltijas Investiciju Grupa», а впоследствии SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“», получали дивиденды от деятельности белорусских компаний. Как они распоряжалась поступившими дивидендами, Морозову неизвестно, кто был собственниками компании SIA «Baltijas Investiciju Grupa», не знает.

При Морозове ООО «Правовой диалог» развился и начал занимать большой сегмент рынка услуг по взысканию задолженностей.

В 2015 году Добролет уволился с должности заместителя председателя правления Белгазпромбанка и вошел в состав ООО «Правовой диалог», приобретя часть доли SIA «Baltijas Investiciju Grupa». По словам Морозова, Добролет просто поставил его и других участников в известность о том, что приобретет долю, а те спорить не стали, так как понимали, что «иначе нас в этом бизнесе не будет». Добролет также вошел в состав участников ООО «Системы обработки информации» и ООО «ПриватЛизинг».

В 2018 году Добролет сообщил, что в состав участников ООО «Правовой диалог» собираются войти Эдуард Бабарико и латвийская компания AS МВС Investment. В последующем они приобрели часть доли, принадлежащей SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“».

В 2016 или 2017 году Бадей поинтересовался у Морозова, насколько законно начислять дивиденды непропорционально долям в уставном фонде. Морозов, изучив вопрос, пришел к выводу, что это правомерно. После этого Бадей сообщил ему, что Морозову будут непропорционально начисляться дивиденды от прибыли ООО «Правовой диалог», он будет их обналичивать и в сумме, превышающей его долю, передавать Бадею.

С 2017 по 2020 год на собраниях участников ООО «Правовой диалог» принимались решения о непропорциональном начислении дивидендов Морозову, при этом уменьшался размер дивидендов, начисляемых SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“». Представители SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“» (Степановс — на собраниях в Риге, Радецкая — в Минске) против этого не возражали, протоколы подписывали. Далее Морозов снимал деньги, менял на доллары и передавал Бадею. Как полагает Морозов, в дальнейшем Бадей передавал деньги Бабарико, хотя сам Морозов при этом не присутствовал. Записей Морозов не вел, суммы переданных денежных средств восстанавливал из документов, которые ему показывали на следствии. Также Морозов вспомнил случай, когда лично передал Бабарико 1100 долларов, начисленных в качестве бонуса.

В ходе какой-то из встреч в 2018 году Бадей предложил Морозову войти в состав ООО «ПриватЛизинг». Позже эту просьбу озвучил ему Бабарико. Морозов согласился. По его словам, по договоренности с Бабарико он должен был получать дивиденды от деятельности ООО «ПриватЛизинг» и передавать деньги Бабарико. Суммы к передаче должны были оговариваться с Бабарико.

В конце 2018 года Морозов вошел в состав участников ООО «ПриватЛизинг» путем внесения дополнительных средств в уставный фонд. Размер доли Морозова составил 15%. Насколько он помнит, его доля образовалась за счет уменьшения доли SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“».

В 2020 году на Морозова было распределено около 650 000 рублей прибыли за 2019 год. Со слов Морозова, он встретился с Бабарико, который сказал, что Морозов должен отдать ему 190 000 евро. Через несколько дней он записался на прием к Бабарико и в кабинете передал ему указанную сумму. При встрече никто больше не присутствовал.

Морозов считает, что передавал незаконные денежные вознаграждения должностным лицам Белгазпромбанка: до 2017 года — в безналичной форме путем перечисления в компанию SIA «Baltijas Investiciju Grupa» дивидендов от компаний проекта DELAY («под видом участия в распределении прибыли»), а с 2017 — и в наличной, и в безналичной форме. По мнению Морозова, «дивиденды — это юридическое оформление денежного вознаграждения». При этом он полагает, что выплата дивидендов компании SIA «Baltijas Investiciju Grupa» не противоречила законодательству.

Со слов Морозова, он передавал деньги, поскольку считал, что «без передач ничего больше не будет»: взаимодействие ООО «Правовой диалог» с Белгазпромбанк прекратится или Морозова уволят. Таких угроз Морозову ни представители банка, ни соучредители по ООО «Правовой диалог» не высказывали, он сам сделал такое умозаключение.

ООО «Правовой диалог» в Белгазпромбанке не кредитовался, а оказывал банку услуги по взысканию задолженности. Морозов никогда не просил сотрудников Белгазпромбанк совершать какие-либо действия в пользу ООО «Правовой диалог» в обмен на вознаграждение.

Покупка здания на Октябрьской, 16

Харланович, Геращенко и Морозов также рассказали об обстоятельствах покупки здания на Октябрьской, 16, которые обвинением квалифицируются как легализация средств, полученных преступным путем (ст. 235 УК).

Осенью 2018 Добролет сообщил, что Бабарико собирает совещание. В нем участвовали Бабарико, Геращенко, Добролет и Бадей.

Бабарико предложил бизнесменам финансово поучаствовать в приобретении здания по улице Октябрьской вблизи здания, которое банк приобрел ранее (Ок16). Это звучало как предложение участия в бизнес-проекте с возможностью впоследствии получать дивиденды от нового юридического лица, отремонтировать здание и сдавать в нем помещения в аренду. Бабарико дал время подумать.

Морозов и Геращенко осмотрели здание, по их мнению, ремонт и реконструкция требовали значительных финансовых вложений и длительного срока реализации. Харланович как директор ООО «Приватлизинг», так же как и Геращенко (директор ООО «Системы обработки информации») и Морозов (директор ООО «Правовой диалог») отказался от сделок с этим зданием.

Тогда на следующем совещании в ноябре 2018 Бабарико предложил приобрести здание за счет средств ООО «Системы обработки информации», а в последующем некое юридическое лицо возместит обществу затраченные средства, и ему здание перейдет в собственность. Это решение никем не оспаривалось, так как никто «не хотел портить с Бабарико отношения».

Морозов вместе с Геращенко готовил документы для участия в аукционе, решение о приобретении здания было принято общим собранием участников ООО «Системы обработки информации». Здание было приобретено на 3-ем по счету аукционе (к первому не успели подготовить документы, второй намеренно пропустили, так как ожидали снижения стоимости). Других участников аукциона не было.

После приобретения здания «Системами обработки информации» за счет собственных средств Геращенко обратился к директору SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“» Степановсу за предоставлением займа в качестве компенсации затрат. Такой заем был предоставлен.

Затем из ООО «Системы обработки информации» было выделено новое юридическое лицо ООО «АртХабГрупп», учредителями которого стали SIA «Latvijas Investiciju Agentura „Austrumu Tilts“» и AS МВС Investment. Здание перешло на баланс ООО «АртХабГрупп» вместе с долговыми обязательствами по возврату займа. Геращенко и Морозов, по поручению Бабарико нашли директора новой компании, которым стала Радецкая.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Допрошены в качестве свидетелей директора Приватлизинга Андрей Харланович, «Систем обработки информации» - Алексей Геращенко и «Правового диалога» - Антон...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Экономики)

РЕКЛАМА

© 2021 21.by