Не то трагикомедия, не то драма. Как белорусы приспосабливаются к мало предсказуемому росту цен. 21.by

Не то трагикомедия, не то драма. Как белорусы приспосабливаются к мало предсказуемому росту цен

17.05.2021 13:13 — Новости Экономики |  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала:

Белорусам не привыкать к росту цен. Три десятилетия независимости научили нас если не воспринимать инфляцию как должное, то уже точно приспосабливаться к ее непредсказуемым условиям. Люди не только реагируют на изменение ценников здесь и сейчас, выстраиваясь в очередь за гречкой и устраивая набеги на пункты обмена валют, но и изменяют свои потребительские привычки и способы сбережения. Изучению этих процессов служит оценка ожиданий населением инфляции, которую регулярно проводит Национальный банк, пишет «Кошт урада».


Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Отношения белорусов и роста цен временами напоминает трагикомедию или драматический сериал, который мы смотрим без перерыва на рекламу с начала девяностых. Тогда молодая и независимая Беларусь встретила Рынок и у них появилась инфляция. Инфляция сразу дала понять, что она всерьёз и надолго. И вскоре настолько глубоко укоренилась в сердцах, что даже стала причиной отсутствия доверия к другому плоду появления рыночных отношений — национальной денежной единице, белорусскому рублю. С тех пор любовь белорусов всерьез и надолго завоевал заокеанский доллар, в то время как отечественный рубль из-за чрезмерно быстрого роста то и дело обрастал нулями, которые потом несколько раз с него приходилось сбрасывать.

— Мама, что это такое — гиперинфляция?

— Это когда мороженое «20 копеек» стоит 1,5 рубля.

С 2000-х рост цен постепенно начал замедляться. Однако планы снизить инфляцию до приемлемого уровня то и дело разбивались после очередной девальвации. Ручное управления ценами и валютным рынком, безусловно, помогает достичь определенных успехов здесь и сейчас, но игнорирование рыночных законов рано или поздно выходит боком. В конечном итоге или пропадет товар с полок и валюта в обменных пунктах, или появляется черный рынок. А после отмены ручного управления цены и курсы отправляются в еще более неуправляемое плавание. Они отыгрывают период регулирования резкими рывками до тех пор, пока цены не находят равновесное состояние. Ярким примером стал валютный кризис 2011 года, в результате которого инфляция с 7,7% в 2010 году выросла до 108,7% в 2011-м и 59% в 2012-ом.

Болезненный опыт девальваций привел к изменению действий Национального банка. C 2015 года он реализует денежно-кредитную политику в режиме монетарного таргетирования. За сложной формулировкой скрывается идея, где в качестве основной цели устанавливается контролируемая инфляция, управлять которой банк намеревается через контроль объема денег в экономике. Принимая на вооружение новую тактику, в этот раз Нацбанк хорошо понимал, что мало лишь печатать деньги для управления инфляцией. Не менее важно уметь предсказывать их поведение в экономике, понять причинно-следственные связи объема денег и поведения тех, кто этим ресурсом пользуется. Такой целью начали задаваться центральные банки уже с середины прошлого века. Результатом стал систематический анализ инфляционных ожиданий представителей бизнеса, местного населения и экспертов. Белорусский Нацбанк стал публиковать результаты опроса населения по оценке инфляционных ожиданий только с 2017 года.

— Почему вы собираетесь повысить цены на бензин?

— Чтобы увеличить зарплату нашим работникам в преддверии неминуемой инфляции.

— Но откуда вы знаете про инфляцию?

— Ну как же, ведь бензин подорожает…

Согласно официальной статистике, инфляция за 2020 год составила 5,5%. Однако белорусы ощутили рост совсем иначе, чем в статистическом ведомстве. По данным ноябрьского опроса Нацбанка, 57,9% белорусов считают, что рост цен был выше 8%. Из них каждый четвертый считает, что рост цен был выше 17%, т.е. превышал официальные данные более чем втрое.

Суть расхождения заключается в том, что данные Национального статистического комитета представляют своего рода среднюю температуру по больнице. В их основе — данные о потребительской корзине среднестатистического белоруса. В нее входят более 450 товаров и услуг, а при расчете учитывается не только изменение цены на конкретный товар или услугу, но также и средняя структура потребительских расходов населения. Министерство труда и социальной защиты рассчитывает состав потребительской корзины для различных категорий населения и определяет объем годового потребления товаров и услуг. Например, в набор продуктов питания среднестатического белоруса входит 295,1 штук куриных яиц в год, а для белоруски - 240,7 штук. Еще, например, рассчитано, что белорусскому мужчине положен один галстук на год, а женщине - две юбки на три года.

Однако на практике структура и объем потребления каждого человека индивидуальны. Это зависит как от личного дохода, так и от личных предпочтений в потреблении. В то время как одни тратят весь свой доход на продукты питания, другие, имея автомобиль, тратят определенные денежные суммы на его эксплуатацию. Поэтому персональная инфляция будет различна между разными людьми, и, конечно, она будет отличаться от официальной. Насколько велико это различие можно узнать, воспользовавшись калькулятором персональной инфляции Белстата.

«Тяжело с нашими безграмотными гражданами — им простым языком говоришь, что инфляция всего 5%, а они ноют, что в магазине цены выросли в два раза!»

Помимо официальной и персональной инфляции, особую роль играет инфляция ожидаемая, поскольку именно она формирует привычки потребления и сбережения. Определение этого вида инфляции крайне важно для государства, когда оно ставит своей целью если не обуздать, то по крайней мере контролировать рост цен. По величине ожидаемой инфляции можно судить об эффективности проводимой кредитно-денежная политики.

Оценку ожидаемого уровня инфляции методом личных интервью Нацбанк проводит с ноября 2017 года. Анкета включает три блока вопросов: цены, покупки, сбережения. Национальный банк интересуют вопросы ощущаемой потребителям инфляции за последний год и ожиданий на год предстоящий, вопросы того, насколько благоприятствует время для крупных покупок и какие крупные покупки делали белорусы в последние три месяца, а также о том, как и в какой форме белорусы делают сбережения.


Фото: скринфот из к/ф «Иван Васильевич меняет профессию»

"Граждане, храните свои деньги в сберегательной кассе… если, конечно, они у вас есть". (к/ф «Иван Васильевич меняет профессию»)

Несмотря на сравнительно небольшой промежуток времени, в течение которого Нацальный банк изучает инфляционные ожидания населения, в рассматриваемом периоде можно различить ряд важных тенденций и выделить как качественные, так и количественные особенности восприятия белорусами роста цен.

Главный, но, впрочем, и ожидаемый, вывод заключается в том, что инфляционные ожидания населения и ощущения ими роста цен постоянно значительно превосходят уровень официальной инфляции. В то время как официальная инфляция в 2017—2019 годах составила 4,9−6,0%, опросы населения показали, что изменение цен на величину, превышающую 8,0%, ощущали стабильно более половины опрошенных. В марте 2021 года их доля и вовсе составила 71,3% — хотя к этому моменту и официальная инфляция уже превысила 8%.

Аналогичным образом население ожидает куда большего, чем Нацбанк и правительство, изменения цен на продукты питания, производственные товары и услуги в течение ближайших 12 месяцев. С конца 2019 года резко возрастает доля опрошенных, ожидающих особенно быструю инфляцию, в то время как резко сокращается число тех, кто затрудняется ответить на этот вопрос. Стабильно низким остается процент тех, кто считает, что цены либо не изменится, либо вырастут лишь незначительно.

С учетом ощущаемой инфляции, последние три года, несмотря на рост заработной платы, люди стабильно негативно оценивают текущее время для того, чтобы делать крупные покупки (такие как мебель, холодильник, бытовая электроника, телевизор). И, тем не менее, доля тех, кто в период 3 месяцев до проведения опроса не делал крупных покупок, снижается в рассматриваемом периоде на четверть — с 40% до 30% опрошенных. Кроме того, заметно сказывается влияние пандемии: с начала 2020 года на треть возрастает доля людей, которые делали крупные покупки, связанные с лечением. В то же время, закрытые границы и карантинные ограничения до минимума сокращают расходы на отдых и поездки. Более того, еще начиная с лета 2019 года население начинает остывать к крупным покупкам в кредит.

Вопросы относительно сбережений населения, особенно в их валютной составляющей, всегда интересовал банки и правительство. Депозиты физических лиц в иностранной валюте на 1 апреля 2021 г. составили 5,7 млрд долларов, и несмотря на то, что по сравнению с началом 2021 года уменьшились на 1,9%, они все еще превосходят по объему депозиты юридических лиц (5,2 млрд долларов на 1 апреля 2021 г.).

В течение последних трех лет белорусы в целом позитивно оценивали время для создания сбережений. Но 2020 год внес свои коррективы в эти тенденции. Во-первых, резко негативно уже с начала прошлого года население стало рассматривать белорусский рубль в качестве средства сбережения, отдавая предпочтение иностранной валюте. Во-вторых, ощутимо снизилась доля тех, кто затрудняется с ответом на вопрос о форме сбережений. Ведь не только валюту рассматривают жители Беларуси в качестве такого средства. С середины 2019 года заметно вырос интерес к недвижимости как форме сбережения. Аналогичная ситуация с драгоценными металлами. Аутсайдером рейтинга вариантов сбережений стали депозиты: если в конце 2019 года четверть опрошенных рассматривала их в качестве основы сбережений, то в марте текущего года такой вариант рассматривает немногим более 10%.

Надо сказать, что белорусы в своем мнение о росте цен не одиноки. В соседних странах, в первую очередь России и Украине, население тоже оценивает и ожидает инфляцию выше официально рассчитываемого и прогнозируемого уровней. Что наши страны качественно отличает от более развитых в рыночном отношении стран Европы и США, так это горизонт планирования. Если в случае с Беларусью население опрашивают о горизонте планирования в один год, то в ЕС и США аналогичный горизонт инфляционных ожиданий достигает срока в пять лет и более.

Рост цен интересует население, центральные банки и правительства, безусловно, не сам по себе. Это внимание обусловлено взаимосвязью между инфляционными ожиданиями, фактическим ростом цен и безработицей, контроль над которыми должен способствовать достижению устойчивого роста экономики. Для Беларуси, вместе с тем, анализ инфляционных ожиданий населения играет в некотором роде терапевтическую роль и отражает то, насколько излечилось общество от шоков гиперинфляции 90-х и последствий ручного управления валютными курсами.

 
Теги: Курсы валют
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Белорусам не привыкать к росту цен. Три десятилетия независимости научили нас если не воспринимать инфляцию как должное, то уже точно приспосабливаться к ее...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Экономики)

РЕКЛАМА

© 2021 21.by