Дмитрий Щигельский: «Лукашенко хочет быть не просто первым, но единственным». 21.by

Дмитрий Щигельский: «Лукашенко хочет быть не просто первым, но единственным»

17.11.2020 07:47 — Разное | Партизан  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Партизан

Если белорусы не хотят любить Лукашенко и только его, он будет мстить тем, кто получает признание народа, даже если они мертвы.

Дмитрий Щигельский: «Лукашенко хочет быть не просто первым, но единственным»
Дмитрий Щигельский: Режим становится откровенно оккупационным, активно используя все формы насилия, включая убийства
Если белорусы не хотят любить Лукашенко и только его, он будет мстить тем, кто получает признание народа, даже если они мертвы. 

О причинах и последствиях тотальной зачистки, которую пережил протестующий Минск 15 ноября, «Белорусский партизан» расспросил врача-психиатра Дмитрия Щигельского. Эксперт уверен, что главной и единственной ценностью в жизни Лукашенко является власть, и он готов биться за нее до последнего белоруса, включая собственного сына Николая.

«Лукашенко хочет быть не просто первым, но единственным»

-15 ноября силовики в Минске буквально сравняли с землей мемориал убитого Романа Бондаренко. Для этой цели на площадь Перемен стянули силовиков со всего Минска (и не только, надо понимать). Накануне мемориалы Роману Бондаренко силовики уничтожали по всей Беларуси. Почему так важно режиму было уничтожить мемориал?

- Проведение классической облавы, да ещё и с досмотром квартир, вызывает очевидные ассоциации с действиями оккупационной администрации в Минске в период Второй міровой войны, организаторы не могли этого не понимать. Пойти на такое без санкции Лукашенко никто бы не осмелился. Поэтому вопрос не о неком абстрактном режиме, а о совершенно конкретном диктаторе. 
Демонстративное глумление над памятью мёртвых, даже если это враги, абсолютно противоречит белорусской культуре. Лукашенко не может этого не знать и не понимать. 
Я предположу сочетание нескольких факторов. Первый - это банальная ревность к чужой популярности. Вспомните, как Лукашенко высказывался об убитых по его приказу Гончаре, Захаренко, Красовском, Завадском? Что происходит с памятью о покойных Быкове, Машерове? Других известных белорусах? Лукашенко, несмотря ни на что, хочет быть не просто первым, но единственным. Сейчас, он скорее всего, понимает, что это уже невозможно, но не может изменить себя. Если белорусы не хотят любить его и только его, он будет мстить тем, кто получает признание народа, даже если они мертвы. 

Второй фактор - это тактика удержания власти, которая по моим оценкам была принята окончательно примерно в начале/середине сентября: заставить бояться и подчиняться, не считаясь с теми жертвами и издержками, которые придется понести для достижения этой цели. Не только заставить подчиниться, но и не позволить при этом даже проявлять видимое недовольство. 

Ну и, наконец, это первый случай, когда убит не политический противник, как Гончар, например. Не человек, который хотя бы находился в месте проведения протестной акции, как предыдущие убитые. Романа Бондаренко убили тогда, когда он просто вышел из квартиры. Последний пункт общественного договора, последнее достижение, которое Лукашенко пытается записать в свой актив – безопасность, уничтожается этим убийством. Каждый гражданин страны, даже если он искрений сторонник тирана, видя портрет убитого или стихийный мемориал, начинает задавать себе вопрос: «Я могу быть вне политики, не принимать участие в акциях протеста, не попадать в места их проведения, но меня могут убить, причём даже не сотрудники МВД, а вообще непонятные люди в любой момент, когда я выйду из квартиры или дома?» Это очень неудобный вопрос для режима и Лукашенко лично, потому что единственный правильный и логичный ответ – да, могут. Поэтому поводов к такому вопросу и напоминаний о событии должно быть как можно меньше. 
- Противостояние в Беларуси длится четвертый месяц. Кто выигрывает в этой односторонней войне?

- Если это противостояние, то это две стороны, да и для войны необходим противник. В Беларуси происходит конфликт, в котором есть две противоборствующие силы, использующие разные методы. Недовольная часть общества, в подавляющем большинстве, прибегает к символическим  акциям, очень небольшое меньшинство, анархисты (но не только они), к акциям прямого действия и элементам саботажа, - но всё это формы ненасильственного протеста. Режим становится откровенно оккупационным, активно используя все формы насилия, включая убийства. По моему мнению, причиной политического кризиса является усложнение белорусского общества, эффективное управление которым архаичным диктаторским режимом н возможно. То есть, современное общество нашей страны стало слишком сложным для примитивной формы управления им. Кто победит, я не знаю, так как либо общество сменит форму политического устройства страны, добившись того, чтобы она соответствовала его возросшей сложности, либо режим упростит общество. Лукашенко, по моему мнению, вполне осознаёт или как минимум интуитивно понимает проблему. Он готов упростить общество до того уровня, который позволит ему сохранить власть. 

- События 15 ноября в Минске - это разгром протеста либо его дальнейшая эскалация?

- Мне не известно будущее. Единственное, что я могу предположить, что события 15 ноября вероятно вызовут кризис в протестной среде. В зависимости от того, как этот кризис разрешится, произойдёт либо эскалация протеста с выходом его на качественно иной уровень, либо его временное затухание. Причины конфликта не исчезли, и это вовсе не выборы и фальсификации на них. Ковид, выборы, фальсификации - не более чем триггеры. Кризис будет вызван разрушением иллюзий участников, возможно не всех, но значительного числа, и вероятно запустит следующие процессы:

1. Кризис веры в то, что лидеры всё знают, для победы необходимо им слепо доверять и следовать их указаниям. Появится относительно массовая потребность в политических знаниях и осмыслении ситуации. Поведение, действия протестующих более не будут определятся слепой верой и завышенными и не реалистичными ожиданиями. Говоря коротко – замена веры на знание и понимание. Это вероятно будет весьма психологически болезненным процессом для многих, особенно из числа политизировавшихся в последний год-полтора. 

2. Я предположу, что в массовом сознании встанет вопрос об адекватности форм протеста обстоятельствам места, времени и условий. Появится запрос на поиск новых форм и методов борьбы. 

3. Я не буду утверждать, что это обязательно произойдёт, но теоретически эйфория должна сменится депрессией. На какое-то время это может сбить протестную активность, но при её возобновлении она должна приобрести новые формы. Ещё раз подчеркну, что это всего лишь теория, насколько она сработает в наших условиях - я не знаю. Но считается, что выход общества из депрессии возможен только и исключительно через агрессию. 

4. Возможно, встанет вопрос о политической ответственности лидеров 20 года и их компетенции. Если СМИ, лидерам, телеграмм-каналам удастся его смикшировать, заболтать, снять, то скорее всего цикл волна-подъём-эйфория-репрессии-депрессия повторится, как уже было несколько раз в истории нашей страны, хотя и в значительно меньшем масштабе. Ещё раз подчеркну – количество вовлечённых в протестную активность, как и очень широкое распространение протестных настроений создают качественно новую ситуацию, с которой мы никогда ранее не сталкивались. 

«Лукашенко готов воевать за власть до последнего белоруса, включая Колю»

- Лукашенко готов сбежать в Россию, о чем сам проговорился на субботней пресс-конференции. Дословно: «Я уеду в ту же Россию, буду жить, работать». Коль скоро Лукашенко публично озвучил этот сценарий, следовательно, он не только рассматривает его всерьез, но и получил определенные гарантии в Кремле?

- Лукашенко много всего, в том числе взаимоисключающего, наговорил за последние 26 лет. Я не живу в кабинете Путина, президент РФ не сообщает мне о своих договорённостях с Лукашенко. Я понятия не имею кто, что и кому обещал или не обещал в Кремле. Единственное, что я могу сказать с уверенностью, это то, что для Лукашенко нет смысла в жизни без власти и её атрибутов, он готов воевать за неё до последнего белоруса, включая Колю. Когда он говорил о том, что его надо убить, чтобы забрать власть, он был искренен, и я верю этим его словам. 

- Лукашенко заверяет, что никогда не предавал ни Ельцина, ни Путина. Кажется, о предательстве его никто не спрашивал. Оговорка по Фрейду?

- Я искренне надеюсь, что революция в Беларуси победит, хотя возможно не так легко, просто и быстро, как многие надеялись. Гражданин Лукашенко будет арестован, начнётся следствие, будет назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, и специалисты, которые будут её проводить, смогут найти ответ на этот вопрос. 

- С другой стороны, «сдаваться и вставать на колени» он не собирается: «Даже если я один останусь, я буду бороться за то, что 26 лет создавал своими руками». Как нужно понимать его слова?

- За прошедшие 20 лет я много раз повторял, для Лукашенко власть и её атрибуты, это, возможно, единственная ценность в жизни. Он готов бороться за её сохранение любыми средствами и любой ценой. 

- «Кроме Беларуси у меня ничего нет. Я лучшие свои годы положил на эту страну. Поэтому я за нее уцепился и держу, потому что понимаю, что с ней может быть». До каких пор он собирается держаться за «эту страну»? Что вынудит его расцепить посиневшие пальцы?

-Только физическая смерть или арест. Очень надеюсь, что это будет арест. У нашей страны довольно большой внешний долг, возврат украденных им и его семьёй средств мог бы способствовать его погашению, что важно для будущего Беларуси. 




 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Если белорусы не хотят любить Лукашенко и только его, он будет мстить тем, кто получает признание народа, даже если они мертвы.
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Разное)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика