Бывший контрактник внутренних войск: «Стоял сзади – 300 руб. В авангарде – до 800». 21.by

Бывший контрактник внутренних войск: «Стоял сзади – 300 руб. В авангарде – до 800»

Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Салiдарнасць

В государственных СМИ убеждают, что силовики – опора режима. Действительно ли в силовом блоке работают «машины», готовые выполнить любой приказ? О любви к главнокомандующему, деньгах и настроении среди бойцов Белсат поговорил с бывшим контрактником внутренних войск.

«В нашей стране ты никому не нужен, ты сам по себе»

Я человек, который всю свою сознательную жизнь работал в государственных учреждениях. Последние 7 месяцев служил в одной из воинских частей внутренних войск. Я из семьи военных. Во время службы всегда имел хорошую репутацию, планировалось, что меня в скором времени заберут на более высокую должность в штаб. Хорошо образованных людей в нашей армии не хватает.

Бывший контрактник внутренних войск: «Стоял сзади – 300 руб. В авангарде – до 800»

В последние месяцы пришло понимание – в нашей стране ты никому не нужен, ты сам по себе. После выборов произошел окончательный перелом, сделалось противно ходить на работу.

Самой тяжелой была первая неделя протестов, особенно когда отключили на три дня интернет. Так сложилось, что после первых массовых разгонов я пошел в отпуск. От всей этой грязи, которой поливали, которой пользовалась официальная пропаганда, становилось омерзительно.

«Глаза у них были налиты яростью и кровью»

Наших ребят почти в полном личном составе роты, а это около сотни бойцов, отправляли на разгоны. Уже тогда я понял, что больше там работать не смогу. Дошло до споров с комбатом. Я решился сказать: «У нас в стране полный беспредел!»

При этом я никого не унизил, просто сказал, что в стране беспорядок и меня это напрягает. В ответ мне через 2-3 дня стали посылать письма с приказом: «Внимательно читай агитационные листовки». Читаю, а там рассказывается, как в Минске протестующие численностью 12 человек поколотили аж целую роту бойцов!

Даже из-за писем было реальное ощущение, что они жаждут крови и пылают яростью к протестующим. В присланных письмах встречались странные эпитеты и метафоры. Принял решение уволиться и больше месяца не мог этого реализовать.

Мне нужно было вернуть часть вещей, да и по контракту еще оставался срок службы. За все это нужно было выплатить 900 рублей из своего кармана. Несмотря на то, что все условия я выполнил, меня не спешили увольнять.

Каковой была обстановка в силовых структурах после выборов? Был ли какой-то раскол?

Между нами было определенное разделение, но оно явно никак не проявлялось. К примеру, сидим с ребятами, участвовавшими в разгоне в Молодечно, руководства нет, ночное дежурство, и я спрашиваю: «Ребята, а просто поднимите руку, кто за этого усатого?» Ни один не поднял, но вот в чем скрывается парадокс: при всем этом они били и готовы впредь бить людей!

Среди нас появились люди, с которыми перестали здороваться

Я человек довольно наблюдательный и заметил, что мои сослуживцы перестали здороваться с одним коллегой. Именно те нормальные ребята, который осознали, что они натворили, и теперь сожалеют об этом. Хотя тогда они все были под прицелом, но выбор есть всегда. И в этом смысле я их не оправдываю.

Был у меня друг-сослуживец, с которым нередко делился своим пайком. Как-то сели ужинать, осторожно да помалу спрашиваю: «Чего это вы с одним таким не здороваетесь? Не могу понять, почему он ходит поникший?» Друг рассказал, что тот «рукапожатный» персонально бил на улице Минска 40-летнего мужика.

Избивал с такой яростью, что взрослый мужик наложил в штаны. Я развернулся и вышел, так как не смог этого слушать. Сослуживцы перестали с этим кадром общаться и здороваться, начали игнорировать. Все подобные истории словно окутаны мрачной тайной. У меня есть список тех, кто особенно «жестил».

Командиры делали все, чтобы о таких бойцах-«отличниках» ничего не рассказывали на службе. Это были люди инкогнито. О них молчали, нигде не упоминались их фамилии, чтобы их не дергали. Поэтому я уверен на 100 %, что даже их близкие и соседи не знают, чем занимались и занимаются эти люди.

Съездил на разгоны и получил повышение

Помню, как психолог нашей роты занималась промыванием мозгов. Она беседовала с теми бойцами, что особо отличились, и обучала, чтобы не боялись снимать премии за избиение, тратить на себя и семью, мол, ничего зазорного в этом нет. Идеологическое лечение проходило ежедневно.

Был у нас один чудак, очень неопрятный и неловкий. Самое ответственное задание, что ему доверяли, – это косить траву. Желающих иметь с ним дело почти не было. Комбат постоянно ругался и называл его свиньей. Именно он с охотой съездил на разгоны протестующих и, вернувшись, получил повышение! Был прапорщиком, а получил звание старшего лейтенанта, сразу повышение через два звания. Как такое возможно?

Премию начали ежемесячную платить. Но были и другие примеры. Служил с нами мужчина, что так и не взял дубинки в руки, простоял под деревом все разгоны. Он потом ходил и насмехался над новоиспеченным лейтенантом, спрашивал, будет ли тот проставляться «из лукашистских денег» за новое звание. Так и говорил: «из лукашистских денег».

Бывший контрактник внутренних войск: «Стоял сзади – 300 руб. В авангарде – до 800»

Марш памяти Романа Бондаренко. Протестующие в районе станции метро «Пушкинская»

О зарплатах и премиях силовикам. У нас прямо спрашивали: «Где стоял? Там стоял?» – тебе тогда столько

У нас существует такая система: обучение в военной академии зачисляется в стаж (выслугу). Поэтому многие идут в 17 лет на учебу, после в армию на контракт и уже в 37 лет выходят на пенсию, после 20 лет выслуги.

Чтобы получить постоянный контракт, нужно иметь 5 лет выслуги. Первый контракт заключается на 2 года, следующий на 3. Только после этого заключается контракт, где прописаны так называемые контрактные – единовременная выплата, не привязанная к заработку. Это нормальные деньги по нашим меркам, около 2-3 тысяч долларов.

Многие получают и сразу покупают автомобиль или делают ремонт в квартире. Казалось бы, неплохо? Только есть одно но! Расторгнуть контракт досрочно и не возвращать контрактных можно только по веским причинам: болезни, профессиональная несостоятельность.

Сами зарплаты невысокие. Старший прапорщик получал около 300 долларов. И вот здесь мы подходим к самому интересному –премии за разгоны. Тем из внутренних войск, кто стоял в карательных рядах, кроме зарплаты начали выплачивать премии. 700-750 рублей ежемесячно. Те, кто стоял сзади, получали от 300 до 500 руб.

Авангарду платили до 800. Полагаю, вы понимаете: чем ближе стоял, тем интенсивнее мог «работать» с протестующими, соответственно и награда выше. У нас напрямую так и спрашивали: «Где стял? Там стоял?» – тебе тогда столько.

«Все судьи, все прокуроры будут на вашей стороне»

Те, кто ездили на разгоны, рассказывали, что сперва их выстроили, чтобы сообщить: можете делать что хотите. Все судьи, все прокуроры будут на вашей стороне. Это говорили непосредственно их командиры, которые, так сказать, вели в бой.

Но те, кто был в коллективе, у кого была нормальная коммуникация с коллегами, наоборот, чувствовали вину и старались, если это было возможно, не принимать активного участия в операциях. Как показала практика, больше всех «жестили» именно те бойцы, которые еще с подросткового возраста имели личные проблемы. Но что удивительно, пока что в телеграм-каналах, где публикуются списки карателей, тех, кто наиболее «жестил», я почему-то не нахожу.

Касательно того, что бойцы употребляют наркотические вещества, я думаю, что это неправда. По крайней мере, я с такими примерами не сталкивался.

Народная месть? Ничего не имею против деанона силовиков. Но такие методы борьбы, как прокалывание колес машин, не работают. Дают реальные сроки людям, которые пытались отомстить. Они – колеса, а им – три года? Правда все равно всплывет, поэтому когда придет время, все фамилии станут известны.

«Счастлив, что оттуда ушел. В жизни назад не вернусь». О контрактах и почему военнослужащие не уходят

Вы же понимаете, что все повязаны контрактом, по которому считают годы выслуги. Сначала подписываешь контракт лет так на 5, после этого тебе выплачивается определенная сумма денег. Понятно, что если не отработать этих 5 лет, нужно будет вернуть их обратно. Это приличные суммы, несколько тысяч долларов. И если в начале средства получаешь чистыми, с вычетом всего, то отдавать надо уже с налогами. Условно, за 3 тысячи долларов придется вернуть 4 тысячи.

Туда чаще всего приходят молодые ребята, отслужив в армии. Помаялись пару месяцев без работы и решили пойти на контракт. Они понимают, что могут одеться, сводить девушку в клуб и не просить денег у родителей, у которых их зачастую тоже не хватает. А тут какая-никакая зарплата и стабильность. Поэтому молодые туда идут. И по контракту ты связан на 5 лет и никуда в определенной ситуации не денешься.

Откуда ты возьмешь 4 тысячи долларов? Да если у тебя еще кредит на квартиру и двое детей? Поэтому ребята сидели и считали, сколько осталось до конца службы. Те, у кого оставалось 3-4 месяца до конца контракта, все отслужили и уже ушли.

Недавно встретил своего бывшего старшего прапорщика. Теперь он устроился работать охранником в казино. У него 20 лет выслуги. Рассказал: «Как я счастлив, что оттуда ушел. В жизни назад не вернусь». Как раз в сентябре закончился контракт, и он с чистой совестью ушел.

Выбор есть всегда, даже если нет выбора. Могут ли военные отказаться от исполнения преступного приказа?

Согласно военному уставу каждый обязан выполнить приказ вышестоящего по званию. И только вышестоящий может признать приказ преступным и освободить от обязанности его исполнения. То есть если тебе командир что-то приказывает, ты не можешь отказаться выполнять, пока другой командир или тот, кто стоит над ним, не признает этого приказа преступным. Но ведь выбор есть всегда.

К примеру, как тот мой знакомый, что поехал на разгоны и простоял под деревом. Он вернулся, его шельмовали до последнего, но не уволили. У него еще на полгода оставался контракт. Сейчас существует огромная проблема с кадрами, их просто не хватает. Поэтому стараются не увольнять.

Бывший контрактник внутренних войск: «Стоял сзади – 300 руб. В авангарде – до 800»

«Если хоть на кого поднимешь руку, сразу же падаю на развод». Об отношениях в семьях

Мой непосредственный руководитель, старший прапорщик, ездил на разгоны. Согласно моим источникам, он честно простоял сзади и до него волна насилия не дошла. Просто простояли и поехали спать. Его жена сразу поставила ультиматум – если хоть на кого поднимешь руку, сразу же подаю на развод. Потом начала давить, чтобы уволился. Когда я уходил, он тоже искал вакансии, готов был пойти работать даже грузчиком. Но были и такие жены, что радовались добытым премиям и спешили приобрести новые вещи. Кто-то категорически против, а кто-то еще и похвалит.

Что может сейчас склонить силовиков на сторону народа? Имеют ли смысл призывы «милиция с народом»?

Нет! Никто оттуда не уйдет, пока не закончится контракт. Это кабала! У ребят за плечами кредиты, хоть и под 5%. В выплаты «ByPol» у нас не верят. Хоть и многое обещают, но уверенности не дают. Видимо, у нас такой менталитет –надейся только на себя. Так и живем: каждый по разным сторонам баррикад. Хотя и там, и там можно найти людей, которые не теряют человеческого облика.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
«Больше всех «жестили» именно те бойцы, которые еще с подросткового возраста имели личные проблемы».
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Разное)

РЕКЛАМА

© 2021 21.by