Чалый: Почему во власти так много рассуждений о Боге в последние дни. 21.by

Чалый: Почему во власти так много рассуждений о Боге в последние дни

Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Салiдарнасць

Как в Беларуси переплелись темы божественного и загробного, рассуждает независимый аналитик Сергей Чалый TUT.BY.

Вся выстроенная в Беларуси система с ее верой в 80 процентов сторонников, с передачей зарядов бодрости и решительности, с его апостолами, несущими в народ благую весть, была выстроена на том, что Лукашенко — бессмертный, вечный, считает Сергей Чалый.

— Никто не думал, что же будет на следующий день. И когда он об этом заговорил, произошла десакрализация. Для его сторонников прозвучало: Ребята, символ вашей веры конечен. И нынешнее проговаривание о «коллективном президенте» — это два ментальных процесса. Это размышления самого Лукашенко о том, как все будет работать без него, и рассуждения его сторонников.

Отсюда, уверен Чалый, так много рассуждений о Боге в последние дни. Особо он отмечает дарение Александром Лукашенко Кафедральному собору Турова воссозданного напрестольного Туровского креста.

Работа над его восстановлением длилась три года. Авторы работы стали обладателями премии «За духовное возрождение», указывают госСМИ, не вдаваясь в подробности. А история с восстановлением показательна.

Крест представили в Минске осенью прошлого года. На торжественном собрании присутствовали Патриарший экзарх всея Беларуси, митрополит Минский и Заславский Вениамин, глава Банка развития в 2012—2018 годах Сергей Румас, и его преемник Андрей Жишкевич, ведь работы все три года велись совместными усилиями белорусской православной церкви и Национальной академии наук при поддержке Банка развития. Результатом этой работы стало изготовление двух экземпляров креста (один предназначен для богослужебного использования в БПЦ, другой — для экспонирования в Национальной академии наук.

— Естественно, на прошедшей на днях церемонии никакого инициатора проекта, Румаса, Лукашенко не упоминает, — указывает эксперт.

Но тема Бога продолжает живо волновать Лукашенко, он ее поднимает регулярно. «Выкарабкаемся. Думаю, Он видит. И если есть, то Он все расставит по своим местам. Меня это тоже, особенно в эти святые дни, удивляет: все молятся — в Америке, на Западе — все верующие. Ну зачем же вы нарушаете заповеди Христа?», — говорит Лукашенко Додону.

Чалый отмечает, что он видит внешнюю угрозу еще и как духовную угрозу. В итоге, уверен аналитик, коллективный президент — это не о системе власти, не о замене одного человека несколькими.

— Посмотрите историю — вплоть до Древнего Рима. Все дуумвираты, триумвираты (а в них почти всегда входили военачальники) заканчивали всегда плохо. В истории это всегда заканчивалось узурпацией власти одним из участников объединения. Это не работающая структура по определению. В нашем случае скорее аналогия иная. Как церковь — тело Христово, так все мы — коллективный Лукашенко, и должны следовать неким заветам, писанию и преданию.

Но в экономическом смысле передавать потомкам нечего — белорусская модель проигрывает в конкурентоспособности всем. Все его флагманы и бренды проигрывают и внешнюю конкуренцию, и внутреннюю — белорусским частным предприятиям. И на каждом совещании речь идет о том, что все работает, нужны только дисциплина, борьба с бесхозяйственностью и кадры.

— Мы говорили, что у нас не раскол элит, а эрозия, а теперь, думаю, скорее речь о коррозии. То есть речь не только об уменьшении в размерах, но и о порче состава вещества, — указывает Чалый.

Мы говорили, что у нас не раскол элит, а эрозия, а теперь, думаю, скорее речь о коррозии. То есть речь не только об уменьшении в размерах, но и о порче состава вещества.

Но и в сфере идеологии также все печально.

Попытки поиска белорусской национальной идеи, которую обсуждали давно и на разных уровнях, наконец начали и власти. Недавнее ток-шоу на госканале показало, что вся идея вертится вокруг двух вещей: «Мы — наследники Великой Победы», и красно-зеленый флаг, который называют флагом, наследующим из Советского Союза, отмечает эксперт.

Все это не тянет на завет и предание для потомков, подчеркивает Чалый, при этом дискурс национальной идеи в обществе как раз начинает складываться — помимо и перпендикулярно тому, что проповедуют власти.

— Ощущение конечности монарха, у которого нет наследника — наследственный механизм передачи власти у нас не работает. Вот в такой ситуации оказался монарх и государевы люди, — говорит он.

Сейчас в провластных кругах обсуждаются способы продолжить абсолютизм в условиях коллективного президента. Чалый упоминает мнение Николая Щекина, увидевшего потенциал в Совете Республики, который возглавляет Наталья Кочанова.

— Так что, видимо, единства в том, кто был бы лучшим коллективным президентом, нет. Но есть как минимум два потенциальных центра кристаллизации власти — между силовиками и между гражданскими, — обращает внимание аналитик.

Важно и то, продолжает он, что история с «покушением» на Лукашенко оказалась не разовой — госСМИ продолжают сериал и сам Лукашенко говорит фразы типа «и это все происходит в условиях покушения».

— То есть это не событие, а процесс. Мы живем в условиях покушения. Эпоха у нас такая. Сериал. А особенность сериального искусства в том, что добро там никогда не побеждает зло, потому что иначе сериал закончится, а он должен быть потенциально бесконечен.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
«Ощущение конечности монарха, у которого нет наследника».
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Разное)

РЕКЛАМА

© 2021 21.by