Сергей Черечень: «И я не думаю, что отпустят всех политзаключенных». 21.by

Сергей Черечень: «И я не думаю, что отпустят всех политзаключенных»

11.06.2021 19:49 — Разное | Партизан  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Партизан

Почти год бизнесмен и экс-кандидат в президенты Беларуси Сергей Черечень не может найти консенсус с Министерством промышленности по совершенно простому вопросу – он хочет взять под свое управление любое самое отсталое промышленное предприятие. Но чиновники – ни в какую! 

Сергей Черечень: «И я не думаю, что отпустят всех политзаключенных»
«Народная Воля» поинтересовалась деталями.

Ну это событие - как повод ...

Напомним, что еще до президентских выборов минувшего года Сергей Черечень отреагировал на предложение А.Лукашенко реформировать любое из белорусских предприятий.

«Если наши кандидаты или вечные эксперты-экономисты, нигде не работавшие, кроме интернет-форумов и телеграм-каналов, знают рецепт, как без социальных взрывов реформировать предприятия, я готов их не только выслушать, – сказал Лукашенко, обращаясь с посланием к народу и парламенту. – Более того, обещаю любому дать возможность показать себя на практике. Предприятий предостаточно – крепких, хороших, например, БАТЭ, «Могилевхимволокно», «Белшина», «Камволь» – выбирайте, идите, покажите себя, как вы умеете это делать».

Черечень заявил, что готов хоть завтра взять развитие Минского моторного завода под свое крыло. Причем вне зависимости от исхода выборов: «Мы готовы провести комплексный аудит (диагностику) на Минском моторном заводе и дать подробное заключение о деятельности предприятия с указанием проблемных зон. На основании результатов аудита нами будут предложены рекомендации по плану мероприятий и конкретных действий для выхода предприятия из кризиса и повышения его эффективности».

Директор Моторного завода на одной из встреч в Минпроме заявил, что предприятие, которым он руководит, не убыточное. И предложил, чтобы Черечень и его команда положили глаз не на более-менее успешно работающий завод, а выбрали тот, который на самом деле нуждается в антикризисном управлении. Черечень согласился и на это предложение, а Министерство промышленности пообещало подготовить список новых предприятий – на выбор. Однако на этом всё и заглохло.

– Сергей, расскажите, на какой стадии сейчас находятся ваши многострадальные переговоры с Министерством промышленности?

– Пока нам прислали отписку: мол, у Минпрома есть некий стратегический план развития, они его сейчас будут реализовывать и в процессе его реализации обратятся к нам за помощью. Но это будет когда-нибудь потом.

– А что со списком предприятий, из которых вы могли бы выбрать самое захудалое?

– Похоже, все замялось. Я несколько месяцев не педалировал этот вопрос, был занят другими делами, поездками. Мы говорили, что на одном из предприятий хотели бы показать свою работу в действии, а дальше можем взять в свое антикризисное управление любой завод. И просили пустить нас на абсолютно любое предприятие – даже самое замшелое, пусть даже в стадии банкротства. Мы провели бы свою экспертизу, дали бы свои рекомендации по выходу из кризиса и наладили все процессы. Но, похоже, чиновники вообще боятся допускать нас к государственным предприятиям – там, видимо, можно наковырять много, мягко выражаясь, управленческих недочетов. Опасаются, что независимые эксперты, возможно, вскроют какие-то коррупционные вещи, которые хотелось бы утаить. Поэтому сейчас и пытаются всячески юлить и выкручиваться, чтобы не дать нам возможности получить предприятие.

– Хотя слова Лукашенко прозвучали весьма прямолинейно: идите и работайте.

– Да, во время его выступления всё звучало очень конкретно. И Администрация президента дала поручение Минпрому, которое они выполнять совсем не спешат.

Сейчас мы на той стадии, когда нам ясно сказали: мы про вас помним, но давайте вернемся к этому вопросу когда-нибудь потом. Но я не намерен ждать, а в самое ближайшее время уточню: может, это «потом» уже наступило?

Чиновники боятся делать конкретные шаги. Они боятся ответить нам «нет» и попасть под раздачу и боятся сказать «да» и тоже попасть под раздачу.

Чем отличается частник от госструктуры? Он рискует своими деньгами, несет ответственность за активы, за людей и поэтому всегда шевелится. А когда у тебя есть бюджет государственный, то зачем напрягаться? Денег все равно дадут. Вот чиновничья вертикаль и не напрягается.

Но я буду настаивать на своем, я хочу получить предприятие в управление.

– С министром промышленности, бывшим гендиректором БелАЗа Петром Пархомчиком вы встречались?

– Нет, из чиновников Минпрома вели переговоры с заместителем министра промышленности Александром Огородниковым. Плюс руководящий состав и бухгалтерия Минского моторного завода. А министры – они же все очень занятые. Не понятно только, чем они занимаются…

– Вы встречались с руководством Минского моторного завода. А с рабочими? Какие сегодня настроения у людей? На МЗКТ, например, некоторые кричали в лицо Лукашенко «Уходи!». Где сегодня эти люди?

– С некоторыми мы поддерживаем связь. Знаю, что отдельных уволили. По факту фонды, которые создавались для того, чтобы поддержать бастующих, помогли немногим. Большинство рабочих бросили на произвол судьбы, людей лишили средств к существованию.

– У вас есть конкретные факты?

– Да, у меня люди попали в потасовку с омоновцами – им никто даже не помог выехать из страны.

Поэтому говорить сегодня о каких-то протестах на предприятиях… В прежние времена люди не были настолько закредитованы, как сейчас. Почти у каждого был свой земельный надел, можно было что-то выращивать и не умереть с голода. Люди могли прожить на подсобном хозяйстве. А сейчас это невозможно – у всех есть определенное обременение, люди фактически в кабале у государства. И сегодня далеко не каждый может махнуть рукой и сказать: «Да хрен с ним, полгода как-то протянем!» Потому что лучше стабильно плохо, но с зарплатой. Логика простая.

– По-вашему, как разрулить сложившуюся ситуацию?

– Протеста уже нет. Вывести людей на улицы теперь нереально – слишком большой прессинг.

– Как говорил Роман Протасевич, только голодные бунты могут вывести людей на протесты.

– До голодных бунтов экономика Беларуси должна падать еще очень долго. И ей не дадут этого сделать. И даже если совсем не будет возможности привлечь деньги извне, у нас есть еще что продавать. Август-сентябрь минувшего года – тогда еще была возможность что-то поменять. Сейчас, на мой взгляд, всем необходимо успокоиться и попытаться найти какой-то приемлемый консенсус.

– То есть вы за компромисс?

– Да. И я не понимаю, как сегодня можно по-другому. Лукашенко не собирается уходить, тем более его поддержал Путин. Переговорный процесс должен быть обязательно.

– Складывается впечатление, что сегодня все уже забыли, с чего всё начиналось – спорные результаты президентских выборов.

– Фальсификация результатов выборов подняла людей на протест. Люди вышли и показали, что они думают и чего хотят. Это главный результат выборов. А сейчас просто качать ситуацию… Это как если бы спринтеру отрубили ноги, а он пытался бы на руках ползти к финишу. Но он всё равно уже не победит…

Сейчас необходимо выйти из этой драки с наименьшими потерями. Есть давление со стороны Евросоюза – это надо использовать и вести разговор про следующие президентские выборы под эгидой ОБСЕ и других международных институтов.

– Политзаключенных выпустить, объявить амнистию?

– Политзаключенные – это предмет торга. С точки зрения власти, если нет дискуссии, переговорного процесса – зачем их выпускать? 

Лукашенко – жесткий человек. На мой взгляд, он будет использовать этот актив не в ближней, а в дальней перспективе. И я не думаю, что отпустят всех политзаключенных.

Хотя, мы знаем, на днях Владимир Макей встречался с дипломатами. Информации о том, как прошла эта встреча, не очень много, но это хотя бы первый контакт, хоть какой-то разговор за последние полгода! Мне кажется, по дипломатической линии всегда должен идти диалог, несмотря ни на что. Но европейские страны сегодня действуют точно так же импульсивно, как и Лукашенко. И пока все эти импульсы не улягутся и все не начнут друг с другом разговаривать, ничего не изменится. А в последние полгода никто ни с кем нормально не общается.

– Какова ваша позиция по поводу санкций?

– Я считаю, что необходимо подготовить жесточайший пакет санкций по отношению к Беларуси, но не вводить его до последнего момента, а использовать как рычаг давления. Потому что санкции бьют не по Лукашенко и его окружению, а по обычным людям. Те же рабочие будут страдать, но не чиновники.

– Как думаете, небо надолго останется закрытым?

– Надеюсь, что нет. Это небольшие потери для страны – убытки для «Белавиа», кажется, около 6 миллионов долларов в месяц, в целом в республиканском масштабе это небольшие деньги. Но это жесткий дискомфорт для людей. Причем не только для наших, для европейцев тоже. Надеюсь, здравый смысл всё же восторжествует.

Сейчас все ждут разговора Путина с Байденом. От того, какие приоритеты будут расставлены там, во многом и будет зависеть, как решится ситуация по воздушному сообщению, по санкциям. Белорусский вопрос будет обсуждаться недолго, но в повестке дня он будет стоять, и основные акценты будут расставлены. Так что ждем.



 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Почти год бизнесмен и экс-кандидат в президенты Беларуси Сергей Черечень не может найти консенсус с Министерством промышленности по совершенно простому вопросу...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Разное)

РЕКЛАМА

© 2021 21.by