Фридман: Меркель считала Беларусь зоной российского влияния, после выборов все может измениться. 21.by

Фридман: Меркель считала Беларусь зоной российского влияния, после выборов все может измениться

26.09.2021 11:51 — Разное |  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала:

Немецкий историк Александр Фридман прогнозирует возможные результаты немецких выборов, анализирует "пророссийскую" позицию Берлина в белорусском и украинском вопросах и объясняет, почему она можно существенно измениться после избрания нового правительства.

Фридман: Меркель считала Беларусь зоной российского влияния, после выборов все может измениться
- Давайте сначала обсудим возможные результаты выборов в немецкий Бундестаг, как они выглядят по социологическим данным. Насколько я понимаю, наибольший рейтинг у социал-демократов, и вполне возможно, что им удастся создать коалицию с "зелеными" и либералами. Насколько возможным является именно такой результат?

- Такой результат является вполне возможным. Социал-демократы, согласно самым последним опросам, являются лидерами, но их возможная победа не будет уверенной, около 25%. Христианские демократы отстают от них всего на 2-3%, так что в этом смысле все очень шатко.

Что касается возможной коалиции социал-демократов вместе с либералами и «зелеными»... Проблема здесь, видимо в том, что если взять зеленых и социал-демократов, то это естественные партнеры, которые уже подчеркивали, что хотят работать вместе. 

Немного труднее будет договориться с либералами из Свободной демократической партии, так как СДП традиционно сотрудничала с христианскими демократами. Ситуация может сложиться так, что если либералы откажутся от входа в такую коалицию, то социал-демократы и «зеленые» могут пойти на коалицию с партией «Левые».

- Чем бы вы объяснили феномен Ангелы Меркель, которая руководила Германией 16 лет, что довольно необычно для западноевропейской страны? И то, что сейчас ее партия христианских демократов не является лидером гонки, не означает ли, что немцы немножко устали от ее правления?

- Во-первых, если посмотреть на немецкую историю, то Меркель — это не первый человек, который так долго находится у власти. Другие канцлеры, представители христианских демократов, тоже: Гельмут Коль правил 16 лет, Конрад Аденауэр - 14 лет, так что такая традиция присутствует.

Безусловно, Меркель была успешным канцлером, ей удалось консолидировать общество, проводить взвешенную политику, экономическое развитие было положительным, и большинство населения было ею удовлетворено. Немцы не устали от той политики, которую она проводила, но, возможно, они немножко устали от самой Меркель. Люди хотят, чтобы во главе страны были новые лица, это наблюдается.

- Германия всегда проводила довольно активную политику в отношении независимой Беларуси. Начиная от миссии ОБСЕ Вика до встречи норманской четверки в Минске, до попытки Меркель дозвониться до Лукашенко в августе 2020 года. 

Почему так получилось? Просто потому, что Германия - самая мощная и авторитетная страна Евросоюза или Берлин имеет какое-то особое отношение к белорусской теме?

- Во времена Меркель Германия приобретала вес в Евросоюзе. И когда Британия покинула Евросоюз, Германия и Франция однозначно стали основными странами Евросоюза, которые и решают его внешнюю политику.

Второй момент - это экономическое сотрудничество, тесные экономические связи Германии со странами Восточной Европы и постсоветского пространства.

И еще один весомый момент для немецкой политики - исторически-моральный. Восточная Европа - именно те территории, которые во время Второй мировой войны находились под немецкой оккупацией и где нацисты проводили свою преступную политику геноцида.   

Поэтому историческая ответственность также влияет на немецкую политику. Немцы, например, очень активно на уровне государства и частных фондов занимались Чернобыльской проблематикой.

- И в этой активной восточной политике многие обвиняют Берлин в пророссийской направленности. Ведь Германия в некоторых региональных конфликтах (например, российско-украинском) пытается играть роль «модератора», посредника, а не занимает однозначно антироссийскую позицию, как многие требовали. Можно ли сказать, что при новом правительстве социал-демократов и «зеленых» это отношение может измениться?

- Нужно учитывать следующее. Германия действительно имеет тесные связи и экономические интересы с Россией. Поэтому региональная политика, которую проводило правительство Меркель, была в том, чтобы не выйти на конфликт с Россией. 

"Да, мы поддерживаем демократическое движение в Беларуси и Украине, мы боремся за права человека, но мы знаем, что рядом находится Россия, и российские интересы надо учитывать".

Это "учитывая интересы России" особенно усилилось после украинского кризиса. До этого политика была гораздо более однозначной, немцы поддерживали Евромайдан, поддерживали прозападные силы в Украине, изначально довольно сильно поддерживали Порошенко. 

Но когда произошла аннексия Крыма и война на Донбассе, это изменило политику Берлина. Она стала более осмотрительной, наблюдалась линия на то, чтобы не выйти на новое противостояние с Россией.

И когда случились белорусские события, август 2020 года, то политика Берлина была следующая: "мы против Лукашенко, он должен уйти, мы требуем освобождения политзаключенных, вводим санкции". 

Но с другой стороны, и в Берлине, и в Париже еще в августе 2020 года решили, что белорусский кризис невозможно решить без России. И все, что делала Меркель (иногда с Макроном, иногда без Макрона) — это попытки договориться с Москвой. Сесть с Кремлем за стол переговоров и найти какой-то выход, уважая интересы России.

Они же с западной стороны всегда подчеркивали, что никто не собирается затягивать Беларусь в сферу западных интересов, в западные союзы. Все понимают, что это зона интересов Москвы. Никто не будет стремиться выбросить Москву из Беларуси. Но ведь надо решать проблему. Мол, пусть это будет другой пророссийский руководитель - но не Лукашенко с его выходками и жестокостью.

- Но ведь эта позиция не принесла того результата, на который была рассчитана. Путин сам признавался, что ему западные лидеры говорят повлиять на Лукашенко, а он говорит им — говорите с самим Лукашенко. 

Не кажется ли, что такая немецкая стратегия уперлась в определенный тупик? И возможно ли, что новое правительство, которое будет создано после выборов, будет относиться к белорусскому кризису совсем по-другому?

- Меркель во время своего последнего, прощального визита в Москву поднимала белорусский вопрос, но очевидно, что ничего не получилось. Меркель или сегодняшний лидер христианских демократов Армин Лашетт, или лидер социал-демократов Улоф Шольц - это политики преклонного возраста, им за 60, это люди, которые выросли во время "холодной войны". Они воспринимают постсоветское пространство как территорию, где у России особые интересы, которые нужно учитывать.

Но в следующем немецком правительстве, скорее всего, Министерство иностранных дел Германии будет в руках партии "Зеленые". И это уже совсем другое отношение к белорусскому и украинскому вопросу. Этой партией руководят более молодые люди. Анналене Бербак, претендующей на пост канцлера, но скорее всего, она получит пост министра иностранных дел, немножко за 40. Они не смотрят на Беларусь и Украину как на естественную зону интересов России.

Мне думается, что если следующее немецкое правительство будет сформировано той коалицией, о которой мы говорили (социал-демократы, либералы и «зеленые»), то внешняя политика Германии существенно изменится. 

Она будет менее прагматичной, ценности будут играть большую роль. Они будут более решительно требовать освобождения политзаключенных, более жестких санкций (уже требуют). В позиции либералов и "зеленых" много различий — но не в белорусском вопросе.

- А как "Зеленые" и социал-демократы могут отреагировать на мигрантский кризис, созданный официальным Минском — с учетом того, что это сильно  "проэмигрантские" партии. Не могут ли они попасть в ту "гуманитарную" ловушку, которую создают белорусские власти, и начать критиковать Польшу и Литву за их нежелание пропускать мигрантов?

- С одной стороны, есть немецкие законы, которые говорят, что люди, претендующие на убежище, должны иметь шанс его получить. С другой стороны, есть настроения населения, которые после прошлого мигрантского кризиса 2015 года довольно настороженные. 

Поэтому почти все партии обходят тему беженцев и тему белорусско-польской границы. Но если высказываются, то там прежде всего идет критика Лукашенко за то, что он создал этот кризис и использует мигрантов.

Те же "Зеленые" остаются верны своим принципам и критикуют Польшу и Литву за то, как они относятся к беженцам. Понятно, что после выборов они об этом будут говорить все больше. Но и для "Зеленых" очевидно, что Лукашенко все это организовал; он главный, кто несет ответственность за происходящее с мигрантами.

Еще один момент, который стоит упомянуть, - это фактор Марии Колесниковой, которая для немецких политиков играет особую роль. Для немцев она главная политзаключенная, все остальные менее известны. Она немцам близка, она здесь жила, они ее понимают, немецкие политики неоднократно о ней высказывались. 

Если бы Лукашенко пожелал сделать хоть какой-то шаг к взаимопониманию с немцами, он должен освободить прежде всего Колесникову. Если бы Колесникова вышла на свободу, может, тогда критика немецких политиков была бы не такой сильной. Но пока она за решеткой, противостояние будет только усиливаться.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Немецкий историк Александр Фридман прогнозирует возможные результаты немецких выборов, анализирует "пророссийскую" позицию Берлина в белорусском и украинском...
 
 
 


Архив (Разное)