«В знак протеста проглотил металлические предметы». Экс-начальник угрозыска оказался в карцере на Окрестина. 21.by

«В знак протеста проглотил металлические предметы». Экс-начальник угрозыска оказался в карцере на Окрестина

29.10.2020 18:25 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

Дмитрий Кулаковский еще недавно возглавлял уголовный розыск в Заводском РУВД Минска. После выборов заявил, что не согласен с действиями власти. В сентябре приняли его рапорт на увольнение. А вскоре объявили подозреваемым по делу в оскорблении. Сотрудники управления собственной безопасности МВД задержали его недалеко от дома — за «неповиновение» он получил 12 суток ареста. В знак протеста Дмитрий проглотил четыре металлических предмета. Но на свободу он не вышел, на него составили новый протокол, снова за «неподчинение», и дали уже 15 суток. Бывший милиционер, по словам жены, содержится в карцере, где спать он может на табуретке или бетонном полу.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Юлия Кулаковская рассказывает, что Дмитрий работал в милиции с 2006 года. Дома хранятся благодарности и профессиональные награды.

— Он был на хорошем счету, — говорит жена. —  После выборов он немного поработал, но его не выпускали из РУВД. Дмитрий сразу обозначил свою позицию, сказал, что во всем этом (подавлении протестов — Прим. TUT.BY) участвовать не будет, а будет выполнять только свою работу. В августе мы с трудом уехали в отпуск, не хотели мужа отпускать, он написал три рапорта — на отпуск с разных дат и на увольнение, сказал, выбирайте любой. Когда мы в сентябре вернулись, его были готовы взять обратно, но муж подумал и решил все-таки увольняться. Было много вопросов к нему, мол, кому ты будешь нужен, чем будешь заниматься, но все-таки он ушел со службы.

Как прозвучит позже в суде по административному делу, перед выборами на Дмитрия пришел документ из управления собственной безопасности, что он «политически неблагонадежный».

— 6 октября я была на работе, вернулась домой, спрашиваю у дочки, где папа, — продолжает Юлия. — Она отвечает, что вышел на пару минут. Дома остались все его личные вещи. Мы подождали — уже три часа его нет. Побежали искать по району, потому что телефон уже не отвечал. Позже в милиции сказали, что его задержали. Суд дал ему 12 суток за «неповиновение должностному лицу».


Фото: TUT.BY

Еще до задержания было возбуждено уголовное дело по факту оскорбления сотрудника милиции. Дмитрий Кулаковский проходил подозреваемым по делу. Дома у него провели обыск, забрали некоторую технику. Однако после обыска, по словам родных, его не задерживали. Супруга говорит, что Дмитрий не признавал себя виновным.

6 октября его задержали недалеко от дома. Согласно материалам административного дела, Кулаковский оказал неповиновение сотруднику управления собственной безопасности Гвоздю Л.Ю. — будучи подозреваемым в совершении преступления отказался удостоверить личность или (именно в такой формулировке «или» в протоколе — Прим. TUT.BY) отказался проследовать в РУВД, хватался за бордюр.

Дмитрий Кулаковский в суде Московского района заявил, что ничего подобного не делал. Судья Сергей Кацер назначил ему 12 суток ареста, по его мнению, виновность Кулаковского подтверждается протоколами административного задержания и об административном правонарушении, пояснениями свидетеля-сотрудника УСБ Гвоздя и рапортом Климука М.С., также сотрудника УСБ, который был при задержании.

Тот суд прошел без адвоката, родственники тоже узнали о решении постфактум. Во время 12-суточного ареста адвокат Наталья Тарасюк много раз пыталась попасть к Кулаковскому в ИВС, но ей все время отказывали, ссылаясь на неблагоприятную эпидемиологическую обстановку.


Иллюстративный снимок. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Такая же проблема и у других адвокатов, которые с весны 2020 года многие не могут попасть к своим клиентам на Окрестина, администрация ИВС и ЦИП не решает вопрос с обеспечением конституционного права на защиту. Индивидуальные обращения родных задержанных, а также адвокатов к руководству ИВС и ЦИП, минской милиции, МВД, минской и Генеральной прокуратуры ситуацию не изменили. Обращения коллегий адвокатов в те же органы также ни на что не повлияли.

18 октября Юлия Кулаковская с отцом и подругой приехали на Окрестина, чтобы встречать Дмитрия, который в 16.15 должен был выйти на свободу. Родные пробыли возле изолятора до 22 часов.

— Мы приехали заранее, за час до момента освобождения, — говорит Юлия. — И вот уже время подошло, а муж не выходит, я звоню в ИВС, отвечают — не волнуйтесь, скоро выйдет. Около часа мы стояли у ворот изолятора, периодически звонили, нам отвечали, мол, он уже не в камере, ждем документов, оформляем. Еще через час нам сказали, что с Дмитрием «беседуют сотрудники». Я возмутилась: какие беседы без адвоката? Он отбыл назначенный арест, его должны освободить. Сотрудники ИВС сказали, что по результатам беседы будет принято решение. Я попросила приехать адвоката, и уже ей сказали, что Дмитрий задержан по новому протоколу. Как мы потом выяснили, ему написали, что вышел из ИВС и оказал неповиновение сотруднику Советского РУВД, за что его и задержали.


Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

На следующий день состоялся процесс в суде Советского района. В материалах дела указано, что в 16.20 (формально, через пять минут после освобождения по первому административному аресту) Кулаковского остановил для установления личности участковый милиционер Советского РУВД Любимов В. В., поскольку гражданин показался ему подозрительным. Но Дмитрий отказывался сесть в служебный автомобиль, за что его и задержали. Дмитрий заявил в суде, что в указанное время он был в ИВС, неповиновения не оказывал. Родные выступили свидетелями на процессе, рассказали, что до 22 часов находились у изолятора на Окрестина, откуда Дмитрий не выходил. Судья Марина Федорова назначила арест на максимально возможный по ст. 23.4 КоАП срок — 15 суток, при этом в постановлении указано, что учтено смягчающее обстоятельство — несовершеннолетний ребенок на иждивении у Кулаковского. Вина, по мнению Федоровой, подтверждается протоколом, рапортом и пояснениями свидетеля-участкового Любимого.

Об «особых» условиях содержания в ИВС бывший милиционер успел рассказать в суде.

— Дмитрий успел сказать, что с момента задержания и потом во время отбытия ареста, 12 суток он находился в карцере, — говорит адвокат Наталья Тарасюк. —  По какой причине его туда поместили, сказать не мог, за спиной у него в это время стояли сотрудники изолятора, общались мы по скайпу. Ни одной передачи ему не доставили, хотя у жены одежду и продукты для него приняли. Он не был согласен с задержанием 6 октября, с тем, что его обвинили в неподчинении, поэтому в знак протеста проглотил четыре металлических предмета. По-хорошему нужно делать рентген и смотреть, в каком он состоянии. Но по его словам, медицинская помощь ему не оказывается. Держат его в карцере, где кровать пристегнута к стене и днем, и ночью, есть единственный стул, на котором он сидит 12 суток и не спит. Говорил, что опухают ноги, у него сахарный диабет второго типа. В силу бессонницы ему трудно сконцентрировать внимание. Вопросы я ему задавала по два раза. За все время содержания в ИВС я как адвокат ни разу не смогла к нему попасть, меня просто не пускают, так что я не могу даже проверить, в каком он физическом и психологическом состоянии.

 



«Это издевательство». Левченко рассказала об условиях на Окрестина

 

По факту бесчеловечных условий содержания родные и адвокат подали жалобы в ИВС, ГУВД Мингорисполкома (ИВС ему подчиняется), Департамент исполнения наказаний МВД, прокуратуру.

— Также мы готовим жалобу в ООН, поскольку расцениваем такие условия содержания как пытки, — заявила супруга экс-милиционера.

Срок административного ареста по второму административному делу истекает 2 ноября. Но родные не уверены, что увидят Дмитрия на свободе, опасаются, что снова найдется повод удерживать его в изоляторе. Причиной такого «особого отношения» они считают либо месть как бывшему сотруднику милиции, либо желание получить нужные показания по уголовному делу.

Активист Дмитрий Дашкевич, который был задержан 25 октября, также несколько суток провел в карцере ИВС на Окрестина. В суде Московского района он рассказал об условиях содержания, и это схоже с тем, что успел передать Кулаковский: нары круглые сутки пристегнуты к стене, поэтому спать можно либо на стуле, либо на бетонном полу, в кране нет вообще никакой воды, воду не дают даже, чтобы смыть в туалете.

— Мой подзащитный пояснил, что условия содержания являются бесчеловечными, — заявила в суде адвокат Дашкевича Екатерина Петрович. — С самого начала (еще до суда. — Прим. TUT.BY) его поместили в карцер, не разрешили использовать спальное место, ему приходилось сидеть и спать на бетоне, не было и нет воды, в том числе для избавления от фекалий, что приводило к тому, что Дашкевич и лицо, содержащееся вместе с ним, испытывали физические и нравственные страдания. Назначение ему административного ареста — продолжение физических и нравственных страданий. Полагаю, что данные действия свидетельствуют о пытках. Передачу можно передать только раз в неделю, в четверг. Мой подзащитный с воскресенья содержится без одежды, продуктов и, прежде всего, без воды.

27 октября судья Татьяна Моталь назначила Дашкевичу административный арест на 15 суток, сегодня, 29 октября, стало известно, что его перевели в изолятор в Барановичах.

Что такое пытка? Согласно Конвенции против пыток, это любое действие, которым человеку умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом, или по его подстрекательству, или с его ведома или молчаливого согласия. Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, будь то состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием пыток. Конституция и Международный пакт о гражданских и политических правах гласит: никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию.

Белорусским уголовным законодательством пытки отнесены к преступлениям против безопасности человечества (ст. 128 УК) — наказываются лишением свободы на срок от семи до двадцати пяти лет, или пожизненным заключением, или смертной казнью. Это преступление без срока давности.

27 и 28 октября мы попытались получить комментарий в пресс-службе МВД и ГУВД Мингорисполкома по поводу бесчеловечных условий содержания, о которых заявляют задержанные, которые находятся на Окрестина. Нам ответили, что данная информация требует проверки, дальнейших разъяснений пока не поступило.

Нам известно, что «особое» отношение в ИВС на Окрестино также к еще одному бывшему сотруднику милиции, он был задержан 11 октября и получил 15 суток. По словам родных, после назначения административного ареста содержался в карцере, после чего с серьезными проблемами попал в госпиталь МВД (там получают медпомощь не только нынешние, но и бывшие сотрудники органов внутренних дел), откуда его снова вернули в изолятор. По отбытию ареста на свободу он не вышел, был задержан за неподчинение требованиям сотрудника Советского РУВД, суд снова назначил ему 15 суток ареста.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Бывший милиционер, по словам жены, содержится в карцере, где спать он может на табуретке или бетонном полу. И это не единственный известный нам случай «особого...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Общества)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика