«Плачет. Значит, понимает меня». История солдата, который после ЧП в армии усыхает в госпитале без сознания. 21.by

«Плачет. Значит, понимает меня». История солдата, который после ЧП в армии усыхает в госпитале без сознания

31.10.2020 13:45 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

В квартире Екатерины Денисовны тихо. Слышно только, как посапывает под креслом дворняга Майя. Ее еще щенком принес в дом внук Николай. Кормил, дрессировал, разговаривал, как с человеком и, куда бы ни шел, всегда брал Майю с собой. А потом Колю призвали в армию. Сейчас уже бы он должен был вернуться, но случилась большая беда — ЧП на военном полигоне. И вот уже семь месяцев парень находится в военном госпитале между жизнью и смертью. Екатерине Денисовне теперь не до Майи. Завтра женщина снова (уже второй раз за эту неделю) набьет дорожную сумку разноцветными баночками с детским питанием и потащит ее на вокзал. Потом сядет в поезд и поедет в столицу, чтобы хоть несколько часов провести с внуком, которого любит больше всех на свете.


Своего Миколку, рассказывает Екатерина Денисовна, она «гадавала» с двух лет. Родителей мальчика (сына и невестку пенсионерки) лишили родительских прав, и бабушка тут же, не задумываясь, забрала внука к себе. Одной поднимать на ноги ребенка было, признается, непросто: работала в общепите при заводе, денег, конечно же, не хватало. А теперь пенсионерка вспоминает эти годы, как самые лучшие в своей жизни: все дома, все здоровы — что еще надо?


Фотографии внука в квартире Екатерины Денисовны на каждом шагу.

— Это мой Коленька в садике. А это в четвертом классе их выпуск. А это, посмотрите, в жилеточке — уже, наверное, шестой класс. До сих пор классная звонит и интересуется, как он. Вы знаете, такой хороший ребенок был.

На последнем фото Коля в новой пятнистой форме с автоматом. Присяга.

До трагедии — всего несколько месяцев.


В мае 2019 года светлогорца Колю Лося призвали в армию. Вначале проходил службу в учебной роте школы подготовки специалистов по эксплуатации военной техники и ремонтных подразделений в Печах. И внук, и бабушка «учебкой» были довольны.

— Очень хорошо относились там к солдатам. И мне их начальство раз в две недели звонило, интересовались, нет ли каких жалоб. Навели порядок после тех случаев, что у них были, — предполагает пенсионерка. — Могла ли я подумать, что нас беда коснется? В мирное время! Осиповичи эти дурацкие.

Екатерина Денисовна признается, что уже даже не плачет.


Спустя несколько месяцев после учебки Николая отправили в 51-ю гвардейскую артбригаду войсковой части 12 147 под Осиповичами. Здесь он служил механиком-водителем отделения хранения и транспортирования реактивной артиллерийской батареи реактивного артиллерийского дивизиона.

За солдатом Лосем была закреплена транспортно-заряжающая машина 9Т452 на базе ЗИЛа. Внук, вспоминает Екатерина Денисовна, рассказывал, что грузовик нередко выходил из строя.

— Бабушка, все хорошо, говорил. Только, мол, машина досталась не очень хорошая, постоянно ломается. Ну, говорю, делай, ты же в этом разбираешься.


Все было хорошо. Пока 26 марта 2020 года в дверь квартиры Екатерины Денисовны не позвонили. На пороге стояли незнакомые мужчины в военной форме. Они что-то говорили о ЧП, приносили какие-то извинения, но точно пенсионерка теперь помнит лишь, как у стенки ее, осевшую, подхватили водитель и замполит.

Официальное сообщение Министерства обороны о происшествии было таким:

«25 марта во время учений на полигоне под Осиповичами загорелась транспортно-заряжающая машина одного из подразделений, которое выполняло учебно-боевые задачи во время полевого выхода. Двое военнослужащих получили ожоги разной степени тяжести и были госпитализированы».

Очевидцы позже рассказывали журналистам, что ракеты разлетались на десятки и сотни метров. Одна пролетела прямо над ближайшей к полигону деревней Поплавы. Местных жителей после произошедшего даже на ночь эвакуировали в Осиповичи и там поселили в гостиницу.


Воронка в поле около фермы в деревне Поплавы, где упали осколки «ракеты»
Фото: Алесь Пилецкий, svaboda.org

Что произошло на самом полигоне вечером 25 марта, можно узнать из материалов уголовного дела. Недавно Осиповичский районный суд вынес по нему решение.

Неисправность — поломку одного из двигателей в ЗИЛе — рядовой Коля Лось обнаружил еще утром. Тем не менее в части посчитали, что машина может ехать на задание, — и направили экипаж рядового Николая Лося и сержанта Николая Германовича в Большую Горожу за боеприпасами. Солдаты должны были получить 16 боевых реактивных снарядов. Вернувшись уже гружеными в парк полигона, солдаты все-таки приняли решение устранить неисправность. Так как бензин пошел в масло двигателя, решили заменить масло и почистить свечи зажигания.

«Чтобы из цилиндров двигателя выгнать остатки топлива, стартером Германович прокрутил двигатель, в котором были выкручены все свечи, отсоединены провода и закинуты поверх двигателя. Во время работы стартера по проводам прошла искра, от которой воспламенилось топливо, вылившееся из цилиндров», — говорится в деле.

Сначала загорелось в моторном отсеке, потом пламя перекинулось на тент, которым были накрыты снаряды, сработали стартовые двигатели реактивных снарядов — и они стали разлетаться по полигону. Николай в этот момент был в кабине, на нем загорелась одежда. С ожогами головы, туловища, рук, глаз, верхних дыхательных путей, закрытой ЧМТ, в состоянии ожогового шока парня привезли в больницу.

62 дня Николай провел в реанимации ожогового центра. Сейчас он лежит в военном госпитале. Лежит — и больше ничего. Все это время он без сознания, не может самостоятельно дышать, есть, пить, началась острая печеночно-почечная недостаточность.


В сентябре 2020 г. суд вынес приговор: виновным в ЧП признали сержанта Германовича — и за халатное отношение к службе ему назначили наказание в виде ограничения по военной службе сроком на 1 год и 6 месяцев с удержанием 15% из его денежного содержания в доход государства. Также он должен возместить военной части более 112 тысяч рублей материального ущерба за уничтоженную технику.

Войсковая часть 12 147, в свою очередь, должна выплатить потерпевшему компенсацию морального вреда в сумме 80 тысяч рублей, решил суд.

Но бабушке, говорит она, «нет до этих разбирательств никакого дела» — лишь бы ее Коля снова был здоров.


Прогнозы же врачей неутешительны. В последних медицинских документах, которые есть у Екатерины Денисовны, состояние «ее Коленьки» оценивается как стабильно тяжелое; «контакту недоступен вследствие синдрома дефицита сознания»; «прогноз для восстановления сознания и высшей психической деятельности неблагоприятный». Но Екатерина Денисовна всем этим бумагам не верит.

— Врач говорит: надо с ним разговаривать, общаться. Вот я два раза в неделю приезжаю и говорю, говорю, говорю... Раньше вообще непонятно было — слышит или нет. А сейчас глазки открыты и поглядывает вроде как. Не знаю, бачыць меня или не. Но когда начинаю ему говорить: «Коля, давай вставай, все тебя ждут. Вон письмо пришло из милиции — приглашают на работу», — так он плачет. Значит, понимает.


Но тут другая напасть. Коля начал на глазах усыхать. Еще в ожоговом центре, вспоминает Екатерина Денисовна, выглядел лучше, а теперь — «одни косточки». И что с этим делать, никто не знает. Врачи уверяют, что уход и лечение ее внук получает в полном объеме. Она им вроде и верит, но, говорит, на последние фото Николая без слез смотреть невозможно.


— Спасибо и докторам, и медсестрам в госпитале, они там правда очень добрые. Я каждый раз как приезжаю, прошу: говорите, что надо. Может, питание какое особенное, может, лекарства какие. Отвечают, что все есть. Если бы сказали, что что-то надо, я бы для него все сделала, все достала. Но не надо ничего.

Дорогие читатели TUT.BY. Мы знаем, какие вы у нас отзывчивые и неравнодушные, поэтому сразу спросили Екатерину Денисовну, нужна ли ей какая помощь. Она говорит, что нет: ей пока хватает денег, сил и средств для ухода на «ее Коленьку».

 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
62 дня Николай провел в реанимации ожогового центра. Сейчас он лежит в военном госпитале. Лежит - и больше ничего. Все это время он без сознания, не может...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Общества)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика