Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации. 21.by

Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации

26.01.2021 12:35 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

26 января в суде Ленинского района Минска прошли прения по делу о нападении на сотрудника ОМОНа и причинении ему тяжких телесных повреждений. Обвиняемый — 32-летний предприниматель Виктор Борушко, который после задержания 12 дней провел в реанимации БСМП и на суде заявил об избиениях. С 18 октября он находится под стражей. Прокурор запросил для него 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в условиях усиленного режима.


Фото: фотограф Сергей Сацюк / Naviny.by

Виктору Борушко 32 года. У него высшее образование, до задержания работал индивидуальным предпринимателем, имеет погашенную судимость за преступление по части 1 статьи 328 УК, совершенное около 15 лет назад.

Борушко обвиняют в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности (п. 5 ч. 2 ст. 147 УК, до десяти лет лишения свободы). С 18 октября 2020 года он находится под стражей. В тот день его задержали на Партизанском проспекте после воскресного марша.

Судебный процесс ведет Марина Запасник, гособвинение представляет Александр Романович, адвокат — Наталья Ефимчик.

Свою вину Виктор Борушко не признал. Он настаивал на том, что 18 октября шел с протестного марша; когда увидел силовиков, начал убегать. Вскоре его сбили с ног — и вместе с бойцом ОМОН он упал на землю. В итоге последний получил перелом большой берцовой кости правой ноги, что относится к тяжким телесным повреждением.

Потерпевший сотрудник ОМОН засекречен. На суде он выступает под ненастоящим именем Ивана Волохова. Во время опроса в больнице он рассказывал, что получил травму во время столкновения. На суде заявил, что обвиняемый нанес ему удар ногой, что и повлекло перелом.

Три месяца потерпевший провел на больничном, два с половиной — в гипсе. Свой моральный вред он оценил в 6 тысяч рублей, половину из которых пообещал отдать на благотворительность. Еще 351 рубля потерпевший «Волохов» потратил на лечение.

Несмотря на то, что Виктор Борушко свою вину не признал, его родственники перечислили 3 тысячи рублей на благотворительный счет детского дома, также они дали обязательство возместить моральный вред потерпевшему и расходы на лечение.

Опираясь на это, прокурор Александр Романович запросил половину от возможного максимального срока по данной статье — 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в условиях усиленного режима.

По мнению прокурора, вина Виктора Борушко доказана в полном объеме, он умышленно нанес тяжкие телесные повреждения сотруднику ОМОН при осуществлении им служебной деятельности.

Сторона защиты выступала в суде около 40 минут. По мнению адвоката Натальи Ефимчик, в суде Виктор Борушко давал последовательные непротиворечивые показания — в отличие от потерпевшего. У него не было умысла нанести травму потерпевшему «Волохову» — перелом произошел в результате столкновения. Поэтому, настаивает адвокат, его действия можно квалифицировать как причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения по неосторожности (статья 155 УК).

Во время судебного процесса Виктор Борушко находился в клетке. Последнее слово он начал с клятвы.

— Положа руку на Новый завет, хочу поклясться, что буду говорить правду и только правду, как, в принципе, и на предыдущих заседаниях.

Его голос звучал уверенно, но руки дрожали.

— Я видел, что передо мной сотрудники ОМОНа. Но я субъективно испугался и, опасаясь за свою жизнь и здоровье, учитывая, что я видел, как задерживают и что происходит после задержания, побежал. И, как оказалось, не зря опасался, потому что после задержания попал в реанимацию на 12 дней. Но, Высокий суд, я хочу донести до вас самую главную мысль и отношение ко всему произошедшему: я ни на секунду не допускал мысли или желания целенаправленно и умышленно нанести удар сотруднику правоохранительных органов, причинить какой-либо вред или телесные повреждения, тем более тяжкие. Мое воспитание, принципы, взгляды, ценности не позволяют мне причинить какой-либо вред ни одному человеку, независимо от его профессии, вероисповедания, гражданскому или сотруднику силовых структур.

Хотел бы обратить внимание на обстоятельства произошедшего и на доказательства вины. На мой взгляд, не собрано достаточного количества доказательств, подтверждающих позицию потерпевшего. И еще раз настаиваю: никаких ударов я не наносил, никаких мотивов не имел. Представленное стороной защиты видео свидетельствует о недостоверности позиции потерпевшего и подтверждает мою версию, а именно: я действительно убегал, после подсечки начал заваливаться и падать. Затем меня подняли сотрудники милиции и отвели в автозак. Видео подтверждает, что все произошло быстро, мгновенно, за доли секунды. И совершить какие-то осознанные активные действия в виде нанесения центрированного удара я не мог. Но допускаю, как и говорил ранее, что такое могло произойти по не зависящим от меня причинам.

В конце Виктор Борушко обратился к своим родным и друзьям, которые присутствовали в зале. Эти слова ему дались наиболее тяжело — и не без слез.

— Я знаю, как вы переживаете и сколько я вам доставил хлопот. Я хотел бы извиниться за все ваши переживания и страдания. Хочу, обратиться к своим родителям. Я вас не подвел, вам нечего стыдиться либо корить себя за упущения в воспитании. Как вы меня и учили, вкладывали принципы морали и нравственности, человеческие ценности, которые вы мне с пеленок прививали «не укради, не убей, не навреди ближнему своему» я не нарушил. Я вас очень люблю. Вы можете продолжать мной гордиться. Хочу сказать большое спасибо брату и его семье, моей будущей супруге и нашему маленькому мальчику. Спасибо всем медицинским работникам больницы скорой помощи за то, что они поставили меня на ноги и вылечили. Большое спасибо медицинским работникам тюрьмы № 8 Жодино и всем неравнодушным людям, которые оказывали мне поддержку до и после этих событий.

Высокий суд, вы, наверное, не раз слышали слова и фразы, что моя судьба — в ваших руках. Прошу всесторонне разобраться и вынести справедливый вердикт. Хочу, чтобы здание суда, в котором мы сейчас находимся, не зря именовалось Домом правосудия.


Напомним, во время первого заседания по делу обвиняемый заявил об избиениях и издевательствах после задержания со стороны силовиков. Борушко, по его словам, 18 отктября привели в автозак, где уже находились шестеро задержанных, изъяли часы и мобильный телефон. Начавший движение спецтранспорт вскоре остановился. Выяснилось, что милиционеры ищут человека в синей куртке и приняли мужчину за разыскиваемого. Силовики пометили с помощью баллончика с краской лоб, руки и одежду Борушко и привезли его в Ленинский РУВД.

— Отвели на допрос, сказали, что у них есть видео моих ударов в отношении милиционера. Я попросил адвоката. Спросили на камеру имя и фамилию, есть ли вопросы и претензии к сотрудникам милиции. Ответил, что нет, — рассказал обвиняемый.

Во время судебного процесса мужчина стал говорить о том, что ему надели на голову мешок, судья прервала его, мотивировав это тем, что его претензии к сотрудникам ОМОНа на данном процессе не рассматриваются. Однако мужчина все же закончил, описав то, что в дальнейшем с ним происходило в похожем на душевую помещении.

— Били, дубинку в ж… засовывали. После этого я провел двенадцать дней в реанимации БСМП. Ноги были такие опухшие, что не мог снять джинсы. Когда меня били, я берег левую ногу. Мне меняли связки на левой ноге, я не мог ею ударить, — заявил мужчина.

Борушко также сообщил, что не стал подавать жалобу на действия силовиков, потому что не видит в этом смысла, так как ни одного подобного уголовного дела с августа так и не возбудили.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
26 января в суде Ленинского района Минска прошли прения по делу о нападении на сотрудника ОМОНа и причинении ему тяжких телесных повреждений.
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Общества)

РЕКЛАМА

© 2021 21.by