«Теперь особенно чувствуем друг друга». Мама Сони, расписавшей щиты на Победителей, о дочке и ожидании. 21.by

«Теперь особенно чувствуем друг друга». Мама Сони, расписавшей щиты на Победителей, о дочке и ожидании

08.04.2021 17:39 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

В январе суд огласил приговор тогда еще 18-летней Софии Малашевич, которая в сентябре участвовала в акции протеста у Дворца независимости. По трем статьям Уголовного кодекса ее приговорили к двум годам колонии. Девушку признали политзаключенной. Мама Сони Светлана рассказала незарегистрированному правозащитному центру «Весна» о детстве дочки, аресте и днях ожидания. TUT.BY приводит выдержки из беседы.


Фото: незарегистрированный правозащитный центр «Весна»

«Соня (или Зося, как мы ее еще называем) всегда была девушкой с характером: она знала, чего хочет, и стремилась к этому. В детстве дочка быстро развивалась: когда ей было полтора года, мы с ней часами могли листать энциклопедии <…>, а в три она читала наизусть письмо Татьяны к Онегину <…>, — рассказывает о дочери мама. — С детства Соня была очень творческим ребенком. В шесть лет она рисовала на ткани, стекле, делала открытки <…>. В старших классах срисовывала с сайтов дизайнерскую одежду, писала портреты — получалось очень похоже.

А потом она захотела выучить французский — она училась во французской гимназии. И за два месяца с репетитором серьезно подтянула свои знания. В этом вся Соня: к учебе она относилась довольно прохладно, но стоило ей чем-то заинтересоваться, тут же с легкостью осваивала предмет <…>.

«На предложения уехать из страны она отвечала, что не делала ничего противозаконного»

— Соня по натуре одиночка. В школе она общалась с разными людьми, но близко к себе никого не подпускала <…>, — говорит Светлана. — Дочка рано повзрослела. Из-за сложных отношений с папой она уехала учиться в Брест, где поступила в техникум. Когда после задержания ее исключили, она вернулась в Минск, сняла комнату и устроилась на работу <…>.


Cкриншот: видео Следственного комитета

Впервые ее задержали 6 сентября. Спустя сутки я нашла ее в списках Центрального РУВД. Позвонила туда, мне ответили: дочь допрашивают. Я стала набирать следователям, они трубки не снимали, все обещали перезвонить, но не набирали. Когда с момента задержания прошло 72 часа, я поняла, что Соню не отпустят. Оказалось, в суде административную статью ей переквалифицировали в уголовную. На свободе она оказалась 14 сентября <…>.

Она понимала: как только расследование закончится, в любой момент ее могут вызвать в Следственный комитет. На предложения уехать из страны она отвечала, что не делала ничего противозаконного, поэтому никуда не поедет. До середины ноября ситуация была относительно спокойная. Потом дочь пригласили на два допроса, со второго, который прошел 26 ноября, она не вернулась. Мы дважды подавали ходатайство, чтобы меру пресечения ей заменили на подписку о невыезде, но прокуратура решила иначе. 14 января у дочки начался суд, 22-го ей вынесли приговор.

«У дочки был момент, когда у нее опустились руки»

— У нас с дочкой уже было два свидания. Первое — сразу после суда <…>. Второе — в ее день рождения: 18 февраля ей исполнилось 19 лет, и мы обе были рады видеть друг друга. Девочки из камеры ее поздравили, это было мило. Я принесла сладости, чтобы она угостила их. Все эти маленькие радости, словно капля света в грязной темной луже. Они помогают бороться за себя <…> и искать в жизни смысл. Хоть это и непросто, — делится переживаниями мама.


Фото: незарегистрированный правозащитный центр «Весна»

У дочки был момент, когда у нее опустились руки. Но потом она поняла: если ничего не делать, то ничего не будет происходить, и через адвоката попросила писать ей больше. Письма, говорит она, ее поддерживают, отвлекают и придают жизни смысл.

А еще у нее, бедняги, разболелся зуб: видимо, из-за сильных морозов в камере было холодно и ее просквозило. Мы с адвокатом долго пытались организовать ей лечение. Соня шесть раз писала заявление, чтобы к ней пригласили стоматолога. Когда нам, наконец-то, удалось этого добиться, оказалось, у нее пульпит. Зуб дочке лечили без анестезии.

«Я просыпаюсь, смотрю на часы: шесть утра, знаю, в это время их будят»

— 16 апреля у Сони будет апелляция <…>. Я слабо верю, что приговор изменят. Дочки на заседании не будет, она написала заявление, чтобы присутствовать в суде по Skype, — рассказывает Светлана. — Мое присутствие там тоже ничего не решит: только отнимет у меня год жизни <…>. Тем более что на суд Соня просила меня не приходить, я все слушала в коридоре: она сказала адвокату, что ей все равно, как люди отреагируют на ее слова, но если в зале окажется мама, она начнет волноваться <…>.

Теперь мы особенно сильно чувствуем друг друга. Я просыпаюсь, смотрю на часы: шесть утра, знаю, в это время их будят <…>. Перед тем как она попала в карцер, мне приснился страшный сон. Почему она оказалась в карцере, нам неясно до сих пор <…>.


Фото: Наша нiва

Дочь этапировали в Жодино. Пока она находилась на Володарского, у нас была нормальная обратная связь, теперь — нет. С 4 марта я не получила от нее ни одного письма. Жодино и Володарка словно два разных мира. В минских камерах между людьми более тесная связь. Здесь вместе может сидеть сразу несколько политзаключенных, им есть о чем поговорить. Если несешь передачу на Володарского, то знаешь, что в рамках дозволенного у тебя все возьмут и не покажут к тебе своего отношения <…>.

В Жодино каждую шоколадную булочку протыкают ножом, книги по французскому не принимают, хотя в передачах учебники разрешены. Надеюсь, в колонии в Гомеле у Сони будет возможность заниматься: пока у нее в планах доучиться на парикмахера <…>.

*****

— Держаться в этой непростой ситуации мне помогает вера в то, что скоро я буду с Соней. Сквозь слезы, истерики, но я в это верю. Верю, несмотря на все события, с которыми я сталкиваюсь каждый день <…>, — делится переживаниями Светлана. —  Я верю, что мой ребенок скоро выйдет на свободу, что у нее, как и у всех политзаключенных, будет много возможностей реализовать себя в будущем. Думаю, опыт, полученный в результате тяжелого, мрачного, но зачем-то необходимого периода в жизни, станет для них отправной точной, после которой в их судьбах начнется новый виток.

Напомним, Софию задержали вместе с ее парнем Тихоном Клюкачом. София и Тихон познакомились в конце августа 2020-го, вместе учились в Брестском колледже сферы обслуживания, где проучились всего неделю. После задержания на митинге руководство колледжа, по словам обвиняемых, предложило написать заявление на отчисление. Тихон согласился, София отказалась, в итоге отчислили обоих.

6 сентября Тихон решил принять участие в воскресном марше вместе со своей девушкой, специально приехал из Бреста в Минск. По версии следствия, молодые люди узнали из телеграм-канала о проведении акции и приняли в ней активное участие, это повлекло нарушение работы общественного транспорта и организаций. При этом ущерб в обвинении не указан. Гособвинитель Рудницкая зачитала, что Клюкач и Малашевич «двигались по проезжей части, совершали громкие хлопки руками, использовали оппозиционную символику, шли в первых рядах колонны, тем самым совершили преступление по ч. 1 ст. 342 УК».

Также Софии было предъявлено обвинение в хулиганстве. В обвинении отмечено, что 6 сентября девушка «нанесла вульгарные надписи на заградительных щитах», которые принадлежат войсковой части 63 755 и были выставлены у Дворца независимости. Гособвинитель подчеркнула, что действовала обвиняемая «с исключительным цинизмом, демонстрировала презрение к нравственным ценностям общества», войсковой части был нанесен ущерб на сумму 103 рубля. Еще до суда София эту сумму погасила.

Софии Малашевич, кроме того, предъявлено обвинение в оскорблении Лукашенко (ст. 368 УК). По версии следствия, в августе она дважды демонстрировала плакат «с оскорбительной надписью, содержащую негативную оценку его деятельности, демонстрируя социальную нетерпимость к представителям власти и желание представить Лукашенко в унизительном положении в глазах общественности».

Молодые люди признали вину, заявили, что раскаиваются в содеянном.

 
Теги: Брест, Гомель
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
В январе суд огласил приговор 18-летней Софии Малашевич, которая в сентябре участвовала в акции протеста у Дворца независимости. По трем статьям Уголовного кодекса...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Общества)

РЕКЛАМА

© 2021 21.by