В Погост приехало много людей, чтобы почтить память расстрелянных узников местного гетто. 21.by

В Погост приехало много людей, чтобы почтить память расстрелянных узников местного гетто

Размер текста:
A
A
A
>

В Погост приехало много людей, чтобы почтить память расстрелянных узников местного гетто
15 августа в лесопосадке близ деревни Вяз, у памятника на месте расстрела более шестисот узников Погостского гетто, прошел траурный митинг, посвященный событиям тех лет.

Отдать дань памяти родным и односельчанам, посетив места их гибели, приехало много людей. Среди них председатель Загородского сельсовета Елена Богатко, представители Пинской еврейской общины, учащиеся Погост-Загородской СШ, отдыхающие дети из ДРОЦ «Свитанак», свидетель страшного события Ицхак Южук и жители деревни Погост-Загородский. Они почтили память погибших минутой молчания. На территории Загородского сельсовета память погибших погостских евреев увековечена еще тремя памятниками, установленными на местах расстрелов: в урочище Малая Долина д. Камень,  на окраине деревни Погост-Загородский, в урочище Волчий лес д. Борки. Памятники были установлены уроженцем деревни Погост-Загородский Ицхаком Гершевичем Южуком.

В Погост приехало много людей, чтобы почтить память расстрелянных узников местного гетто
 Довоенное население Погоста на три четверти составляли жители еврейской национальности – это около 900 человек, большинство из которых было расстреляно во время фашистских карательных акций. В июле 1941 года войска вермахта заняли деревню Погост. С этих пор на улицах Погоста зазвучала немецкая речь, а на административных зданиях были вывешены флаги со свастикой. Немцы установили свой страшный порядок.

В Погосте была создана комендатура, которая разместилась в здании бывшей советской школы. Начальником полиции стал Андрей Вирковский, а комендантом – немец по фамилии Шварн. Спустя некоторое время комендант Погоста издал приказ о привлечении всего населения, в том числе и евреев, к работам по восстановлению жизнедеятельности поселка. Немцы решили здесь организовать у озера небольшую базу для отдыха своих солдат и офицеров. Для этого они хотели восстановить работу паровой мельницы, пекарни, бани, лесопилки и небольшие мастерские по ремонту и пошиву обуви, одежды, также мастерскую по ремонту танков. В приказе в частности говорилось и то, что «для местных евреев в оккупированных областях вводится принудительный труд для мужчин с 14-летнего возраста и до 60 лет, а женщин с 16 лет и до 50». Мобилизованные для принудительных работ евреи должны были в установленное время явиться в определенный пункт. Зарплата за выполняемые работы не выдавалась, только иногда за работу выдавался продовольственный паек. Евреям без письменного разрешения коменданта запрещалось покидать пределы общины и заниматься торговлей, ловлей рыбы, вырубкой леса.

Люди понимали, что без работы и в таких условиях им не прокормить свои семьи. Кроме того, комендатура издала указ, по которому каждые две недели евреи обязаны были сдавать все золото, которое было в семьях, даже заставляли вырывать золотые протезы.

Из местных жителей нашлись предатели, которые шли на службу к фашистам: помогали грабить. Евреев заставляли на одежду напротив сердца нашивать круглые желтые «латы». Нарушивших эти требования, ждало суровое наказание.

Таким образом, с первых минут фашистской оккупации еврейское население Погоста оказалось вне закона. Любое непослушание жестко каралось.

Ранним утром 10 августа 1941 года спокойный сон прервали гремевшие выстрелы в центре Погоста. Немецкие солдаты приехали на лошадях со стороны деревни Борки. Это была 1-я кавалерийская бригада войск СС, которая в эти дни проводила операцию «Припятские болота». Ею командовал генерал Марин Манафу. Им был дан приказ согнать в одно место всех еврейских мужчин и юношей. На площади в Погосте было согнано около 130 человек. Фашисты погнали их в сторону деревни Камень в урочище Малая Долина. Там заранее была вырыта неглубокая траншея. Евреев раздели до нижнего белья и приказали лечь на низ траншеи, после чего расстреляли их в затылок, с ними расстреляли еще 6 человек из Каменя. Так прошла первая карательная акция фашистов в Погосте.

В начале сентября 1941 года, эсэсовцы собрали 80 еврейских мальчишек для работы в Ганцевичский рабочий лагерь, а для оставшихся евреев по приказу коменданта было создано гетто. Под него была выделена часть улицы Октябрьской (ныне Озерная). Гетто захватывало 16-18 домов, огороженных колючей проволокой, причем ее натягивали от дома к дому, используя часть стен домов в качестве внешних стен гетто, а если проволоке мешал сарай – его сносили. Таким образом, гетто имело форму прямоугольника, а окна и двери, выходившие на улицу, были забиты деревянными щитами. Немцы требовали, чтобы евреи из гетто не смотрели в их сторону. Работы по строительству еврейского гетто были закончены в октябре и по приказу немецкого коменданта в течение двух дней евреи должны были туда перейти. Там стояла страшная теснота: в каждом доме находилось шесть, семь семей. Продуктов питания и воды не хватало. Люди не могли пронести даже для детей продукты. Часовые устраивали досмотр и все отнимали, а для устрашения несколько человек сажали в яму на несколько дней без еды и без воды. Но все же, были и такие местные жители, которые помогали евреям выжить. Они подносили к колючей проволоке хлеб, сахар. В гетто не было врача, стояла жуткая антисанитария. Но люди хотели жить. В подвале одного из домов была комната для молитв и школа. Так, Погостское гетто просуществовало ровно год.

15 августа 1942 года в еврейское гетто въехал грузовик с эсэсовцами. На него посадили всех жителей гетто и повезли к хутору Вяз. Там евреев раздели, построили колонной и поставили у огромной ямы. Здесь были целые семьи. Людей выстраивали на краю ямы и по очереди стреляли. Малюток просто хватали и бросали живьем в яму. Кругом стоял жуткий крик, плач и стон. В воздухе висел запах смерти.

В этот день были убиты 600 человек – дети подростки, женщины, старики. Только троим раненым удалось выбраться из-под груды мертвых тел. Это Ривка Гольдман, четырехлетнюю дочку которой убили прямо у нее на глазах, Юдит Циперштейн и 19-летняя Фейгла Луцкая. Сначала они прятались в деревне, а затем ушли в лес к партизанам.

В этот страшный день 15 августа, матери из Погостского гетто, предчувствуя беду, успели спрятать своих детей (35 детей и подростков) в подвале одного из домов гетто. Однако на следующий день их все равно нашли и расстреляли.

Известно, что оставшиеся в живых евреи  из Погоста и других деревень стали объединяться, находить оружие и к весне 1943 года организовали партизанские отряды

Свои розыскные операции немцы продолжили. В конце 1942 года возле д. Борки в урочище Волчий лес каратели обнаружили землянку, где прятались спасшиеся евреи из погостского гетто и бежавшие из Ганцевичского рабочего лагеря для евреев. Их было двенадцать человек, восемь из которых было расстреляно и только четверо спаслось. Среди них был Ицхак Южук.


В Погост приехало много людей, чтобы почтить память расстрелянных узников местного гетто
Воспоминаниями о тех событиях с присутствовавшими поделился Ицхак Южук. Он родился в Погосте. Во время карательных операций фашистов над евреями он потерял семью. Вместе с братьями воевал в партизанском отряде. В рядах Советской Армии дошел до Берлина, участвовал в охране Нюрнбергского процесса. После войны жил и работал в Пинске. Сейчас живет в Израиле, но каждое лето, несмотря на свой возраст (15 октября Ицхаку Южуку исполнится 93 года), он  приезжает в родной Погост, чтобы отдать дань памяти родным и односельчанам, погибшим в те страшные годы.

В завершение митинга по традиции  представители еврейской общины положили к памятнику камушки и прочитали еврейскую поминальную молитву кадиш.

Татьяна Полховская.
Фото автора.

 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
> 15 августа в лесопосадке близ деревни Вяз, у памятника на месте расстрела более шестисот узников Погостского гетто, прошел траурный митинг, посвященный событиям...
 
 
 


Архив (Новости Общества)

21.by в социальных сетях



Партнёры

© 2004-2018 21.by
Яндекс.Метрика