"Я бы сравнил со смертью Сталина". Жители Узбекистана - о болезни президента Ислама Каримова. 21.by

"Я бы сравнил со смертью Сталина". Жители Узбекистана - о болезни президента Ислама Каримова

01.09.2016 06:02 — Новости Мира | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

Бессменный президент Узбекистана — 78-летний Ислам Каримов госпитализирован с инсультом. О серьезности происходящего можно судить по тому, что впервые за всю новейшую историю государства про болезнь его руководителя пишут национальные медиа. Кроме того, в республике частично отменены торжества по случаю 25-летия независимости — оно отмечается 1 сентября. «Медуза» поговорила с гражданами Узбекистана о том, что происходит в стране прямо сейчас.


Фото: Reuters

Умида Ахмедова, документалист, Ташкент

Ничего необычного в городе я не заметила. Только на трассе, которая соединяет рабочую резиденцию президента и его дом, в эти дни пусто. Последние 26 лет, что Каримов находится у власти, эта дорога — под усиленной охраной: через каждые 50 метров там стоят милиционеры. Проезд его кортежа утром и вечером всегда был целым событием для города. Но вот уже несколько дней президент по этой трассе не ездит.

В официальных СМИ сказали, что он заболел. Больше никакой информации у нас нет. Что происходит, какое состояние у президента, когда он встанет на ноги, мы не знаем. В городе никто эту тему не обсуждает. Люди вообще давно перестали о чем-либо говорить. Их можно понять, они боятся наших спецслужб. Есть те, кто пишет в социальных сетях, что очень сильно переживают, желают выздоровления президенту.

1 сентября у нас традиционно празднуют День независимости Узбекистана. В прессе написали, что народные гуляния в парках и на площадях состоятся. Президент со своими приближенными, гостями и членами правительства праздновать начинает обычно накануне. В этом году официальную часть, которая проводится в Национальном парке в Ташкенте, отменили. Это я прочитала в интернете.

Большинство людей считают, что Каримов жив-здоров, они надеются, что президент появится во время празднования Дня независимости. Ведь у нас и до этого бывало, что распускали слухи. Однажды он исчез из поля зрения, и стали говорить неофициально, конечно, что президент болен. Потом выяснилось, что это была «утка». Люди к такому уже привыкли, поэтому не могу сказать, что настроение у людей настороженное. Тем более что официально объявили, что 1 сентября народ будет гулять; будут ли гулять накануне официальные лица, я сказать не могу.

За последние годы народ очень сильно запугали. Конечно, за обсуждение здоровья президента в частной беседе у нас вряд ли могут забрать, но люди сами предпочитают молчать.

Мы ведь после распада Советского Союза сразу получили независимость, у нас никогда не было «жарких» смен правительств, у нас всегда был один президент. Большинство граждан, глядя на соседей, на то, что происходит в мире, живут под лозунгом: «Слава богу, у нас мир». У большинства Каримов ассоциируется именно с миром.

О том, что может быть как-то по-другому, лучше — никто об этом даже не думает. Для того, чтобы появились такие мысли, в стране должно сформироваться гражданское общество. А у нас его нет. Как и нет реальной оппозиции с четкой гражданской позицией.

Не думаю, что без Каримова станет хуже. Важно, чтобы на его место пришел человек с сильной позицией, который реально будет оценивать ситуацию, проблемы в стране, отношения с другими странами. Для страны важен сильный, принципиальный лидер. Мы живем в непростом регионе, мы азиатская страна, но государство у нас — светское. И за это — спасибо Каримову, это его достижение. Другой вопрос, как этого добились, но об этом лучше скажут экономисты, политологи и историки. Каримов — непростая, неоднозначная личность. В народе его называют и папой, и дедушкой, говорят, что без него у нас не будет мира. Я с этим не согласна.

Украинский сценарий у нас невозможен. Украина давно вела борьбу за свою идентичность, всегда шла наперегонки с Россией, в том числе и во времена Советского Союза. В то, что кто-то придет и устроит революцию, я не верю. Ведь если, не дай бог, кто-то и придет, то это могут быть исламисты. А самое страшное — это фанаты и радикалы. Народ тоже всего этого боится. Радикализм не нужен Узбекистану, и вообще никому не нужен. Каримов как раз боролся с этим, какими методами — опять-таки другой вопрос.


Ислам Каримов. Фото: Reuters

Алсу, учительница в школе, Ташкент

Все молятся за здоровье нашего президента и надеются на его выздоровление. Судя по официальным источникам, он находится на стационарном лечении. Но в соцсетях периодически появляется очень противоречивая информация. Недавно где-то прочитала, что [российский кардиохирург, директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева] Лео Бокерия сказал, что Каримов идет на поправку. Бывает, и бред всякий пишут, что президент умер.

Обычные люди думают, что будет дальше. Звучат — в основном в комментариях в интернете — фразы вроде «будет как в Сирии», «придут игиловцы» или «неизвестно, кто придет на его место». Весь «Фейсбук», без преувеличения, молится за выздоровление Каримова. Люди боятся перемен. Боятся, что придут исламисты, что будет война, не хотят, чтобы случилось как в Украине. У нас население далеко от политики, о ней у нас никто не говорит и туда не лезет. Я точно вам говорю: все хотят, чтобы он выздоровел.

Одна моя коллега, тоже учительница, сказала мне сегодня, что даже плакала, и она не одна такая. Я же считаю, что он, конечно, не вечен, и этот момент когда-нибудь все равно наступит. Иллюзий насчет его выздоровления не строю, просто жду.

Максимум, что можно услышать, это разговоры о том, как это отразится на долларе: подскочит он или нет, продолжат ли дешеветь квартиры. Каримова ценят за то, что он обеспечил в республике стабильность: у нас не стреляют, последний теракт был в 1999 году (на самом деле в 2005 году в Андижане произошли столкновения, в ходе которых погибли 187 человек. — Прим. «Медузы»). Это очень важно для людей. Основная масса людей не хочет перемен. Каждый второй говорит: «Пусть лучше будет Каримов. Ведь неизвестно, кто может прийти ему на смену».

Люди молчат еще потому, что боятся спецслужб. Если посмотреть даже на комментарии в интернете, то в основном это пожелания здоровья и выздоровления президенту. Все пишут очень абстрактно, без имен и конкретных фактов.

Кто может прийти на его место, я не знаю. Мы, кстати, сами черпаем информацию из российских СМИ. Один мой знакомый, еще когда дедушка [то есть Каримов] был здоров, говорил, что на его место кого-то готовят. Я думала, что Каримова сменит нынешний премьер [Шавкат Мирзияев], но это все тоже на уровне слухов.

У нас в стране большой праздник в эти дни будет проходить, День независимости. В интернете многие пишут об этом примерно так: «Наш президент будет рад, если его народ будет праздновать 25-летие независимости нашей страны с гордостью и с радостью! А в сердце мы все молимся за скорейшее выздоровление нашего президента! Поздравляю всех с праздником! Пусть Аллах сам хранит нашу страну!». Сама я на такие мероприятия не хожу, но уверена, что многие придут семьями на народные гуляния.


Женщина идет мимо предвыборного плаката Ислама Каримова во время президентской кампании. Ташкент, Узбекистан, 2015 год

Рустам, предприниматель, Ташкент

Я горжусь, что родился в Узбекистане, горжусь, что я узбек, что живу в стране, где все люди братья. Я горжусь тем, что наша страна независима от мнения других и способна самостоятельно обеспечить свое благополучие. Но главное: я горжусь, что нашей страной управляет Ислам Абдуганиевич Каримов, который является одним из сильнейших политиков современности. Благодаря ему Узбекистан сегодня — одна из самых развивающихся стран мира. Дай ему Аллах крепкого здоровья.

Я вижу, чувствую, как за эти дни возросла ценность мирного неба, стабильности государства и нашей размеренной и спокойной жизни. Вы не представляете, сколько людей сплотились сейчас и молятся за здоровье нашего президента.

Я не хочу обращать внимание на тех, кто распускает сплетни о его смерти. Нужно настроиться на хорошее и, мысленно взявшись за руки, обратиться с молитвой к небесам, чтобы наша сила и наша любовь помогли этому великому человеку! Пусть весь мир знает, как мы любим нашего президента.

Люди в шоке, но в городе по-прежнему все спокойно. Милиции нет. Видно, что люди сплотились, что все вдруг осознали, как много этот человек значит для нашей страны. Благодаря Каримову мы ведь живем в очень спокойной стране, мы не боимся за своих детей. Разве не это главное?

Вокруг сами знаете, что творится. И у соседей, и у вас в России, тот же Кавказ если взять. Покой и мир особенно важны в нашем регионе. Это Восток, здесь у людей другие нравы. Демократия? Европа? Геи? Украина? Нам всего этого не надо.

«Те, кто говорит, что мы безграмотный и бескультурный народ, не знают, что когда их прадеды ходили в отрепьях и с босыми ногами, наши предки уже считали звезды и учили остальных лечить людей», — это слова Каримова.

У нас в стране тоже есть законы, и смена власти, если дойдет до этого, пройдет по конституции, а не как в Киеве. Думаю, что преемником может стать премьер-министр Шавкат Мирзияев. Он давно работает в команде Каримова, обладает всеми необходимыми умениями. Но это только мое личное мнение, и поверьте, никто сейчас об этом не думает. У нас вообще люди много не болтают, они занимаются делом.

У нас в стране в эти дни проходит праздник. Я обязательно пойду в город, хоть и по-человечески мне, как человеку, который безмерно уважает Каримова, будет это нелегко.

Алексей Волосевич, журналист, Ташкент

Я сегодня гулял весь день по городу: такое ощущение, что не президент при смерти, а какой-то посторонний человек. Ни малейшей озабоченности, ничего. Ходят, веселятся, едят мороженое. Настроение более чем расслабленное.

Два раза в день у нас кортеж президента гоняет, из резиденции на окраине в центр. Выстраиваются сотни милиционеров, на час транспорт пускают по другим улицам, прохожим машут, чтобы не подходили. А сейчас и этого нет. Милиционеров нет, единицы только встречаются.

У самой резиденции в обычный день много милиции, транспорт ее по дуге в два-три километра объезжает, чтобы только не приближаться. А сейчас никого [из милиционеров] нет. Как-то странновато. Я даже до самых ворот дошел.

Около первого правительственного стационара, куда, по сообщениям, поместили президента, расслабленная ситуация. Два милиционера спят в машине у КПП, какие-то ребята [газон] из шланга поливают — ситуация невозможная, если бы там был президент.

Ощущения, что в воздухе появился дух свободы, нет. Просто милиции в городе меньше стало, вот и все. Жители Ташкента не вмешиваются в политику, они ее боятся как огня.

Простые люди, процентов 95, держат язык за зубами, не выражают свои чувства, поэтому их не поймешь. В «Фейсбуке» ругают Каримова, но многие из этих людей в эмиграции, им безопасно. На официальных сайтах в комментариях хвалят [Каримова]: «О, наш президент, когда вы выздоровеете? На кого вы нас покинули? Молим Аллаха о вашем здоровье». Но может быть и так, что дай им свободу — они другое заговорят.

У [премьер-министра Шавката] Мирзияева большие шансы стать преемником, но его должен поддержать шеф СНБ (Службы национальной безопасности, основного силового ведомства страны. — Прим. «Медузы») [Рустам] Иноятов, он занимает этот пост 21 год, это ключевая фигура. Ему 72 года, он болен диабетом — скорее всего, не пойдет на выборы лично. СНБ в Узбекистане контролирует армию и милицию посредством расстановки кадров. Если Иноятов поддержит Мирзияева, тот и будет президентом. Судя по отдельным оговоркам в прессе, они вроде бы в нормальных отношениях.

Телефоны в стране прослушиваются. Бывает, собираемся с друзьями-журналистами в кафе, вдруг обнаруживаем людей, которые сидят в двух метрах [от нас], слушают. Мы пересаживаемся — они тоже. Несколько раз за последние десять лет сталкивался. Узнать [о нашей встрече] могли, только прослушав телефон.

Вероятность [уличных акций] крайне низкая: люди запуганы, все схвачено. Они видят, что происходит в Сирии, Ливане, и не хотят этого. Все надеются на лучшее, но боятся худшего. Например, сценарий, при котором выйдут из подполья исламисты. Каримов принципиально противостоял им, подавил их, очень жестко и кроваво. Массу людей пересажали, в СНБ план спускали, скольких посадить в каждом районе. Но исламисты не испарились. Если придет президент, который в душе им тайно сочувствует — Мирзияев может быть таким, — то поэтапно они выйдут из подполья.


Фото: Reuters

Сергей Ежков, редактор сайта uzmetronom.com, Ташкент

Люди переживают за президента, беспокоятся о его здоровье. Никакого злорадства, никакой паники. Просто ждут, когда он выздоровеет, и уверены, что так и будет. Каримова обвиняют во всех смертных грехах, но люди любят его, и это парадокс.

Никаких дополнительных мер безопасности, постов или автоматчиков нет. Люди готовятся к празднику и надеются, что скоро смогут лицезреть главу государства. Я каждый день езжу из Ташкента на дачу, у меня за дачным товариществом сразу идет граница с Казахстаном. И никаких ограничений, проверок нет. По телевидению ничего особенного не говорят, обычная сетка передач, никаких «лебединых озер».

Первого числа — праздник, День независимости Узбекистана, возможно, часть мероприятий будет отменена, праздничный концерт будет в усеченном варианте, учитывая, что президент нездоров. Что касается остального — в каждом парке будут народные гулянья, их никто никогда не отменял.

Люди верят, что Каримов жив. Узбекистан — мусульманская страна, и президент — мусульманин. Если бы он умер, его необходимо было похоронить в день смерти. Властям бы никто не простил, если бы они поступили не так. А скрыть такие вещи, как похороны президента, в Узбекистане нельзя! Что знают двое — знают все.

Мой сайт очень не любит власть, там ее часто ругают. Но я стараюсь быть объективным: эти три дня показали то, что не показывает ни один соцопрос, — истинное отношение людей к главе государства: доброе, хорошее.

Мой сын живет в Москве, вот он недавно приезжал, у него в глазах появился страх за завтрашний день — остаться без работы, не выплатить ипотеку. У людей в Узбекистане нет этого страха. Не потому, что [социальную защищенность] гарантирует государство, государство-то сволочное. Просто люди живут и поддерживают друг друга.

Н., просил не указывать имя и род занятий, Наманган

У нас все спокойно. Я походил в центре города: в принципе, все как обычно. Милиции хватает, но это связано с праздничными мероприятиями. Обычная практика в такие дни — Новый год, религиозные праздники: где скопления людей — есть усиленный режим, проверяют сумки.

Несмотря на нерадостные известия из Ташкента, у нас вчера был большой праздник ко Дню независимости, концерт, шоу-программа с салютом.

Большинство людей искренне скорбят, желают выздоровления [президенту]. Сообщениям [о смерти] не очень верят, тем более они не подтверждены официально. В группах в Telegram, в блогах много молодежи, 25−30 лет, они тоже искренне сочувствуют. Молодежь у нас достаточно аполитичная, последнее крупное событие было в Андижане в 2005 году, они его могут не помнить, не осознавать.

Отношение такое: «На кого ты нас оставил». Люди боятся неясности. Непонятно, что будет дальше. Я бы сравнил со смертью Сталина, напоминает по описаниям. Или со смертью Брежнева, ее я хорошо помню.

О возможном преемнике я так осторожно беседовал [со знакомыми] — у нас открыто дали понять, что чем меньше говоришь, тем лучше; мой приятель из областной администрации, например, дал понять. Это такое негласное указание всем. Просто — не рекомендовано.

Допустим, в закрытых группах в интернете начинают обсуждать — администратор группы говорит: «Давайте это… Не надо». Такое обсуждают только один на один, с самыми доверенными лицами. Не 1937 год, но кто знает, что может случиться.

У нас с воскресенья только одно короткое официальное сообщение. Люди хотят хоть какую-то информацию, а ее нет. Люди в ожидании перемен. Обнародован диагноз, кто более или менее образован — понимает, что после такого люди не возвращаются к активной трудовой деятельности. Другие думают, что все обойдется, как в 2015 году, когда президента было не слышно, не видно около трех недель. А потом появился в полном здравии: «Смотрите, какое чудо», «Слава Аллаху». У нас его называют дедушкой, и отношение соответствующее — как к патриарху, главе большой семьи.

Мое мнение: молчание связано с празднованием Дня независимости. Есть впечатление, что что-то объявят сразу после праздников, 2−3 сентября. Десять дней точно не будут ждать. Возможно, уже что-то произошло, но не хотят, чтобы праздники проходили на фоне траура.

 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
"Медуза" поговорила с гражданами Узбекистана о том, что происходит в стране прямо сейчас.
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Мира)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика