Без билета. 21.by

Без билета

08.07.2011 — Новости Общества |  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала:

Без билета

Cегодня можно вести статистику жертв так называемого зацепинга и его разновидности — руфрайдинга — экстремальных поездок на крышах вагонов метро или электричек...

Без билетаНаши дедушки наверняка с ностальгией вспомнят времена своей молодости, когда круто было прокатиться, уцепившись за автобус или трамвай. Главное условие — чтобы обязательно видела девчонка из соседнего двора. Когда–то безобидное развлечение спустя десятилетия переросло в специфический вид спорта: сегодня можно вести статистику жертв так называемого зацепинга (езда в местах, изначально не предназначенных для проезда) и его разновидности — руфрайдинга (от английского roof — «крыша» и riding — «езда») — экстремальных поездок на крышах вагонов метро или электричек.


Ветер в лицо


Работники Московского метрополитена до сих пор с ужасом вспоминают гибель двух студентов, катавшихся в феврале на Филевской линии на крыше вагона. Тогда припомнили и другой случай: годом раньше 15–летний парень явно не случайно задел электропровод недалеко от платформы «Крюково» по ленинградскому направлению. Получил черепно–мозговую травму, сильные ожоги и ушибы, чудом остался жив. Тут–то и заговорили об экстремалах, которые прыгают по крышам вагонов и цепляются за поезда.


У нас в метро на вагон так просто не залезешь. Тоннели не рассчитаны на то, что кому–то взбредет подобное в голову: все построено с минимальным приближением к подвижному составу, и любая попытка прокатиться чревата членовредительством. По словам специалистов, кроме того, смертельную опасность несет контактный рельс, который, хотя в основном и защищен специальным коробом, кое–где оголен. Спрыгнешь на пути, наступишь — последствия будут самыми печальными.


А вот что касается электричек и товарных поездов, то любители прокатиться на них с ветерком появляются и у нас. Осознают ли «зацеперы» до конца, что делают?


Остановка по требованию


Разыскать «зацеперов» — задача не из простых. Ребята неохотно идут на контакт, все–таки развлечение небезопасное. Но после долгих поисков в интернете наталкиваюсь на одну из групп. Отвечая на вопрос «что понадобится для поездки снаружи поезда?», мне советуют позаботиться об экипировке. Главное — удобная обувь, лучше кроссовки с рифленой подошвой, не сковывающая движений одежда и желательно бандана.


Думаете, таким экстримом балуются разве что студенты? Как бы не так! К моему удивлению, среди «зацеперов» немало и взрослых работающих людей, в том числе и железнодорожников.


— Мы в Витебске цеплялись, — описывает технологию один и них, Виталий. — Подходишь сзади вагона, хватаешься за ручки, потом ногами на метельник (устройство для защиты от попадания под колеса случайных предметов. — О.П.) и затем забираешься повыше.


Редко кто из наших «зацеперов» в отличие от российских на саму крышу залезает. Как отмечают специалисты, здесь нет ничего удивительного. В России на электрифицированных участках, которые строили раньше, например питерском и московском, проходит контактный провод с постоянным напряжением 3.000 вольт, а вот в Смоленске, Ростове–на–Дону, Мурманске, как и в Беларуси, ток переменный и напряжение 25.000 вольт. Проще говоря, у нас не обязательно дотрагиваться до провода, чтобы накликать беду. Можно погибнуть и в двух метрах от него из–за пряжки на собственном ремне — за счет созданного переменным магнитным полем напряжения. В сырую погоду риск только увеличивается.


При всей его опасности «зацепинг» нельзя назвать исключительно мужским увлечением, есть среди приверженцев такой езды и девушки. Одна из них, Юля, очень удивилась, когда я спросила: «А как же физическая подготовка?»


— Я периодически занимаюсь в спортзале, хотя «зацепинг» не требует какой–то исключительной физической формы. К тому же я люблю экстрим и считаю, что женщина ничем не отличается от мужчины, кроме того, что чаще предпочитает стрижке длинные волосы.


— Большая у «зацеперов» команда в Беларуси? — интересуюсь.


— Нам пока далеко до России, но все возможные направления исследованы, — вступает в разговор «зацепер» Дмитрий. — Летом в электричках душно, грязно, очень много народу, иногда не уехать даже в тамбуре. Вот мы и ездим снаружи.


— Не боитесь?


— Мы понимаем, на что идем и к чему это может привести, тем не менее даже опытный «зацепер», знающий свое дело и технику безопасности, может лишь уменьшить вероятность трагических последствий. И то в Минске, скажем, таких «корифеев» можно по пальцам пересчитать.


Уроки верховой езды


Сбор у «зацеперов» — на одной из минских станций, где товарные поезда замедляют движение. Главное, не попасться на глаза милиции, и, как выясняется, не только ей.


— Машинисты, контролеры и работники ЖД у вас очень суровые, — подмечает руфрайдер, приехавший из Смоленска, — так что меньше возможностей практиковать «зацепинг» в принципе.


Некоторые экстремалы и вовсе утверждают: мол, чем это не способ бесплатно прокатиться? В ответ специалисты недоумевают: неужто железнодорожный транспорт такой уж дорогой, что стоит рисковать жизнью?


— У нас очень мало перегонов, где поезда значительно снижают скорость, — комментирует Геннадий Ворсо, заместитель начальника управления охраны правопорядка и профилактики УВД на транспорте. — А грузовые поезда и вовсе проезжают малые станции на скорости, поэтому за поезд особо не зацепишься. Если такие нарушители все же попадаются, то им грозят административная ответственность и штраф до трех базовых величин.


К слову, знакомый машинист электрички из Латвии как–то заметил, что у них «зацепинг» не нашел особых приверженцев. Хотя самый дешевый билет там стоит 50 сантимов — 1 доллар (для сравнения: у нас — 500 рублей). А если кого и замечают, то сразу сдают в полицию. Вот наши прибалтийские соседи и шутят, что руфрайдинг — развлечение азиатское, а уж никак не европейское. Значит, по логике вещей, рано или поздно оно должно сойти на нет и у нас. Как, впрочем, и всякая мода на что–нибудь суперэкстремальное.


Компетентно


Надежда Морозова, директор центра психологической помощи и развития «Частная жизнь»:


— Сегодня обозначилась тенденция: молодое поколение становится все более инфантильным, что проявляется в полудетском непонимании, с чем играешь. «Зацеперы» часто считают: нет проблем, если выполняешь технику безопасности. Но ведь так же рассуждают и наркоманы: если колоться осторожно, не заболеешь


СПИДом. Ребята просто игнорируют реальность и оправдывают свой риск перед другими. Конечно, легче создать свою реальность, чем подчиниться законам окружающего мира, который некоторым подросткам кажется очень вялым и скучным. В виртуальном мире все намного быстрее, интенсивнее и с большим выбросом адреналина. Там можно не заботиться о будущем, рисковать, бросать вызов и побеждать, умирать и снова возрождаться. Через какое–то время хочется уже реального адреналина, и его ищут в «зацепинге», других экстремальных вещах. Но если у большинства взрослых людей сформирован инстинкт самосохранения, то у подростка компьютерные игры развивают неверное представление о своих возможностях.

Автор публикации: Ольга ПАСИЯК

 
Теги: Витебск, Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Cегодня можно вести статистику жертв так называемого зацепинга и его разновидности — руфрайдинга — экстремальных поездок на крышах вагонов метро или...
 
 
 


Архив (Новости Общества)

21.by в социальных сетях



Партнёры

© 2004-2018 21.by
Яндекс.Метрика