Лукашенко – секреты военпрома. Большая политика «на удалёнке». Караник – кому заплатят за COVID-19. Рубрика «Двое из Дворца». 21.by

Лукашенко – секреты военпрома. Большая политика «на удалёнке». Караник – кому заплатят за COVID-19. Рубрика «Двое из Дворца»

Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Нясвижскiя навiны

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

 

Говорить о прорыве в лечении коронавируса пока, конечно, не приходится. Да и прогнозы уж слишком разнятся. Ситуацию на неделе вновь докладывали Президенту. Вирус внёс коррективы и в большую политику. Саммит Евразийского экономического союза должен был пройти в Минске, но нет. «Большая пятёрка» собралась только виртуально. Итоги скромные. И всё же прорывные новости пришли, но откуда не ждали.

Ни тебе красных дорожек, ни роты почётного караула. Даже центральную люстру зажигать не стали. Говорят, саммит, а словно обычный рабочий день.

И только на третьем этаже в дальнем крыле Дворца жизнь кипит. Сложно представить, сколько ночей не спали эти люди. Саммит на «удалёнке» – технически та ещё головная боль! Минск, Бишкек, Ереван, Нур-Султан и Москву ведь проводами не свяжешь.

Ни один реальный саммит не начинался вовремя. Начальство, конечно, никогда не опаздывает, но кое-кто (по секрету) всё время задерживается.

Делайте ставки. А пока ещё немного дворцовой кухни. На всех встречах на высшем уровне есть части, которые не показывают прессе. В случае с виртуальным саммитом важно, чтобы во всех пяти столицах трансляцию прервали одновременно. Если о секрете знает хотя бы один журналист, то это уже не секрет, а заголовок.  

Чуть забегая вперёд: в этот раз что-то явно пойдёт не так. Да и результативность таких онлайн-заседаний, по правде говоря, вещь спорная.  

Владимир Макей, министр иностранных дел: «Это никогда не заменит живое общение. Потому что в подавляющем большинстве случаев возникают какие-то спорные вопросы, моменты требующие согласования вживую, когда сидишь и смотришь друг другу в глаза».

К слову, белорусская делегация на виртуальных переговорах точь-в-точь, как если бы они были реальными. И чтобы ничто не отвлекало от повестки, чиновники на входе в зал сдают мобильные телефоны.

Главный пункт повестки – стратегия развития Евразийского экономического союза до 2025 года. Тут и реально разобраться непросто, а не то что виртуально!

Игорь Петришенко, заместитель премьер-министра:

– Первое: энергетические рынки общие. Нефть, газ, нефтепродукты. Дальше: доступ и создание равных условий конкуренции на пространстве ЕАЭС. Совместная поддержка экспорта.

– То есть это то, ради чего и создавался союз?

– Абсолютно правильно.

Заседание начнётся с небольшой задержкой, на которую даже не обратили внимания, если бы всего не одна деталь. Владимир Путин придёт первым – никогда такого не было.

Александр Лукашенко как хозяин саммита задаст тон беседе – деловой, если не сказать холодный. Не секрет: не жалует наш Президент все эти новомодные штуки. О коронавирусе он коротко – на карантины денег больше нет даже у сверхдержав, о будущем союза строго – стратегия словно поворотный пункт, и даже на словах про газ не дрогнет ни один мускул.

Что Президент поднимает этот вопрос неудивительно – в его разрешении заинтересованы все стороны. Ну, или почти все. Удивит собравшихся Александр Лукашенко совсем другим, когда предложит не прерывать трансляцию.

Выходит, секретов в союзе больше нет? И в самом деле, а что тут тайного, что Минск и Ереван выступают за скорейшее создание общих энергетических рынков, Бишкек тоже «за», но не ждёт сиюминутного решения, Нур-Султан и сам торгует газом, а Москва… А что Москва? Стоит на своём: союз, конечно, общий, но газ-то наш.

Ход конём или нам показалось? Тариф на транспортировку газа – единственный несогласованный пункт в стратегическом документе. Вот тут бы газануть! Но нет. И вот что делать? Вычёркивать и принимать стратегию? Или не принимать её вовсе? Мнения разделятся. Но Александр Лукашенко так спокоен, словно до конца не верит, что столь серьёзный документ смогут принять, как он сам выразится, по телевизору.

Вот так и выяснилось, что больше всех за газовый вопрос переживает Армения. А если серьёзно, то в конечном итоге сошлись на формулировке «в основном одобрить, но отправить на доработку». Похоже, больше остальных расстроится глава Евразийской экономической комиссии Михаил Мясникович. Главный куратор документа, на подход к прессе в Москве так и не выйдет.

О коронавирусе, который и помешал главам государств встретиться в Минске, на неделе поговорят отдельно. Подсчитали: с тех пор, как объявили пандемию, министр здравоохранения во Дворце в восьмой раз!

Нет, мы не суеверны. Да и в какие уж тут верить приметы, если в этот раз к министру добавится тяжёлая артиллерия. Помощник Президента Александр Косинец на эту тему публично не высказывался ни разу, хоть присутствовал практически на всех антивирусных совещаниях.

За эту неделю в вирусной теме акценты сместились.

– Одна из наиболее обсуждаемых тем последних дней – доплаты медработникам. Несмотря на то, что в указе прописаны достаточно солидные надбавки, не все оказались довольны. Что пошло не так?

Владимир Караник, министр здравоохранения:

– Трудно сказать, что что-то пошло не так. Когда я посещаю сейчас больницы, общаюсь с медицинскими работниками – получили абсолютно все. Что касается скорой помощи…

– Там, кстати, больше всего недовольных.

– У нас позиция такая: если во время смены был хоть один пациент с коронавирусом, то вся бригада получает за всю смену доплату. Поэтому те медработники, которые не общались с этими пациентами, доплаты не получают. Возможно, изначально было ощущение, что доплачивать будут всей скорой помощи. Нашумевшая ситуация в Бобруйске – из 290 с небольшим штатной численности скорой помощи доплату получили 118 человек, которые действительно занимались транспортировкой этих пациентов. Я думаю, что в ближайшее время все эти вопросы будут сняты за счёт более активной разъяснительной кампании.

– А здесь кто третейский судья: всё-таки местные органы власти или Минздрав?

– Комиссионно определяется на местах. Разъяснения даёт Минздрав, и по спорным позициям была создана горячая линия во всех регионах. Я ещё раз хочу акцентировать внимание: если бригада контактировала с пациентом, то оплачиваются не те полчаса-час, а вся смена.

Вот такая плата за риск. К слову, Президенту министр доложит и об этом, и о свежих данных по стране. На прошлой неделе Караник проехал по больницам Несвижа, Барановичей, Новогрудка и Гродно. На этой неделе – Витебск и Могилёв. К слову, последние выходные у министра были в феврале. Александр Лукашенко, конечно, понимает, насколько медикам непросто, а потому просит только об одном – держаться.

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Надо держаться изо всех сил и спасать людей, потому что останется показатель один – смертность людей. Но ни в коем случае не расслабляться. Надо ориентировать наших врачей – они молодцы. Хотелось бы, чтобы вы выдержали это».

С одной стороны, можно сказать, прогнозы обнадёживают – в Витебске палаты, зарезервированные под пациентов с коронавирусом, возвращают к приёму профильных больных, то же и в Минске. С другой стороны, все понимают шаткость положения. Никто ведь не может предсказать, накроет ли мир второй волной, останется ли COVID-19 с нами навсегда.

Понятно, что тема эта займёт львиную долю встречи, хоть формально повод иной. Лицензирование отдельных медицинских услуг. Впрочем, у приёмной окончания встречи корреспонденты ОНТ ждали не только поэтому. Вспомнился тут один эпизод.

Где пара недель, там и почти уж два месяца. Похоже, за это время тайное не стало явным.

– Не могу не спросить: что с орденом? Продолжение истории.

Александр Косинец, помощник Президента:

– Когда будет успех, результат, тогда мы вернёмся с вами к этому разговору.

– Пока это только слухи. Может, вы их либо развенчаете, либо подтвердите. Есть у нас люди, которые занимаются разработкой вакцины от COVID-19? Так это или нет?

– Я не буду говорить, какой именно вакциной занимаются, но есть люди, которые занимаются в целом вопросами создания вакцин. У нас в стране есть такие люди. А уже какой вакцины – я вам не буду конкретизировать.

Видимо, в данном случае работает правило: сказанное за дверями приёмной, останется там.

Конец недели добавил секретности. Едем туда, не знаем куда. То, что военных объектов под Минском хватает, известно. Но на какой именно приедет Президент – до последнего держали в тайне. Правда, с учётом обилия автомобилей у КПП в Мачулищах, объект на какое-то время саморассекретился.

Не самые приметные ангары – полигон для испытаний, в том числе ракет. Ракетостроение относительно новая для Беларуси отрасль. Что-то, понятное дело, копировали, но кое-что по-настоящему значимое создали сами. В обстановке строгой секретности нам согласились рассказать о зенитной управляемой ракете. Такие производят считанные страны. Вы только представьте, Беларусь встала в один ряд с Соединёнными Штатами, Россией, Израилем и Южной Кореей.

Геннадий Кирячок, директор научно-производственного объединения «ОКБ ТСП»:

– Как иголку в стоге сена. Очень тяжело в воздушном пространстве найти цель, мишень – ещё сложнее. Здесь используется активная головка самонаведения. Немногие страны в мире делают по этой технологии ракеты.

– Я так понимаю, это то, что показывать нам нельзя.

– Да. Это пока ноу-хау наше.

Самое дорогое и самое секретное, что есть в ракете, мы, и правда, показать не можем. Говорят, есть в мире люди, которым достаточно одного взгляда, чтобы перенять технологию. Зато нам вполне открыто показывают составные части – из композитных, кстати, материалов, а не дорогого титана, как раньше.

Геннадий Кирячок, директор научно-производственного объединения «ОКБ ТСП»: «То, чем пользуется Маск и ведущие мировые производители».

Вот это совершенно реальная ракета – только без двигателя. Имитация её полёта и полёта цели – вещь хоть и зрелищная, но всё же.

Геннадий Кирячок, директор научно-производственного объединения «ОКБ ТСП»:

– Проводилась в феврале. И вы видите – первая белорусская ракета, которую пришлось откопать. С болота доставали, с пяти метров.

– Нам можно её показывать?

– Да. Это вот на самом деле первая белорусская ракета. Разработана и локализована на территории Республики Беларусь.

– Ну вот стоите рядом – что чувствуете?

– Гордость.

Ракета эта – часть модернизированного зенитно-ракетного комплекса «Бук». Дальность поражения увеличена до 70 километров. У тех, что сейчас на вооружении белорусской армии – в два раза меньше.

Вы спросите: а зачем всё это надо? В мирное же вроде время живём. Но Президент уверен: всё относительно.

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Хорошо было бы, если бы все государства взяли и отменили войну. Но пока ещё никто не отменяет войны. Если не будешь готовиться, не дай бог, конечно, сейчас, то будешь пожинать горькие плоды потом».

В среде военных – это стратегическое сдерживание, а на языке гражданских – просто порох нужно держать сухим. Сколько бы это ни стоило, а ракетостроение стоит, поверьте, прилично. В Беларуси нет печатного станка, но есть люди, чей ум не хотелось бы измерять деньгами.

Не всё пока получается. К примеру, тот же «Полонез» стреляет не так далеко, как хотелось бы. Отечественные ракеты, способные поражать цель на расстоянии в 300 км, так и не созданы. Хотя Президенту обещали. И хоть в Госвоенпроме просят понять и простить, от своих намерений не отказываются. А вот к зенитной управляемой ракете вопросов у Александра Лукашенко нет. Первый контракт на поставку в страну N уже подписан. Но то контракт! Президента же попросят расписаться прямо на ракете.

Конечно, на этом не заканчивается белорусский военпром. Но все эти боевые машины широкой публике уже представили на параде. Амбиции производителей понятны, а что думает тот, кому случись что, этим оружием воевать?

– Что самое крутое из новинок?

Виктор Хренин, министр обороны:

– Самое крутое – конечно, «Полонез» и увеличение дальности. Конечно, позволяет уверенно себя чувствовать. И ЗРК «Бук» модернизированный – мы рассчитываем, что он у нас в скором времени появится.

– Когда поставите на вооружение?

– У нас пока ещё старые Советского Союза. Система хорошая, нам нужная.  

– Сколько времени это может занять?

– Я думаю, к 2025 году у нас будет. Как минимум, один дивизион.

А в целом, как бы нелегко давались столь высокотехнологичные разработки, Президент просит одного – не пасовать перед трудностями.

Касается это, впрочем, что газовых споров, что борьбы с вирусами, что разработки ракет. Давно ведь известно: дорогу осилит идущий.

 
Теги: Витебск, Гродно
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
  Говорить о прорыве в лечении коронавируса пока, конечно, не приходится. Да и прогнозы уж слишком разнятся. Ситуацию на неделе
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости о Коронавирусе)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика