«Дрозды» 100 лет назад. Каким было жилье для чиновников в Западной Беларуси. 21.by

«Дрозды» 100 лет назад. Каким было жилье для чиновников в Западной Беларуси

26.02.2020 12:42 — Новости Культуры | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

Многие высокопоставленные белорусские чиновники живут в Дроздах. Но эта идея — построить для них элитное жилье — не ноу-хау теперешней власти. В нашей стране такое жилье появилось еще сто лет назад. Тогда в Западной Беларуси, входившей в состав Польши, началось строительство специальных домов для государственных служащих. Рассказываем об этом жилье, а также об архитекторе, участвовавшем в разработке проекта. Теодор Бурше был первым, кто реставрировал Мирский замок. Он попал в нацистский концлагерь, а шеф СС Гиммлер приказал истребить его семью. Но Бурше выжил и после войны восстанавливал из руин Варшаву.


Теодор Бурше стоит крайний справа. Фото: fwpn.org.pl

Немецкие корни и образование за счет старших братьев

Семья Бурше до сих пор является одной из самых известных и уважаемых в Варшаве. Но, как рассказал TUT.BY Томаш Бурше, внук архитектора, его предки имеют немецкие корни. Первоначально Бурши (именно так звучит эта фамилия по-немецки) жили в Саксонии, в небольшом поселении Оппах.

В 1820-х годах Иоганн Бурше, ткач по профессии, вместе с женой переехал жить на территорию Царства Польского (входило в состав Российской империи). Очевидно, при себе он имел значительные сбережения, поскольку вскоре основал собственную мастерскую, в которую вскоре нанял работников.

Практически все члены семьи Иоганна умерли во время эпидемии холеры. Выжить удалось только старшему сыну Вильгельму Эрнесту. Финансовое благополучие позволило отправить его на учебу в школу, а потом в губернскую гимназию.

Он оказался способным учеником и после окончания гимназии продолжил образование, поступив в Дерптский университет на факультет евангелической теологии. Эрнест Вильгельм Бурше, немного изменивший свою фамилию на польский манер (Bursze), был дважды женат и имел одиннадцать детей, причем разница в возрасте между самым старшим и самым младшим ребенком в его семье составляла тридцать один год. Его старшим сыном был Юлий, ставший впоследствии епископом лютеранской церкви, а младшим — Теодор, герой этого текста.

Эрнест Вильгельм дал большинству своих детей высшее образование. Это была непростая задача, которую он один не смог бы выполнить, зарабатывая за год две тысячи рублей пасторской пенсии. Поэтому в семье было установлено правило, по которому младшие дети обучались за средства старших, уже получивших образование. Таким образом Юлиуш Бурше, произведенный в духовное звание, и его младший брат Эрнест, химик, назначенный директором фабрики в Твери, вместе оплачивали образование своих братьев и сестер.

От 30 до 120 квадратных метров — с электричеством, горячей водой и канализацией


Проект дома на 4 семьи, реализованный в Лиде (фото из польского издания Budowa Pomieszczeń dla Korpusu Ochrony Pogranicza i domów dla urzędników państwowych w województwach wschodnich, 1925 год)

Теодор Бурше получал образование в Императорской академии искусств в Петербурге, а позднее на архитектурном факультете варшавской Политехники. Получив диплом архитектора, он начал профессиональную деятельность, реализуя сначала частные, а потом и государственные проекты.

Таким образом Теодор оказался связан с Западной Беларусью, принадлежавшей тогда Польше. В 1924 году там была начата программа по строительству жилья для государственных служащих, прибывавших на службу в восточные воеводства II Речи Посполитой. В ее основе лежал принцип разделения места работы и места проживания. То есть в городах планировалось отвести целые районы для строительства благоустроенных домов, окруженных садами и парками, с развитой инфраструктурой.

Сотрудники специальной архитектурной комиссии разработали 33 типа домов, в том числе 8 деревянных и 25 кирпичных. В этих домах квартиры распределялись между чиновниками согласно занимаемой должности. Площадь самых маленьких, однокомнатных, должна была составлять не менее 30 квадратных метров. Ну, а самыми роскошными были четырехкомнатные квартиры площадью 120 квадратов. К услугам жильцов были все возможные на то время удобства: электричество, горячая вода, канализация. Большинство жителей населенных пунктов Западной Беларуси, сильно пострадавших в период Первой мировой войны, о таком комфорте могли только мечтать.

В 1920 — 1930-х годах архитектура выполняла не только утилитарные функции, но и несла мощный пропагандистский заряд. Поэтому для постройки домов был избран так называемый национальный польский стиль. Одним из образцов для него служила традиционная шляхетская усадьба с портиками и колоннами, так называемыми ломаными крышами. Внутренняя планировка домов также копировала жилище богатого шляхтича. На первом этаже, как правило, находились комнаты для гостей, кабинет, кухня и столовая, а в мансарде — спальни. Несмотря на типовой характер проектов, в каждом городе создавался комплекс, отличавшийся от других. Учитывалась также площадь населенного пункта.

Строительные материалы для возведения домов доставлялись в основном из западных воеводств Польши, более развитых в экономическом плане, а вот рабочие нанимались на месте.

«Водосточные трубы не выпускали воду под ноги прохожим, а были вмурованы в землю, и вода из них поступала в канализацию»



На фото слева — дом старосты в Несвиже (фото из польского издания Budowa Pomieszczeń dla Korpusu Ochrony Pogranicza i domów dla urzędników państwowych w województwach wschodnich, 1925 г.). На фото справа — тот же дом в наши дни (фото Дмитрий Загацкий).

Теодор Бурше получил заказ на проектирование четырех типов кирпичных домов: для неженатых мужчин, для двух, четырех и шести семей.

В наиболее близком к оригиналу виде его проекты сохранились на улице Владислава Сырокомли в Несвиже, где Бурше, кстати, осуществлял контроль над ходом строительных работ. Доминантой поселка является там дом старосты — чиновника, управлявшего Несвижским поветом (он был единственным, кто жил в отдельном доме).

«Чиновничий поселок» в Несвиже интересен еще и тем, что кроме жилых домов там сохранились и хозяйственные постройки. Сейчас бывшие дома для польских чиновников заняты медиками: в них расположен местный центр гигиены и эпидемиологии. Здания в Несвиже признаны в Беларуси историко-культурными ценностями.


Дом для двух семей в Несвиже. Фото: Дмитрий Загацкий

Проект домов для шести семей был реализован в Барановичах. Квартиры в новых домах получали чиновники из староства, почтовые и банковские служащие. Здания отличались прогрессивной на те времена системой отопления и водоснабжения. Водосточные трубы не выпускали воду под ноги прохожим, а были вмурованы в землю, и вода из них поступала в канализацию.

Центр Барановичей сильно пострадал во время Великой Отечественной войны. Тем не менее два жилых дома, построенных по проекту Теодора Бурше, все же уцелели. Находятся они на улице Ленина, но скрыты от главной городской артерии жилыми домами советского периода. Один из них до сих пор является жилым домом, но перестроен настолько, что в нем с трудом угадываются черты оригинального здания.



Слева: проект дома на шести семей, реализованный в Барановичах (фото из польского издания Budowa Pomieszczeń dla Korpusu Ochrony Pogranicza i domów dla urzędników państwowych w województwach wschodnich, 1925 год. Это один из двух домов дошедших до наших ней. Какой именно — неизвестно. Справа: один из двух домов в наши дни. Фото: Дмитрий Загацкий

Второму повезло больше: его легко узнать по характерной для 1920-х годов «ломаной крыше». Сейчас в нем расположен местный отдел департамента охраны.


Дом для шести семей в Барановичах. Сейчас в нем находится отдел Департамента охраны. Фото: Дмитрий Загацкий

Дом для четырех семей, спроектированный варшавским архитектором, сохранился в Лиде.


Дом для четырех семей в Лиде. Фото: Владимир Садовский

Несмотря на ремонт и покрытие крыши металлочерепицей, черты оригинального здания все равно узнаваемы. До 1939 года в этом доме проживали семьи вице-старосты Кшентовского, судьи Неверовского, начальника полиции и чиновника Кожановского.

Восстановление Мирского замка


Проекты интерьеров для Мирского замка (иллюстрации из польского журнала Południe. 1924−1925 годы

Проекты, выполненные Теодором Бурше для чиновничьих поселков в Западной Беларуси, стали неплохим началом карьеры. Позднее он стал преподавать в Варшавской женской архитектурной школе, был членом правления Товарищества польских архитекторов и редакционного комитета журнала «Архитектура и строительство».

Очередной крупный заказ из Западной Беларуси Бурше получил от князя Михаила Святополк-Мирского. В 1921 году тот переехал жить в замок, доставшийся по наследству от отца. Поскольку родительский дворец сгорел в Первую мировую войну, Михаил поселился в юго-западной башне Мирского замка. Позднее князь пожелал восстановить за собственный счет все строение, поручив это дело Теодору Бурше.


Проекты интерьеров для Мирского замка (иллюстрации из польского журнала Południe. 1924−1925 годы

Задача, стоявшая перед архитектором, была не из легких. Во-первых, владелец замка намеревался полностью восстановить все пять башен. Кроме того, должны были быть отреставрированы внутренние помещения. Михаил Святополк-Мирский планировал не просто отреставрировать замок, сохранив его средневековую атмосферу, но и оборудовать его всеми доступными на тот момент удобствами. По эскизам Бурше были выполнены интерьеры жилых комнат, которые должны были быть максимально простыми. В то же время в замке появились электричество, горячая вода и телефонная связь.

Реставрационные работы помешала завершить преждевременная смерть князя Михаила в 1938 году. К этому времени были восстановлены пять пролётов восточного крыла дворца и две башни: юго-восточная и часть северо-западной, а из всех залов, спроектированных Бурше, получилось завершить только Слоновый.


Проекты интерьеров для Мирского замка (иллюстрации из польского журнала Południe. 1924−1925 годы

Кстати, работы, проводившиеся под руководством Теодора Бурше, стали одним из первых на территории Беларуси примеров научной реставрации памятников, поскольку Мирский замок уже в 1930-х годах считался культурной ценностью.

Генрих Гиммлер оставил на деле братьев Бурше следующую резолюцию: «Эту семью следует уничтожить»

После оккупации Польши нацистами члены семьи Бурше, немцы по происхождению, наотрез отказались сотрудничать с оккупационными властями. Теодор вместе с братьями Юлием, Альфредом и Эдмундом был арестованы гестапо и заключены в концентрационные лагеря. Шеф СС Генрих Гиммлер оставил на деле братьев Бурше следующую резолюцию: «Эту семью следует уничтожить».

Теодор Бурше содержался в концлагере Маутхаузен, печально известном ужасными условиями содержания узников. Охранники шутили, что из Маутхаузена можно уйти только через трубу крематория. Однако Теодору Бурше удалось выжить, хотя после нескольких лет, проведенных в лагерной каменоломне, он вернулся домой больным туберкулезом. Из-за болезни архитектор вынужден был сократить контакты с близкими людьми. Впоследствии он говорил, что поколение Эрнеста Вильгельма Бурше истребила холера, а поколение его детей — гитлеровцы.


Теодор Бурше (стоит слева). Фото: архив Томаша Бурше

После окончания Второй мировой войны архитектор Теодор Бурше принимал непосредственное участие в восстановлении разрушенной нацистами Варшавы, а позднее работал в мастерской по консервации архитектурных памятников. Благодаря его стараниям удалось сохранить средневековый вид исторического центра польской столицы. Скончался он в 1965 году, похоронен на лютеранском кладбище в Варшаве.

Сыновья Теодора Бурше пошли по стопам отца. Теодор-младший был архитектором, а Юлиуш консерватором произведений искусства, директором Национального музея.

 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Многие высокопоставленные белорусские чиновники живут в Дроздах. Но эта идея - построить для них элитарное жилье - не ноу-хау теперешней власти. В нашей стране...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Культуры)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика