«Преступление ужасное, но я не убивал». Израильтянина судят в Минске за убийство 25-летней давности. 21.by

«Преступление ужасное, но я не убивал». Израильтянина судят в Минске за убийство 25-летней давности

19.11.2019 11:55 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

В 1993 году в Серебрянке был убит бизнесмен, на его лице и шее было около 16 ножевых ранений. Из квартиры нападавшие вынесли деньги и дефицитную по тем временам технику. По версии следствия, убийство совершил гражданин Израиля Алан Левит и Лилия Быстрова, у нее были отношения и с убитым. Свой 8-летний срок за убийство Лиля давно отсидела, Алан же все эти годы жил в Израиле. В прошлом году его задержали в Германии и выслали в Минск. Мужчина настаивает, что никого не убивал: «На месте преступления нет моих отпечатков, я никогда не встречался с убитым. Обвинение строится только на словах Быстровой». Женщина утверждает, что он был ее сообщником.


Алан Левит родился в 1972 году в Минске. Говорит, что занимался музыкой, поступал даже в училище, но его не закончил. В 17 лет успел жениться, но тот брак быстро распался. В 1991 году Алан вместе с сестрой уехал на ПМЖ в Израиль. В Минске, по его словам, у него осталась девушка Елена, с которой парень переписывался, планировал на ней женится.

В 1992 году Алан приезжает на родину, чтобы навестить отца, который здесь остался, и встретиться с девушкой. В деле даже имеется запись о том, что он хочет расписаться с Еленой и остаться в Беларуси. Но обстоятельства складываются так, что девушка попадает в больницу, а ее молодой парень в поисках быстрой любви находит другую девушку. По словам Алана, его новая знакомая Лилия сначала за деньги встречается с ним, а потом приезжает к нему бесплатно, они даже живут время от времени вместе.

— Она мне казалась взрослой опытной женщиной. Постоянно говорила про какие-то финансовые комбинации. Рассказывала, что знает всех в городе. Говорила про обмен денег, про то, что купила одну квартиру, другую… Мне тогда было 20 лет!

— А сколько было ей? — уточнила гособвинитель Алеся Минец.

— Потом я узнал, что она на год меня младше, но я считал, что она все-таки старше.


В Минском городском суде впервые рассматривается дело 25-летней давности, гособвинени
​​​​​​е представляет Алеся Минец

По словам обвиняемого, в Израиле у него было несколько работ одновременно. Говорит, придумал схему, как быстро перевозить вещи, а это было время массовой эмиграции советских евреев, в результате заработал хорошие деньги — в Минск привез с собой тысяч 20 долларов. Здесь почти год молодой человек гулял, встречался с друзьями, приглашал их в рестораны и за все платил сам, поскольку у его товарищей в то время была разве что стипендия — полтора доллара в месяц. Сколько денег Левит прогулял, он уже точно не помнит. Но на суде подтвердил, что мог обращаться к знакомым с просьбой одолжить.

— Я ведь планировал возвращаться в Израиль. Хотелось, чтобы с собой было побольше денег, — объяснил он.


Свои отношения с Лилией он описывает как клиентские, хотя подтверждает, что снял по ее просьбе квартиру на площади Победы.

— Она со своей подружкой в итоге превратила эту квартиру в бордель, к ним там по вызову приходили. Какие я претензии мог высказывать? Я клиент.

— Но не все клиенты снимают квартиры, — заметила гособвинитель.

— Вы знаете, в Израиле все снимают.

По словам Алана, Лилия жила на несколько адресов. Была квартира матери, где жил и ребенок девушки, ее муж в то время находился в тюрьме. Была квартира семьи Алана, где они встречались, пока из России не вернулся его отец. А еще была квартира «взрослого влиятельного сожителя», о котором Лиля, по словам Алана, рассказывала, что тот над ней издевается в сексуальном плане. В суде прозвучало, что мужчина — подполковник в отставке, после распада Советского союза занялся бизнесом.

В один из дней, вспомнил в суде обвиняемый, Лилия пришла к нему домой с сумками, в которых лежала дорогая импортная техника — телефоны, видеомагнитофоны и др.

— Сказала, что у сожителя магазин по продаже техники. Принесла ко мне домой аппаратуру и кассу. Сказала, что к нему не вернется, потому что он над ней сексуально издевается. Я сказал — и правильно, молодец, жалел ее. Она сказала, нужно срочно все это продать.

Левит настаивает, что и не подозревал, что человека, у которого забрали технику и деньги, жестоко убили. Говорит, если бы знал, не пустил бы девушку на порог дома.

Пара начала распродавать магнитофоны и телефоны, в том числе друзьям Левита, пока в один день Лилия, по воспоминаниям Алана, не предупредила его: богатый ухажер выследил, где живет Левит и поджидает его у подъезда. Некоторое время Алан не возвращался в квартиру отца, потом узнал, что там выбиты двери, и решил срочно уехать из страны. Без документов, которые остались в квартире, он каким-то образом добрался до Украины, а потом до Грузии. Когда отец сказал ему, что его разыскивает милиция, уехал в Израиль, и с 1993 года не показывался в Беларуси.

А как же девушка Елена, ради которой молодой человек возвращался в Минск? По словам обвиняемого, Лилия поссорила его с будущей невестой, так что оставаться на родине он уже не видел смысла. В суде стало известно, что мужчина как минимум дважды менял имя — сначала взял имя и фамилию по матери, потом вернул фамилию отца.

О том, что Лилю посадили за убийство сожителя, Алан узнал от отца. Говорит, что не придал этому значения, мол, понимал, что это ее рук дело. В розыске, настаивает обвиняемый, он не был, поэтому спокойно ездил в Турцию, Канаду, страны Евросоюза.


В августе 2018 года он повез своего 12-летнего сына в Мюнхен, чтобы показать ему Европу. Там его и задержали — он был в базе Интерпола. И хотя адвокат Левита просил власти Германии не выдавать гражданина Израиля, прежде всего, потому что за инкриминируемое преступление в Беларуси предусмотрена смертная казнь (чего нет ни в Израиле, ни в Германии), вскоре Алан Левит оказался в следственном изоляторе. Ему предъявлено обвинение в особо жестоком убийстве, совершенном из корысти.

Обвиняемый говорит, в СИЗО у него обострились все болячки. Вспоминает, как к нему приходили представители посольства Германии.

— Меня поселили в специальную камеру, а когда они ушли, перевели в обычную, — отмечает обвиняемый.

— Ваше отношение к предъявленному обвинению? — спросила у Левита судья Валентина Зенкевич.

— Это ужасно, но я никогда никого не убивал и не грабил, — заявил обвиняемый.

Левит настаивает, что его «подставила хитрая женщина»:

— Следователь говорил, что моя вина доказана, нужно только все признать. Но я с первого допроса не признаю вину. Никаких следов моего присутствия на месте преступления не обнаружено — ни отпечатков пальцев, ни следов крови, хотя Быстрова заявила, что во время убийства я поранился ножом. Никто из соседей меня не видел. Свидетель (имеется в виду Лилия, которая уже отбыла наказание, поэтому сейчас проходит как свидетель — Прим. TUT.BY) оговаривает меня, чтобы самой избежать наказания или чтобы скрыть кого-то. Она говорила, якобы мой отец приходил к ее матери, просил и даже угрожал, чтобы она взяла всю вину на себя. Это неправда, мой отец на такое неспособен, и ее мать таких показаний не давала. Другие свидетели по делу — это мои друзья, они не были очевидцами преступления. В 2010 году прокуратура Израиля изучала материалы дела, был ответ, что доказательств моей вины не представлено. Я заявляю о своей невиновности.


Адвокат Петр Венглинский заявил ходатайство допросить в суде следователя, который работал по делу об убийстве в 1993 году, а также судебно-медицинского эксперта, который давал показания, что шрам на левой руке Левита может говорить о полученной травме в момент совершения преступления. Защита настаивает, что травму обвиняемый получил еще в школе. Также Алан заявил, что он правша, то есть не мог поранить левую руку при ударах ножом

Кроме того, Алан, как и его защитник Петр Венглинский, считают, что срок давности по данному делу истек, поскольку более 15 лет Левит не был в розыске, а потому дело нужно закрыть, обвиняемого освободить. Гособвинитель настаивает, что судебное следствие должно быть продолжено и настаивает, что вина гражданина Израиля подтверждается доказательствами по делу. Суд постановил продолжить процесс.

Сегодня в суде выслушали также жену убитого бизнесмена. Она заявила, что если вина Левита будет доказана, наказание к нему должно быть применено самое строгое. По ее словам, семья долго не могла прийти себя после зверского убийства родного человека. Позже вдова намерена заявить иск о возмещении морального вреда.

Поскольку преступление совершено в 1993 году, когда действовал уголовный кодекс 1960 года, то и наказание фигуранту грозит, исходя из норм того времени — от 8 до 15 лет лишения свободы или смертная казнь (п. «а», «е» ст. 100 УК 1960 г.). Ни пожизненное заключение, ни срок свыше 15 лет назначен быть не может (согласно ныне действующему УК, за такого рода преступления предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок от 8 до 25 лет свободы, или пожизненное заключение, или смертная казнь). Ранее Алан Левит к уголовной ответственности не привлекался — ни в Израиле, ни в Беларуси.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Супруга убитого заявила в суде, что если вина мужчины будет доказана, ему следует назначить самое строго наказание.
 
 
 


Архив (Новости Общества)

21.by в социальных сетях



Партнёры

© 2004-2019 21.by
Яндекс.Метрика