Игорь Тышкевич: Или Россия дожимает Беларусь сегодня, или она ее теряет. 21.by

Игорь Тышкевич: Или Россия дожимает Беларусь сегодня, или она ее теряет

24.12.2018 16:09 — Разное | Партизан  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Партизан

Судя по последним новостям, в отношениях России и Беларуси происходит что-то непонятное.

Игорь Тышкевич: Или Россия дожимает Беларусь сегодня, или она ее теряет
Недавно Беларусь, а именно Александр Лукашенко, в достаточно жесткой форме требовал у России не повышать цены на нефть и газ, за что через несколько дней Лукашенко пришлось извиняться. 

В то же время Беларусь безоговорочно поддерживает Россию на международной арене, что в очередной раз подтвердила голосованием против украинской резолюции на Генеральной ассамблее ООН по милитаризации Крыма, а белорусский «филиал» РПЦ (БПЦ - прим. БП) запретил своим верующим молиться в храмах Православной церкви Украины.

Но Кремлю такого тесного сотрудничества мало. 17 декабря премьер-министр России Дмитрий Медведев неожиданно для многих вспомнил договор между Россией и Беларусью о создании “союзного государства” и потребовал наполнения его реальным содержанием. В Минске, по неофициальной информации, это очень не понравилось...

А 21 декабря украинские СМИ сообщили, что “Россия и Беларусь создают единое законодательство”. Точнее, такие выводы делать еще рано – ведь председатель Госдумы РФ Вячеслав Володин заявил лишь о завершении подготовки проекта Концепции сближения законодательства РФ и Беларуси.

Итак, Россия и Беларусь объединяются? Насколько в Минске готовы противиться имперским замашкам Москвы? И, конечно, что Украине от такой турбулентности в российско-белорусских отношениях? Об этом пойдет речь в беседе с экспертом программы "Международная и внутренняя политика" Украинского института будущего, белорусским аналитиком Игорем Тышкевичем, который живет и работает в Киеве.


– Снова идут разговоры об идее объединения Беларуси и России. В канцелярии Путина даже очистили от пыли договор 1999 года о создании “союзного государства”...

– Во-первых, не стоит подменять понятия: речь идет не об объединении, а о реализации планов создания так называемого “союзного государства”. Я настоятельно рекомендую всем зайти на сайт "союзного государства", открыть договор между РФ и Беларусью в 1999 году и сравнить его с договором о создании Европейского Союза – там почти дословно переведены отдельные положения.

В 1999 году и Александру Лукашенко, и Борису Ельцину было выгодно говорить об интеграции. До прихода Путина Лукашенко проводил политику ликвидации белорусской независимости, ведь он рассчитывал, что после Ельцина именно он может занять кремлевский трон. Для этого нужно было ввести Беларусь как часть РФ. И этот договор был очередным шагом на пути интеграции, начало которой было положено в 1996-м году.

Всю эту игру в интеграцию Лукашенко продолжал где-то до конца 2001 года, даже после того, как пришел Путин. Лукашенко считал, что поскольку он устраивает "семью" Ельцина, его политическая карьера продолжается. Но он ошибся со ставкой на олигархов – он ставил на Березовского, Гуцериева и других, с которыми Путин начал войну. В результате проиграли олигархи, проиграл и Лукашенко.

И где-то с 2002 года политика Беларуси резко изменилась – риторика остается та же, мол, Россия и Беларусь братские народы, строим “союзное государство” и тому подобное. Но при этом Беларусь не сильно спешила с интеграцией. В Беларуси эту стратегию называли “Нефть в обмен на поцелуи” или “Лозунги в обмен на деньги”.

Но именно такая политика привела к тому, что на сегодня Россия вынуждена апеллировать не к договорам, которые подписывались с 2000 года почти ежегодно, а к документу 99-го года. Ведь все то, что подписывали после 2000-го не содержит конкретных шагов, носит декларативный характер. 

Простой пример: по договору 1999 года, единая валюта Беларуси и России должна была быть еще в 2006-м. И Российская Федерация не раз пыталась давить на Беларусь в этом вопросе. И даже если говорить про информационные войны, то первая информационная война была направлена именно на Беларусь в 2002 году, а не на Украину.

– Тогда почему же этот договор о создании “союзного государства” вспомнили именно сейчас? Что бы это могло означать?

– Россияне увидели, что постепенно теряют рычаги контроля над Беларусью. Смотрите, к 2013 году кредитный портфель Республики Беларусь де-факто принадлежал россиянам. Россия через правительство либо через российский Фонд стабилизации и развития, контролировала свыше 87% процентов внешнего долга Республики Беларусь. 

Российская Федерация была единственным поставщиком газа и одним из основных поставщиков нефти в Беларусь. А также основным инвестором – более 60% инвестиций в Беларуси имеют российские корни (даже проведенные через оффшорные юрисдикции). В отличие от Украины, РФ не может похвастаться наличием крупных активов в различных отраслях экономики, они сосредоточены преимущественно в одном секторе.


– В нефтегазовом?

– В газовом или, точнее, в ГТС. С учетом даже оффшорных юрисдикций, сумма неуплаченных российских инвестиций Беларуси около 9 миллиардов долларов. Из них 8 – это белорусская ГТС. Россиян не пустили в машиностроительную отрасль, в автомобильную промышленность, в энергетику – ведь даже атомная станция строится на кредитные средства, а не как совместный проект России и Беларуси. 

Россиян не пустили в химическую отрасль, в транспортную инфраструктуру. Поэтому на бумаге цифра впечатляющая, 9 миллиардов долларов, но де-факто россияне не имеют контроля над белорусской экономикой.

Отдельно упомяну о долговых обязательствах. В 2013-м россияне контролировали свыше 87% процентов внешнего долга Беларуси, но уже к концу 2018 года государственный долг Беларуси перед Российской Федерацией составляет 7,3 миллиарда долларов, из которых большая часть – долг за АЭС, а еще около миллиарда – перед Евразийским фондом стабилизации и развития. 

А общая сумма госдолга Республики Беларусь – около 17 миллиардов долларов. То есть, на сегодня россияне даже с Евразийским фондом стабилизации и развития не контролируют и 50%. Минск с 2014-го активно начал перекредитовываться, и это означает, что россияне теряют один из рычагов влияния на Беларусь.

– А кто теперь кредитует Беларусь?

– Во-первых, Беларусь начала выпускать евробонды, начала кредитоваться в Европе. Но в качестве основного партнера Минск ставит на Китай. И именно китайские средства, китайское влияние, по мнению белорусов, должно уравновесить влияние России. 

Почему именно Китай? Потому что Европа вряд ли поможет. Мы видим, какими темпами продвигается помощь Украине. Тем более, Лукашенко называют последним диктатором Европы, требуют отменить смертную казнь и тому подобное. А Китаю все равно, какой политический строй в государстве, которое он выбрал в качестве партнера.

– Сами же такие...

– Да. Поэтому Китай активно входит в Беларусь.

Кроме того, как я уже упомянул, Беларусь строит атомную станцию, ее запуск запланирован на 2019-й год. Сейчас электрогенерация Беларуси преимущественно газовая. Если в Украине это гидроэлектростанции, или уголь и АЭС, то Беларусь – только на российском газе. 

А после запуска АЭС газовая генерация уменьшится. Кроме того, Беларусь внедряет государственную программу, по которой после введения в действие АЭС даже бытовые потребители вынуждены будут переходить на электричество – начиная от плит, заканчивая отоплением. 

Это означает, что в перспективе трех-пяти лет Республика Беларусь будет значительно меньше закупать российского газа. А значит Россия теряет еще один рычаг влияния.

Вспомним, что недавно Укргаздобыча запустила программу распределительной ответственности на старых месторождениях газа, на старых скважинах и допускает к нему иностранные компании. И один из претендентов – Беларусьнефть, то есть Беларусь готова вкладывать в это средства. 

Если Беларусь выиграет этот тендер, то может впервые за времена независимости, с 1991 года начать добычу газа на территории, с которой технически возможна поставка этого сырья в Беларусь. Украина может стать не совсем большой, но все же альтернативой России в поставках газа в Беларусь.

Россия ведет торговые войны и в отношении украинских товаров, и белорусских. Очень интересна позиция того же Китая: на фоне запретов российского Роспотребнадзора импортировать белорусские товары, Китай открывает рынок для белорусского мяса, для белорусской мясной продукции и для белорусской молочной продукции. Это означает, что с 2019 года Беларусь начнет достаточно масштабный экспорт в Китай.

Если посмотреть на эти тенденции, то понятно, что в ближайшие 4-5 лет влияние России на Беларусь снизится в разы.


– Разве Россия так просто ее отпустит?

– Беларусь сегодня в очень трудной ситуации: пик выплат по государственному долгу (в том числе и Российской Федерации) придется на 2019-2020 годы. После этого стабилизация с выплатами. Именно поэтому Россия имеет два варианта: или она дожимает Беларусь сегодня, или она ее теряет.

Лукашенко последние 15 лет борется не только с прозападной оппозицией, но и с пророссийской. И с последней – значительно жестче

Что россияне хотят получить? Вряд ли они добиваются политического транзита власти, ведь у них нет влияния на политические структуры в Беларуси. Можно даже сказать, что нет мощных политических структур вообще. Не зря Лукашенко называют диктатором. Он в последние 15 лет борется не только с прозападной оппозицией, но и с пророссийской. И с последней – значительно жестче. В Беларуси об этом шутят, мол “...в Беларуси Россию может любит только один человек. А остальные, кто любит Россию иначе, – идут в тюрьму”. 

Соответственно, Россия сейчас пытается возобновить работу по реализации положений договора 1999 года, ведь он предусматривает координацию действий в финансовой сфере, координацию действий в таможенной сфере, координацию основных экономических показателей между странами. 

Таким образом россияне желают занять ключевую позицию хотя бы в нескольких отраслях белорусской экономики. Ведь если ты контролируешь экономику, то только тогда ты можешь осуществить политический переход власти через политические манипуляции. Это, собственно, то, что происходило в Украине.

– А насколько Беларусь готова этому сопротивляться?

– Пока Беларусь демонстрирует, что будет работать против реализации этих планов. Скорее всего, Лукашенко снова попытается восстановить схему “Лозунги в обмен на деньги”. К примеру, последнее голосование Беларуси в Организации Объединенных Наций: она проголосовала против украинской резолюции, даже тогда, когда Казахстан и Китай воздержались – это был явный сигнал Москве. 

Второе, заявление о запрете белорусским православным ходить в Украинскую поместную церковь (при том, что в Беларуси вообще нет прихода Украинской поместной церкви). Все это - политические сигналы Москве, попытка снизить градус конфликта.

Но в этой ситуации все зависит не столько от игры Минска, как от игры Пекина. Уже с полгода в Беларуси обсуждают возможность выпуска суверенных облигаций на китайском фондовом рынке в юанях – панда-бондов (аналог евробондов). 

На это, конечно, требуется разрешение китайского правительства. И это разрешение получено. Китайское рейтинговое агентство присвоило Беларуси очень высокий кредитный рейтинг – АА+ – это рейтинг на уровне Польши, Словакии или Венгрии.

Соответственно, сейчас белорусы выбирают банки, и если Беларусь сможет выпустить панда-бонды в течение I или II квартала 2019 года в сумме более полумиллиарда долларов, это закрывает дефицит рефинансирования, что будет означать, что Китай как игрок демонстративно входит в эту шахматную партию между Беларусью и Россией.


– Объясните, пожалуйста, подробнее роль Китая.

– Он просто будет поддерживать, помогать Минску выплатить долг Российской Федерации и снизить зависимость от нее. Кроме того, Китай сейчас открывает много предприятий на территории Беларуси: автозавод, завод по выпуску двигателей внутреннего сгорания, завод по выпуску аминокислот, продолжается разработка проекта производства калийных удобрений, ведутся переговоры о размещении на территории Беларуси мощностей для разработки и использования лазерных технологий. 

В военной сфере Китай уже построил завод по производству реактивных систем залпового огня «Полонез», а теперь строит завод по выпуску ракет к ним. Китай совместно с Беларусью разрабатывает зенитно-ракетный комплекс, оперативно-тактический ракетный комплекс. 

Причем все эти разработки идут без Российской Федерации, а это означает, что Россия не имеет доступа к ним. И это только то, что происходило за последние 7-8 месяцев, только «Полонез» был раньше.

– Темпы стремительные...

– Именно! Причем, Китай входит в Беларусь с государственными средствами. Почему это важно: они никогда не защищают своих частных инвесторов, но Китай достаточно жестко защищает интересы государственных корпораций. Если Китай выбирает Беларусь в качестве цеха по сбору продукции для региона, это означает, что Китаю не выгодна интеграция Беларуси и России. 

Если Россия, которая сейчас под санкциями, поглощает Беларусь, то Беларусь автоматически попадает под санкции. Нужна ли в таком случае Китаю Беларусь? Нет. Что произойдет в таком случае с китайскими инвестициями? Как минимум, это означает потерянные деньги.

– То есть Китай будет максимально помогать Беларуси избавляться от экономической зависимости от России, так?

– Полностью – нет, потому что торговая война между Беларусью и Россией Китаю тоже не выгодна. Россия – это рынок. Китай будет помогать Минску балансировать так, чтобы Россия не имела, скажем, контрольного пакета влияния на Беларусь.

– И насколько согласятся все стороны на такой баланс?

Беларусь ставит на Китай как на ключевого союзника, потому что она видит Китай как одну из немногих возможностей избавиться от российского влияния. Это подтверждается тем, что Беларусь смогла рефинансировать 47% государственного долга за 4 года. 

Причем это не формат отношений между Украиной и кредиторами 1994-1995 годов, когда последние давали отсрочку и соглашались на списание части борги. Беларусь должна платить сегодня на сегодня. С помощью Китая и доступа на европейские финансовые рынки и платила.

России такая кооперация Китая и Беларуси, скорее всего, не очень нравится, но что Россия может сделать против Китая?..

– А насколько такая модель баланса между Беларусью, Россией и Китаем, которую вы описали, выгодна, или, может, опасна Украине?

– С точки зрения военной безопасности эта модель выгодна Украине, потому что это гарантия безопасности: Китаю выгодны государства, которые торгуют между собой, а не воюют. Вопрос в том, зачем Украине нужна Беларусь? 

Несколько недель назад обе страны подписали меморандум о возобновлении судоходства по Днепру, для Беларуси интересен и украинский рынок, и попытки выхода через Украину на рынки третьих государств – это для Беларуси также элемент выхода из зависимости от России. 

Одновременно в этом меморандуме заинтересованы и турецкие компании, и они готовы вкладываться в восстановление фарватера на Днепре. Это уже инвестиции для Украины, а не для Беларуси.

В таком случае возникает вопрос, что даст Беларуси логистика белорусских товаров по Днепру до портов Черного моря? Это станет альтернативой провозу товаров через Российскую Федерацию по южному коридору до Ростова-на-Дону или портов Черного моря. 

Это означает, что Беларусь начинает зависеть от Украины в вопросах инфраструктуры. А если Беларусь будет зависеть от какого-либо государства инфраструктурными проектами, я сомневаюсь, что будут недружественные действия в отношении этого государства. От этого ведь зависит твой экспорт и в целом функционирование твоей экономики.

Украине стоит подумать, какими крупными проектами можно вовлечь Беларусь в сотрудничество. Если Украина создаст несколько проектов, похожих на возобновление судоходства на Днепре, а интерес к ним в Беларуси есть, то в таком случае она привяжет Беларусь к себе. И если у Беларуси будет интерес в сотрудничестве с Украиной, то, соответственно, интерес в каких-то действиях, которые могут ей навредить, исчезает.


– То есть уже не стоит говорить о том, что Россия сможет использовать Беларусь в войне против Украины?

– Пока отбрасывать рано. Беларуси предстоит очень тяжелый 2019 год. Если она удержит эту комбинацию с Китаем, о которой я рассказал, использование Россией Беларуси в войне с Украиной для Лукашенко будет означать смерть, как политическую, так и физическую. 

Он это понимает, и именно поэтому, несмотря на все разговоры, граница между Украиной и Беларусью достаточно спокойна с 2014 года. Если этот покой закончится, то с того момента начнет сыпаться власть Лукашенко, а если посыплется его власть, он потеряет все. И именно поэтому он будет до последнего сопротивляться агрессивным инициативам Москвы.

 
Теги: Курсы валют, Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Судя по последним новостям, в отношениях России и Беларуси происходит что-то непонятное.
 
 
 


Архив (Разное)

21.by в социальных сетях



Партнёры

© 2004-2018 21.by
Яндекс.Метрика