Место, которому повезло. Как минский бизнесмен выкупил умершую деревню - и делает ее живой. 21.by

Место, которому повезло. Как минский бизнесмен выкупил умершую деревню - и делает ее живой

23.03.2020 13:30 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

Маленькой деревне Тиневичи, что в Кореличском районе, конечно, крупно повезло. Ждала бы ее незавидная и вполне обычная судьба быть очередным вымершим и никому ненужным населенным пунктом, если бы не бизнесмен из Минска Павел Радюкевич. Ему лет 10 назад знакомые рассказали грустную историю деревни, где к тому моменту уже никто не жил. Бизнесмен приехал, посмотрел — и решил, что надо брать. Так родилась идея из опустевшего местечка сделать не совсем обычное место: что-то среднее между этнографическим музеем и агроусадьбой. И вот уже 10 лет семья Радюкевичей занимается воплощением задуманного. Управляет усадьбой сын бизнесмена — Иван, который стал главой крестьянского хозяйства «Белые Луга».

  • Ольга КомягинаЖурналист TUT.BY

Тиневичи — это та идеальная белорусская деревня, о которой мечтается в городе в длинные зимние вечера. Вся эта ностальгия и пастораль, вязаные коврики, пуховые перины, деревянные окна и петухи на рассвете. Это воспоминания из детства о том, чего, может, никогда и не было. Но это что-то исконное, национальное, что очень откликается где-то внутри. Может быть, именно так могли бы выглядеть все деревни Беларуси — но это где-то в другой Вселенной, а пока у нас такое местечко только одно. И то — восстановленное и переосмысленное. Но, несмотря на то, что хаты здесь — по сути гостиничные номера, а на улице в несезон никого, все равно кажется, будто люди отсюда и не уезжали вовсе, не было заросших кустами и деревьями участков, не было разрушенных временем и мародерами хат, — не было периода, когда время могло стереть Тиневичи с лица земли.


В Тиневичах — дождь и тишина. Туристы обещали приехать только ближе к майским праздникам.

 — Хотя с тем, что сейчас происходит в мире, все непонятно, — осторожно говорят рабочие, которые вдруг возникают на пустынной брусчатке и, показывая на одну из хат, шутя добавляют. — Там наш барин.

«Барин» — это минчанин Иван Радюкевич, который управляет хозяйством, держит деревню и всячески ее развивает. Раньше он с семьей жил здесь постоянно, но потом дочь пошла в школу — и родители решили, что рациональнее отдать ее в столичное учреждение образования.


Иван Радюкевич

— В Минске у нас оставалась квартира, в которую мы раньше приезжали время от времени. Сейчас наоборот — семья здесь наездами, а я, конечно, в деревне провожу больше времени, — рассказывает Иван.

По профессии он архитектор. Год отработал по распределению, а потом ушел в управление хозяйством. Говорит, что все нравится, ни о чем не жалеет и вообще выкупить деревню — «это была крутая идея».


Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

 — Создать здесь что-то похожее на Строчицы или Дудутки придумал отец. Однако мы не хотели, чтобы это был какой-то этнографический музей, где можно просто посмотреть на старые деревянные хаты. Мы хотели сделать место, которое работает и которое живет. Считайте, что это новый взгляд на местечко, этнографию и народную историю. Мне кажется, что нам удалось совместить то старинное, исконное, — и современность. Это касается не только того, что в каждом нашем доме есть современная ванная комната и электричество. Понятно, что раньше такого не было. Или барбекю во дворе, или террасы, которые мы пристроили к домам. Деревни-то в современном мире меняются. И, конечно, у нас здесь есть интернет, современная кухня в корчме, канализация… А с другой стороны мы старались сохранить традиционную планировку местечка, сады, деревянные окна, полы, старые вещи — и все выстраивать так, чтобы все было гармонично и атмосферно. Что сохранить не смогли, дополняли современными элементами. Но в общем, себя в создании интерьеров не ограничивали и не ставили перед собой задачу реконструировать старинный быт. У нас тут скорее вплетение старого в сегодняшнем.


Тиневичи всегда были небольшим местечком. Маленькая, но, судя по мощеной дороге, «заможная» деревня впервые упоминается в 1750-х годах. Тогда здесь было несколько десятков домов и большие хозяйства. Так написано в летописях. Про новейшую историю деревни жители окрестных населенных пунктов вспоминают только, что еще лет 25 назад здесь еще все было более или менее живо: в домах были люди, по полям ходили коровы, в хлевах держали свиней, на окраине был магазин, а рядом — колхозные фермы.

 — Особо истории деревни я не знаю. Рассказать ее было уже некому, когда мы сюда пришли, — говорит Иван.


Восстановить именно Тиневичи было амбициозным и очень авантюрным планом. В 2010 году здесь все было, конечно, не так. Некоторые хаты были полуразрушенными, у некоторых обвалилась крыша, участки заросли кустарником и деревьями. Два дома использовались как дачи и были в более-менее хорошем состоянии. Достаточно много времени у бизнесмена ушло на то, чтобы оформить документы — надо было найти наследников, чтобы выкупить дома.

Потом — подписать все бревна, перевезти, поставить на новый фундамент. Дать дому около полугода отстояться и только тогда приниматься за внутреннюю и внешнюю отделку.

Радюкевичи распланировали, что за три года все сделают как надо, а уже через пять лет-то точно выйдут если не на прибыль, то хотя бы в ноль.

Этот процесс растянулся на годы.


Прошло 10 лет. Иван говорит, что с прибылью пока получается не очень, а в ноль вышли только в прошлом сезоне. Но настроены оптимистично.

Устройство усадьбы все еще идет. Например, на берегу пруда, где раньше протекала небольшая речка, все еще строят большую корчму. Строительные работы здесь в разгаре. В планах — обустроить еще несколько хат. Изначально в деревне пригодных для реставрации домов было семь. Еще семь перевезли из других населенных пунктов, поэтому хаты немного отличаются друг от друга. Где-то одна комната, где-то две и предбанник. Но объединяет их то, что внутри восстановлена традиционная обстановка — простая, с деревянными полками, дубовыми столами, печками, ткаными покрывалами, вязаными половиками и сундуками. На стенах — старые черно-белые фотографии. Иван рассказывает, что часть снимков нашли на чердаках, некоторые — из личного архива.



 — Мы старались все аксессуары подбирать так, чтобы ничего из этого простого деревенского интерьера не выпадало. Есть здесь и новоделы, но вы можете даже и не догадаться, что это новые вещи. Вот, например, кровать — изголовье старое, литое, но матрас и основание — уже новое, ради комфорта гостей. Картина, например, из ткани на стене — тоже новая, но ведь выглядит так, как будто она здесь провисела лет 70. Правда?

В деревянных домах, несмотря на то, что здесь сейчас никто не живет, тепло. Для них важно, чтобы печки протапливали практически каждый день. Этим занимаются рабочие, которые приезжают сюда из окрестных агрогородков.


В сезон Тиневичи становятся вполне себе оживленной деревней. На окраине по весне засевают поля, есть свое хозяйство — коровы, гуси, индюки, куры, а еще пасека с пчелами. Участки около домов тоже обрабатывают. Высаживают здесь то пшеницу, то лен, то рожь, но это, говорят, чисто для эстетического удовольствия.

Сейчас в деревне 8 благоустроенных домов. Еще несколько хат ожидают своего преображения. А вообще в планах сделать 20 жилых домиков — и на этом, наконец, успокоиться.


— Мы, конечно, думали, что все будет быстрее. В теории все было просто, а в реальности пришлось столкнуться с особенностями сельской жизни: толковых специалистов найти сложно, как и общий язык с сельчанами, нужно организовать довоз рабочих, привоз необходимых материалов, найти сами материалы (с последним было полегче: у Павла Радюкевича как раз строительный бизнес. — Прим. TUT.BY), но потом как-то все устаканилось и вошло в свою колею. Деревня стала преображаться, но работы все равно еще очень много, — рассказывает Иван.

В деревне есть своя концертная площадка, где проводят мероприятия, но в Тиневичах сразу говорят: агроусадьба рассчитана на неспешный, тихий отдых, поэтому здесь нет телевизоров и громкой музыки, а за интернетом надо идти в корчму. Зато в сезон городские дети гоняют на велосипедах, исследуют окрестности — и как-то очень быстро находят себе занятия, забывая про гаджеты.


 — Денег, понятно, сюда вложено очень много. Мы даже не считали, — признается Иван. Он говорит, что это, конечно, бизнес, но и еще что-то большее: сохранение исконной, хоть и модернизированной деревни. И философски добавляет: сейчас такое время, когда традиционный уклад жизни белорусов кардинально меняется. Еще несколько десятков лет, а то и меньше, — и маленьких, в десяток домов, местечек в Беларуси не останется. Урбанизация-то дает о себе знать: люди из деревень переезжают в более крупные агрогородки, а оттуда — в города побольше.


— Сельские населенные пункты останутся, скорее всего, такие, где живет 500 человек и больше и где есть хоть минимальная, но инфраструктура. Меньшие местечки вряд ли выживут, — говорит Иван. — Наша деревня, конечно, будет жить — как такое белорусское местечко на новый лад.

При этом, кроме пасторали и ностальгии, есть и социальная составляющая: при дальнейшем развитии агроусадьбы, здесь могут появиться новые рабочие места для местных жителей, что уже важно не только для Тиневичей, но и для окрестных населенных пунктов. Они тогда тоже будут жить.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Маленькой деревне Тиневичи, что в Кореличском районе, конечно, крупно повезло. Ждала бы ее незавидная и вполне обычная судьба быть очередным вымершим и никому...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Общества)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика