«Вот резиновая пуля, и вот». Поговорили с жителями домов на «Пушкинской» и Сурганова и посмотрели, что сейчас там. 21.by

«Вот резиновая пуля, и вот». Поговорили с жителями домов на «Пушкинской» и Сурганова и посмотрели, что сейчас там

11.08.2020 16:19 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

«Взрывы этих светошумовых гранат оглушали», — рассказывает Наталья, которая живет на 16-м этаже в доме возле универсама «Рига». Минчанка видела из окна весь протест и разгон, вся семья перепугалась. За утро коммунальники прибрали последствия вчерашних акций в городе и уже почти ничто не напоминает о баррикадах и автозаках, которые здесь были вчера. Но капли крови на тротуаре встречаются тут и там, как и надписи «3%», которые еще не везде успели затереть.

Ночью с 10 на 11 августа несколько улиц в Минске превратились, считай, в горячие точки. Самые сильные разгоны протестующих были в районе универсама «Рига» и недалеко от станции метро «Пушкинская».

Перекресток возле универсама «Рига»

В 12.00 на перекрестке Сурганова и Куйбышева почти ничто не напоминает о массовых разгонах. Транспорт работает исправно, люди выходят из торгового центра с пакетами.

В стороне молодой парень рассказывает пожилым женщинам, что здесь происходило. Те охают и вздыхают.

Еще один парень приехал на самокате и грустно смотрит по сторонам. Фотографироваться отказывается.

— Главное сейчас все красиво, даже «Табакерка» снова перекрашена. Там было написано «3%», «Лжецы». А вот там, возле киоска, были баррикады. На асфальте щебенка рассыпана, это остатки того, чем было перегорожено. Я не видел агрессии со стороны людей.

— Да, баррикады были, но посмотрите, даже стекла на остановке не разбиты.


Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Пенсионерка Надежда живет неподалеку, говорит: фотографируйте меня спокойно, я уже не боюсь.

— У меня сын работает ночью, он мне позвонил: «Мама, я не приду домой, невозможно пройти». Я сама видела, как все начиналось: молодые люди просто стояли, гуляли, аплодировали, скандировали что-то, но не делали ничего плохого. Потом я уже сама насчитала 10 огромных машин, несколько автобусов с милицией и люди в шлемах — бежали, хватали людей молодых. Все это продолжалось очень долго, видела из окна, пила валерьянку, чтобы успокоиться.

Женщина добавляет, что сегодня была на Комаровском рынке, общалась с людьми.

— Люди возмущаются происходящим. Я считаю, что правительство должно слушать народ и как-то корректировать свои действия в зависимости от желаний народа, а не так что «власть не отдам».


Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Минчанин Игорь живет в Зеленом Луге, он был вчера здесь до 12 часов вечера, когда все еще было спокойно. Утром приехал на работу в этот район — видел, как коммунальники убирали остатки баррикад, возвращали на места мусорные контейнеры.

— Вот резиновая пуля, вот, — Игорь поднимает резиновые шарики, говорит, что утром ими были густо усыпаны тротуары. — Убрать все не удалось


Большинство местных жителей, с которыми мы пообщались, говорят, что было две волны подавления протестов. Вторая их испугала больше всего.

— Взрывов было много, стекла тряслись. Но к омоновцам кто-то выбегал из толпы, чем-то бросал в них несколько раз, но до них ничего не долетало, — говорит жительница одного из домов.

Ирина живет в доме № 56 на Сурганова, на восьмом этаже. Ей 65 лет.

— Сама не смотрела в окно, но муж и сын — да. Мне все было слышно. Это было страшно, потому что они разгоняли всех подряд, никто не смотрел, кто это и что это, без разбору. И люди кричали ОМОНу: «Что вы творите?». Никто на это не обращал внимания, дубинками резиновыми колотили всех подряд. Не смотрели, кто там, мужчина, женщина. Пенсионерка говорит, что новости узнает из телеканала «Евроньюс».

— Интернет не работает вообще у нас, а белорусские телеканалы бесполезно смотреть, — говорит женщина.

Жительница дома № 52 Наталья рассказывает, что семья напугана произошедшим. Сама видела акцию со своего 16-го этажа с начала до конца.

— У меня лежачая мама, сильно испугалась. Ребенок 10-летний плакал, кричал: «Ну что у нас за страна. Когда вырасту, я вас отсюда увезу». Я сама на девятом месяце беременности, — говорит женщина.

Она уверена: если бы не было такого силового подавления, протестующие бы просто разошлись.

«Пушкинская»


В доме напротив кинотеатра «Аврора», что на «Пушкинской», — магазин «Обои», там осколки разбитой витрины.

— Я живу на «Пушкинской», в доме, рядом с которым шла зачистка, — говорит девушка. — Мы с мужем возвращались домой, припарковались во дворе и бабахнуло возле станции метро. Пошли посмотреть, что там. Людей было немного, стояли мирно, пьяных не было.

Девушка рассказывает: во время разгона протестующих жители ее дома кричали силовикам прямо из окон, чтобы отпустили людей, ругали их.


Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— А они в ответ кричали: «Ложись спать!», «Закройте рты!», «Перемен захотелось?». Было очень много мата, — возмущается минчанка.

Рабочие чинят тротуар. Говорят, ремонт с протестами не связан. На остановке лежит опрокинутая тумба для афиш.


В доме по Притыцкого, 38 тоже все видели, что происходило на перекрестке. С нами общается молодая мама, она вышла на прогулку с ребенком.

— Когда пустили слезоточивый газ, был едкий запах, мы сразу закрыли балкон и окно. Ребенку 11 месяцев, не спал — все громыхало и полыхало. Потом еще пускали газ и приехали военные, которые стреляли резиновыми пулями. ОМОН светил фонариками в окна, когда люди из них выглядывали — неприятно.

Соседке на этаже, где живет девушка, было плохо, когда пустили газ.

— Женщине 80 лет, она в окна смотрела, но вообще ничего не понимала — что это и почему.

Девушка надеется, что эта ситуация в Беларуси закончится мирно.

— Сожалею, что ребенку не сделала паспорт. Вдруг придется уезжать.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
«Взрывы этих светошумовых гранат оглушали», - рассказывает Наталья, которая живет на 16-м этаже в доме возле универсама «Рига». Минчанка видела из окна весь протест...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Общества)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика