Боевая связная. 21.by

Боевая связная

Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Народная газета

Как полгода в 1942-м партизанам на Кличевщине удавалось удерживать советскую власть и через что прошла юная разведчица, когда отряд прорывался из окружения

Сполна осознать ценность мира можно только слушая воспоминания участников войны. Бобруйчанка, участница Великой Отечественной войны, бывшая партизанская связная Анна Тризна в свои 87 лет помнит свои военные годы очень хорошо, как будто это было вчера. Слушая ее рассказы, удивляешься, сколько испытаний выпало на долю этой женщины, и понимаешь: мы не в праве все это забыть…

Как самой боевой

-- Иногда слышу, как отдельные участники войны говорят, что им на войне не было страшно. Мне же, деточка, было очень страшно, просто было такое сильное желание поскорее избавиться от фашистов, что как-то не задумывалась о смерти, -- поведала мне Анна Тризна.

Участницей Великой Отечественной войны Анна Михайловна стала в 15 лет. Тогда о войне она и ее одноклассники узнали, возвращаясь с празднования своего выпускного. Потом в небе появились самолеты и стали сбрасывать бомбы в районе аэродрома. В конце июня в Бобруйск приехали немцы и первым делом стали привлекать молодежь для службы в полиции, работы в госпиталях, столовых, комендатуре. Тогда семья и решила переправиться в деревню Березовка Кличевского района, где проживали бабушка и дедушка Анны. Там в лесу Березово болото как раз организовывался партизанский отряд. «Я пришла туда с двумя подружками, -- вспоминает Анна Тризна. -- Состоялась долгая беседа с комиссаром отряда, в результате чего мне как самой боевой предложили быть связной-разведчицей». Немцы повсюду оставляли гарнизоны, и вчерашней школьнице нужно было узнавать количество людей, боеприпасов, единиц техники и другие данные. В Бобруйске уже действовали подпольщики. Анна держала связь с семьей Голубевых и Георгием Васехой из Форштадта (окраина Бобруйска). Часто она носила в партизанский отряд в кошелке с двойным дном медикаменты, которые подпольщики получали от матери известного в последующем писателя Алеся Адамовича Анны Митрофановны, работницы аптеки.

-- Некоторые полицейские были на стороне подпольщиков и помогали доставать пропуска. В зимнее время, чтобы перевозить больше лекарств и оружия, в санях было сделано двойное дно, -- рассказывает бывшая связная. -- В Березовке жила моя тетушка, очень худая, болезненная на вид женщина. Под видом больной мы провозили ее через посты. Но однажды один из немцев настроился на серьезную проверку: перевернул подушку, сбросил одеяло. Я, стараясь сохранить спокойствие, стала говорить, что у женщины тиф. Он услышал, испугался: «Тифус?» Замахал руками и отстал от нас.

Красный платок

Приходилось юной связной с риском для жизни носить в Бобруйск партизанскую газету, листовки, ходить на лыжах, санях или лошадях в Осиповичи, Белыничи. Однажды, выполняя задание, Аня едва не погибла. Было это в деревне Заполье Кличевского района. Партизаны договорились с местными парнями, чтобы они, 13 человек, пошли в полицию, получили оружие, форму и после налета вернулись в партизанский отряд. Анну, которая должна была встретиться с одним из «полицейских», задержали три немца. Одного из них буквально взбесил красный шерстяной платок, который был в ту зимнюю, морозную пору на девушке. Он сорвал его с головы, разорвал и так сильно ударил Анну, что выбил зуб. Потом фашисты решили поиздеваться. Они велели Анне идти и начали стрельбу, то в воздух, то в ее сторону. Одна такая шальная пуля ранила партизанку. Тогда раны пришлось быстро залечивать в родной деревне, и только после войны серьезно лечиться.

Перекрестный огонь

Анна Михайловна много и подробно вспоминала… Был случай, когда она вместе с подружкой подкинула в гарнизон Боцевичи анонимную записку, в которой было указано, что в деревне Усохи скрываются раненные партизаны. Тогда удалось перебить немало фашистов, которые на следующий же день на санях, с оружием и бензином направились жечь деревню.

Во многом благодаря Анне в 42-м году партизанам удалось устроить засаду на майора Гофмана, который прибыл с батальоном СС для того, чтобы расправиться с партизанами. С его приездом начались массовые расстрелы, фашисты жгли деревни. Например, в деревне Лютино Кличевского района 76 человек местного населения (детей, женщин, стариков) загнали в здание школы, облили бензином и сожгли. С помощью Анны, семьи Голубевых и одного из полицейских карательный отряд во главе с Гофманом удалось заманить на луг, недалеко от Березовки, где партизаны перекрестным огнем, с трех сторон, «косанули» 13 подвод. Это все происходило на глазах девушки:

-- Среди немцев, закутанных в одеяла, было такое смятение, что они пытались бежать в разные стороны, лошади вставали на дыбы, снег был буквально красный от крови…

«Живая» земля

Полгода, с марта по август 1942-го, партизанам на Кличевщине удавалось удерживать советскую власть. От фашистов тогда были освобождены не только Кличевский, но часть Белыничского и Березинского районов.

Однако с конца лета 42-го партизанам пришлось нелегко -- нескольким отрядам пришлось уйти в большой болотистый Усакинский лес, который фашисты круглосуточно бомбили, обстреливали из пулеметов, минометов, поджигали. Партизаны смогли продержаться там месяц. Анна Тризна вспоминает: «Есть было нечего, жевали зеленую клюкву. Очень беспокоили вши и клопы. Люди болели, раненых нечем было лечить и перевязывать, мертвых закапывали на месте. Тогда на собрании было принято решение выходить (где с боем, где болотистыми местами) из окружения. Потери были большие. Но и немцам удалось нанести серьезный удар: нападали на машины с боеприпасами, разбирали рельсы, подрывали эшелоны, заваливали дороги, где должны были ехать немецкие колонны».

Озверевшие от такой активности партизан фашисты согнали 140 человек из деревень Вязень и Селец, которые находились вблизи Усакинского леса, заставили их выкопать ров, поставили всех на краю и расстреляли из пулемета. Люди падали мертвые и еще живые, раненые. Очевидцы рассказывали, что когда бульдозер зарыл этот ров, то земля двигалась… Теперь на том месте мемориальный комплекс.

И трудности были в радость

Когда пришла Красная армия, партизаны пошли на фронт, а Аня осталась восстанавливать народное хозяйство.

-- Было очень тяжело, -- вспоминает Анна Михайловна, -- потому что немцы все вывезли. Люди приносили в колхоз свои семена. Мы, комсомольцы, собирали золу, навоз, чтобы удобрить поле, лечили лошадей, больных чесоткой. Но первое время женщины сами запрягались в плуги и с песнями пахали поля, копали, жали, валили лес и отправляли его по реке Ольса на Бобруйский деревообрабатывающий комбинат.

Анне как старшей сестре приходилось помогать матери, больной астмой, воспитывать брата и сестру. Отец погиб на фронте, когда наши войска форсировали Одер, дом сгорел. Но были и другие события. Еще в партизанском отряде Анна познакомилась с Владимиром. После войны они поженились, в любви и согласии вырастили четверых детей.

Самый большой праздник для Анны Михайловны -- это День Победы.

-- Это было что-то невероятное. Люди обнимались, кричали, пели, танцевали, плакали от счастья.

Моя собеседница награждена орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2-й степени, многими медалями.

После окончания войны закончила Бобруйское педучилище, открыла начальную школу в деревне Березовка, в которой проработала около десяти лет. В начале пятидесятых партия кинула клич, что 30 тысяч представителей интеллигенции должны пойти поднимать сельское хозяйство. Анне Михайловне, в то время уже коммунистке, предложили в райкоме партии: «Надо пойти в отстающий колхоз и принять отстающую бригаду». Она согласилась, и за пять лет вывела свою бригаду колхоза имени Буденного в передовые по району. Затем ей доверили производственный участок, который снова занял первое место в районе. «Мы выращивали самый хороший лен, лучшую кукурузу, махорку», -- говорит моя собеседница, которая, кстати, была делегатом пяти белорусских партийных съездов. За трудовые успехи Анна Тризна награждена орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», медалью «За доблестный труд».

Анна Михайловна всегда была очень активным человеком. Не оставила родное хозяйство и после выхода на пенсию. Только когда начались серьезные проблемы со здоровьем, дети убедили мать переехать в Бобруйск, где она связалась с ветеранской организацией и стала писать и рассказывать детям и молодежи про войну. Теперь эти встречи из-за плохого самочувствия случаются все реже…

-- Такой страшной войны никогда не было в истории. Вся наша Беларусь была пропитана кровью, -- говорит бывшая партизанка. -- Это ужасно, когда идет молодой человек по улице, а фашист запросто, с криком «Партизан!» его убивает. Очень много погибло безвинных людей. Я хочу, чтобы люди ценили и защищали мир. Чтобы никому не довелось видеть пережитое мной: пятнадцатилетняя девчонка и война -- суровая, злая, кровавая…»

 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Как полгода в 1942-м партизанам на Кличевщине удавалось удерживать советскую власть и через что прошла юная разведчица, когда отряд прорывался из окружения
 
 
 


Архив (Новости Общества)


© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика