«Собрали порядочных людей и шьют дело». Адвокат Статкевича и Козлова отказался дать подписку о неразглашении. 21.by

«Собрали порядочных людей и шьют дело». Адвокат Статкевича и Козлова отказался дать подписку о неразглашении

02.07.2020 17:30 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

Адвокат Владимир Созончук является защитником сразу двух фигурантов дела, связанного с задержанием Сергея Тихоновского. Созончук защищает политика Николая Статкевича и блогера Дмитрия Козлова («Серый кот»), которых следствия считает причастными в «организации и участии в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок». Несмотря на то, что с адвокатом был заключен договор, его отказались пустить к Козлову. Следователь сказал, что прежде защитник должен дать подписку о неразглашении данных предварительного следствия, а Созончук отказался.


Николай Статкевич Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Обращение адвоката Владимира Созончука было опубликовано в соцсетях после того, как он не смог встретиться с Дмитрием Козловым, хотя предварительно получил разрешение следователя.

— Состоя в адвокатском сообществе, наступает момент, когда следует признать, что стыдно участвовать в творимом правовом беспределе по политическим делам, делая вид, что от тебя что-то зависит, — указано в обращении. — Когда уголовное дело высосано из пальца, для того, чтобы сделать вывод об отсутствии в действиях всех этих арестованных ребят состава преступления, не нужно даже быть юристом, а с тебя требуют подписку о неразглашении данных предварительного следствия по делу. Какого следствия, какого дела?

Вчера допустили к защите Статкевича. Сегодня со мною также был заключен договор на защиту блогера Козлова Дмитрия, известного как Серый Кот.

Передал органам следствия соответствующее уведомление и ордер на защиту, чтобы получить разрешение на допуск в СИЗО. Прислали СМС, что разрешение дано, к защите Козлова допущен, могу приезжать за соответствующим документом.

Когда приехал, потребовали дать подписку о неразглашении данных следствия по данному делу, которое является общим и для Статкевича, и для блогера Козлова, и остальных, так как номер данного дела на всех постановлениях один и тот же. На это предложение я ответил отказом. Подал мотивированное письменное несогласие на имя руководителя следственной группы Агафонова, копию которого передаю в СМИ. Тогда заявили, что в таком случае мне отказывают в выдаче разрешения на допуск к Козлову, и осуществлению его защиты.

Для чего подписка? Чтобы держать в тайне секрет полишинеля, что никакого дела, никакого преступления нет, как такового. И дальше нагнетать страшилки о неких судимых элементах, задержанных вместе с Тихановским в Гродно.

Ни эти ребята не призывали, ни я не призываю к вооруженному восстанию. Но право на мирные митинги, собрания, выражение своего мнения, агитацию является конституционным правом. А то, что оно выхолощено нижестоящими нормативными актами, это уже относится к тому правовому беспределу, о котором я выше упомянул.

К защите Козлова не допустили, теперь посмотрим, каким образом будут выводить из участия в деле по защите Статкевича, которую пока я осуществляю.


Дмитрий Козлов Фото: Радыё Рацыя

В разговоре с TUT.BY Владимир Созончук уточнил, что «когда заключен договор с адвокатом, действие адвоката по назначению прекращается».

— Но меня к Козлову не пустили. Получается, в этой части нарушено право на защиту. Я сказал следователю, что не буду давать подписку о неразглашении, что это за тайны? Я понимаю, когда в деле есть государственная тайна, когда в преступление связано с половой неприкосновенностью — вопросов нет. Но в этом деле нет ничего подобного. Это вообще не дело, это стыд и срам. Собрали в одну кучу порядочных людей и дело им шьют.

Подписка о неразглашении — письменное обязательство о сохранении подписывающим лицом в тайне ставших известными ему сведений. В документе указано, что следователь запрещает распространять данные, которые могут стать известными в процессе следственных действий, и предупреждает об уголовной ответственности за разглашение такой информации. Следователь по своему усмотрению может взять подписку о неразглашении и у защитника, и у свидетеля, и у потерпевшего, и у эксперта, и у понятых, не может только у подозреваемого или обвиняемого, но если они под стражей, то связи со внешним миром у них практически нет.


Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Чем следствие мотивирует подписку о неразглашении данных по делу? В СК пока не смогли предоставить ответ на этот вопрос. Начальником следственной группы по делу, где проходит и Тихановский, и Козлов, и Статкевич является Александр Агафонов, сотрудник Центрального аппарата Следственного комитета, ранее возглавлял районный отдел СК в Московском районе Минска, до этого — в Советском районе.

Отметим, что подписку о неразглашении потребовали также у адвокатов по делу Виктора Бабарико и его бывших коллег «Белгазпромбанка» (органом дознания по делу выступает ДФР Комитета госконтроля, следствие ведет КГБ). Защитники даже не могут сообщить, обвинение по каким статьям предъявлено фигурантам.

— В нашем законодательстве нет четких критериев тайны предварительного расследования, и каждый ее понимает и толкует по-своему, — пояснил адвокат Виктора Бабарико Александр Пыльченко. — Руководитель нашей следственной группы сообщил, что тайной будут и статьи Уголовного кодекса. И то, где содержится обвиняемый, которому избрана мера пресечения. И многое-многое другое…

Вместе с тем, руководители Госконтроля, Генпрокуратуры озвучивают эту и другую информацию по делу в СМИ.

— Защитник не вправе парировать громогласные заявления о неопровержимых доказательствах причастности к преступной деятельности. Хотя сама эта деятельность еще не признана таковой, — продолжает Пыльченко. — В моем понимании тайной могут быть показания лица, изобличающие другое лицо, которые стали известны адвокату, например, в ходе очной ставки. Список лиц, подозреваемых в совершении преступления, но не задержанных, а также другие сведения, которые могут помешать расследованию. А процессуальный документ, касающийся судьбы человека, ограничения его свободы, не может быть тайной. Не может быть тайной и его отношение к обвинению, задержанию и аресту. У нас на практике ты сутки не можешь найти, где находится задержанный, это создает нервозность для близких и неравнодушных людей.

 
Теги: Гродно, Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Несмотря на то, что с адвокатом был заключен договор, его отказались пустить к блогеру Дмитрию Козлову.
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Общества)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика