«В реанимации врач кормил меня с ложечки». Жительница Столбцов более трех недель провела на ИВЛ. 21.by

«В реанимации врач кормил меня с ложечки». Жительница Столбцов более трех недель провела на ИВЛ

Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

«Очень хочется домой. Хочу на улице посидеть, подышать свежим воздухом», — говорит Мария Третьяк из Столбцов. 16 апреля Марии Владимировне исполнилось 55 лет. Юбилей она встретила в реанимации. В апреле снимок показал, что у нее двусторонняя пневмония, а тест на коронавирус дал положительный результат. Более трех недель пациентка провела на ИВЛ, но оказалась сильнее болезни. Сейчас она как может старается поправиться, чтобы в кругу самых близких все-таки отметить свой юбилей, а с ним — и второй день рождения.


За время болезни Мария Владимировна сильно похудела. А еще из-за того, что она долго лежала, ослабли ноги. «Чтобы помочь маме, врачи поддерживали ее еще и как психологи», — говорит ее дочь Наталья. Фото: mlyn.by

— Чувствую я себя неплохо, учусь заново ходить, — улыбается Мария Третьяк. — Видимо, из-за того, что так долго не двигалась, ноги совсем ослабли. Делаю все упражнения, которые советует врач, для разработки мышц. Уже с ходунками могу метра три-четыре пройти. Доктор говорит, если все будет хорошо, к выходным перейду на палочку.

Сейчас Мария Третьяк находится в инфекционном отделении Минской ЦРБ. В течение интервью она много раз повторяет: «Спасибо врачам и медсестрам». Они, говорит, ее спасители. Беда, вспоминает, в ее жизнь пришла в начале апреля.

— Я сотрудник санстанции, занималась дезинфекцией. В один из дней поступил вызов, и мы поехали на очаг. Я работала в противочумном костюме, но после этого почувствовала себя не очень хорошо. Возможно, повлияло то, что у меня астма, — вспоминает собеседница. — 6 апреля у меня поднялась температура, мы вызвали врача. Дыхание было тяжелым, доктор сказала: «Лучше не рисковать, я вас госпитализирую». Так я оказалась в Столбцовской больнице.

Через несколько дней, продолжает собеседница, здоровье стало ухудшаться. Температура поднималась, тест на коронавирус показал положительный результат. Медики приняли решение перевести Марию Владимировну в Минскую ЦРБ.

Что происходило дальше, пациентка почти не помнит. Лишь ощущение: «было сложно дышать». Это был непростой период не только для нее, но и для ее дружной семьи. Даже сейчас, когда беда, считай, позади, вспоминая те события, ее дочь Наталья чуть сдерживает слезы.

— В Минской ЦРБ маме сделали КТ, оно показало двухстороннюю пневмонию, — говорит Наталья. — 13 апреля ее перевели в реанимацию, а через дня два подключили к ИВЛ. Состояние было очень тяжелое. Врачи боролись за ее жизнь. Позже, когда улучшений не наступало, медики сказали: можно сделать переливание плазмы. На своих страничках в соцсетях мы с братом опубликовали объявления о поиске доноров.

Параллельно о своей ситуации дочь написала в РНПЦ трансфузиологии и медицинских биотехнологий. Специалисты центра созвонились с ЦРБ, и буквально через три дня Марии Владимировне сделали переливание. После этого ее состояние стало улучшаться.

— Примерно в это же время мы узнали, что ее новый тест на «ковид» отрицательный, поэтому я не знаю: это плазма помогла или мамин организм сам справился, — рассуждает Наталья. — Наверное, этого мы никогда не узнаем, да оно и не важно. Главное, что после тяжелого месяца, мамино состояние резко начало улучшаться.

Все время, пока Мария Владимировна была в реанимации, Наталья моталась между Минском и Столбцами. Через день приезжала, оставляла для мамы передачи. Ежедневно звонила врачам.

— В реанимации у мамы был очень хороший врач, он ухаживал за ней, как за ребенком, — вспоминает дочь. — В один из дней я его набираю, а он: «О, я вас уже по голосу узнаю. Вашей маме стало лучше, идем на поправку». Эмоции взяли свое — и я расплакалась.

«Врач говорил: хотьпол-ложечки, хоть две-три должна съесть»

Когда Мария Третьяк пришла в сознание, не помнила ни день недели, ни число.

— И врач принес мне радио, — описывает она те события. — Сказал: хоть послушаешь, что в мире творится. По радио в тот день сообщали: «Сегодня 8 мая».


Муж Марии Третьяк также переболел «ковид», но бессимптомно. Он с детьми решил, как только здоровье позволит, станет донором плазмы для больных с коронавирусом. Фото: страница Марии Третьяк в «Одноклассниках»

Врача, который принес радио, зовут Самвел Мурадян. Он анестезиолог-реаниматолог. Хотя Мария Третьяк называет его своим ангелом-хранителем.

— Когда пришла в себя, есть совсем не хотелось, и он кормил меня с ложечки, — рассказывает она. — Говорил: «Хоть пол-ложечки, хоть две-три должна точно съесть».

Силы стали прибавляться. Пациентку перевели из реанимации, и она решила позвонить родным. Правда, пока хозяйка боролась с болезнью, ее мобильный разрядился. Соседка по палате предложила свой, и тут Мария Владимировна поняла, что совсем не помнит номеров. Лежала, думала и вспомнила домашний брата.

— Когда дядя мне отзвонился и попросил перезвонить маме, я была счастлива, — слово за Натальей. — Но прежде, чем набирать, я отревелась. Понимала, маме не нужно слышать моих слез.

— Доченька, я жива, — вспоминает Мария Владимировна первое, что сказала дочке.

— А я ответила, что очень сильно ее люблю, — это уже Наталья говорит.

Пока родные виделись только по видеосвязи. Данная ситуация их не сильно расстраивает. Главное: Мария Владимировна идет на поправку. КТ показало, что пневмонии у нее уже нет. Осталось восстановится и встать на ноги.

— Так хочется поскорее домой, — мечтательно улыбается пациентка. — У нас свой дом, муж уже поставил во дворе столик, стулья. И родные меня очень ждут.

 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
16 апреля Марии Третьяк исполнилось 55 лет. Юбилей она встретила в реанимации. В апреле снимок показал, что у нее двухсторонняя пневмония, а тест на коронавирус дал...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости о Коронавирусе)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика