Потеряем – не найдем. 21.by

Потеряем – не найдем

07.02.2013 — Новости Общества |  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала:

Когда за окном трещит мороз, разговор о кладоискательстве может показаться странным. Не ко времени. Но в сети кипят страсти. Схлестнулись противники и сторонники популярного хобби. Не за горами — новый сезон. И кладоискатели очень хотят общественного признания. Ведь в Беларуси планируется ввести запрет на использование металлоискателей любителями. Приструнить «черных копателей» иначе как законодательно не получается.


Пока для них на наших просторах настоящая вольница. Недавно в одном из музеев Брестчины официально выставлялась уникальная коллекция предметов Первой мировой войны — от монет, бутылок, снимков до вещей более существенных и объемных. Откуда у молодых брестчан столько добра? На мой вопрос ответили: «Купили. Выменяли». Но, уверена, большинство все же выкопали из земли. Директор областного краеведческого музея жадно вглядывался в каждый экспонат: «У нас ничего подобного и близко нет»...


Такое впечатление, что у нас не копает только ленивый. Один мой знакомый, человек солидный, известный в творческих кругах, Брестскую область измеряет находками. Называешь ему село — он в ответ об удаче копателя в тех краях расскажет. Сокровищ не находил, но военную кассу, признался, выловил в реке Винец. Ни одной монеты из своих рук не выпустил. Ни гроша ломаного в музей не сдал. «Я же копаюсь в полях. А там без меня все добро съедят удобрения», — легко отшутился, когда взялась совестить.


Примеров щедрости, когда найденный клад сдавался государству, немного. А ведь по закону каждый из нас в случае находки предмета, который может представлять историко–культурную ценность, обязан передать его в музей.


В ноябре минувшего года под Брестом прошел слет брестских кладоискателей. Свои навыки демонстрировали в окрестностях Чернавчиц — деревни с богатым прошлым. Там стоит уникальный памятник — Троицкий костел. Построен в 1583 году Радзивиллом Сироткой. Знали, куда шли...


Этот слет серьезно обеспокоил археологов. Институт истории Национальной академии наук счел нужным направить журналистам, освещавшим это событие, письма. Просветить коллег, что в Беларуси идет активный процесс становления «черного» рынка археологических древностей. А деятельность кладоискателей является браконьерской. Она губительна для культурного наследия.


Кладоискатели не согласились. У них, пишут, есть свой кодекс чести — кодекс поисковика. Они намерены выйти из тени — создать общественную организацию. Чтобы искать легально. В лесах и полях. Памятники согласны оставить профессионалам.


Незаконное кладоискательство позиционирует себя как альтернативная сфера археологии, которая тоже имеет право на существование. Потому и ищет усиленно общественного признания и поддержки.


Найдет? С ответом затруднюсь. Историки и археологи заверяют: не такие они белые и пушистые, какими хотят себя представить. Практически все археологические объекты Беларуси носят следы незаконных раскопок с использованием металлодетекторов.


Копатели нередко идут по следам археологических поисков. Вот вам свежий пример. Осенью прошлого года археологи работали на месте расположения усадьбы рода Достоевских в Ивановском районе. Уходя законсервировали место раскопок. До лета. Но еще до морозов там уже побывали «черные копатели»...


В иных странах свободное использование металлодетекторов законодательно запрещено. Или ограничено. Беларусь, как и Россия, пока открыта для приборного поиска. По подсчетам специалистов, у нас в каждой из областей работают по 200 — 300 «черных копателей». Добавьте сюда коллег из Литвы и Украины, где существует запрет, и цифра получится очень внушительной. Археологические ценности они сбывают через интернет–аукционы либо через перекупщиков. Наше наследие нередко уходит за пределы страны. Кладоискательство — прибыльное дело...


Сейчас готовится новый закон об охране историко–культурного наследия, где будет прописано все о правилах использования металлоискателей. Можно, конечно, ударить по любителям старины таким образом. А можно воспользоваться опытом Польши, где вся территория за два десятка лет была детально изучена археологами. Так были учтены все памятники истории и археологии. Но вот незадача: у нас археологов — считанные десятки на всю страну...


Остается надеяться, что процесс урегулирования формулировок закона не растянется на годы. Иначе уже нечего будет спасать от разграбления «черными копателями» и перекупщиками. Однако есть и другая сторона. Нередко копатели работают буквально в чистом поле. Они изучают старинные карты, сопоставляют их с GPS–навигацией, определяя места, где в давние годы были, например, трактиры и постоялые дворы. А нынче только тракторы да комбайны по разу в год проходят. Находят там немало интересного. И пусть до поры такие уловы будут оставаться в частных коллекциях. Все же лучше, чем навечно под землей. Ученые и государственные специалисты в такие дебри никогда не пойдут. Так что нужно думать, наверное, все–таки не о тотальном табу, а об установлении разумного баланса интересов.

Автор публикации: Валентина КОЗЛОВИЧ

 
Теги: Брест
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
О кладоискательстве
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Общества)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика