«Неделю сидела одна на острове». За пять лет белоруска объездила 30 стран - и все это нарисовала. 21.by

«Неделю сидела одна на острове». За пять лет белоруска объездила 30 стран - и все это нарисовала

14.02.2020 18:11 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

В августе 2019-го Виталина Лобанова вернулась домой из долгого путешествия. За пять лет — столько длилась ее поездка — она посетила 30 стан. Все это время, почти каждый день, она рисовала. Когда-нибудь, говорит девушка, свои впечатления она соберет в книгу. А пока все самое интересное из своего путешествия Вита рассказала TUT.BY — с помощью своих рисунков.

Самое начало


Фото: личный архив Виталины Лобановой

— Я всегда мечтала заниматься зоологией, поэтому поступила на биофак БГУ. А потом распределилась в Академию наук — изучала лягушек. Еще на третьем курсе универа я начала путешествовать автостопом. Сразу «стопили» с друзьями, но чем старше мы становились, тем сложнее было кого-то подбить на поездку. И в какой-то момент я просто стала ездить одна. За три года во время выходных я посмотрела почти все замки и церкви Беларуси. Хотелось дальше.

Вообще, с детства я любила энциклопедии про Африку, Южную Америку, а тропические животные мне были интереснее, чем наши. В НАН в основном предлагали командировки по Беларуси. Мне этого не хватало. В то же время я понимала: с нашими научно-финансовыми реалиями, я могу что-то посмотреть только, если рвану куда-то сама.


Камчатка. Фото: личный архив Виталины Лобановой

Когда я училась в университете, один мой знакомый уехал волонтерить в Быстринский природный парк — на Камчатке. Он остался там работать, говорил — здесь очень интересно, и все время приглашал к себе. Съездить туда на месяц я хотела еще в последний год моей работы в НАН. Даже денег накопила, но все сорвалось. Сразу расстроилась, а потом решила: через год у меня заканчивается распределение, и если этот проект не закроют, подам заявку.


Камчатка. Фото: личный архив Виталины Лобановой

Проект не закрыли, я подалась и прошла. В ноябре 2014-го начиналось мое волонтерство. До Камчатки решила добираться автостопом, поэтому из дома в большое путешествие выбралась в августе. По пути останавливалась волонтерить в заповедниках и парках Байкала и Дальнего Востока.

Самая необычная мотивация


Фото: личный архив Виталины Лобановой

О поездке я сказала маме за неделю до отъезда. И, кажется, она не очень удивилась. Вообще, я ей давно намекала, что собираюсь оставить работу и путешествовать — и 1 апреля ее на эту тему даже разыграла.

Она как раз была у друзей, я ей звоню и говорю: «Мам, как дела? Слушай, я еду на Борнео спасать орангутангов». Она в шоке: «Когда? Что с работой?» — в общем, завелась.

Я поняла: пора признаваться. Она выдохнула, а потом пересказала эту ситуацию приятелям — и они такие: «А Вита может». И, когда перед реальной поездкой я сомневалась, могу я или нет, вспоминала эту фразу. Раз все думают, что я могу, значит, я — могу.

Самый необычный груз


Перу. Фото: личный архив Виталины Лобановой

Учиться рисовать я стала, когда поступила в университет. За полгода до моего отъезда на Камчатку одна иллюстратор организовала в ЖЖ «Клуб 365». Смысл его в том, что весь год, каждый день, люди что-то рисуют и выкладывают работы в пост ее группы. Я подключилась к ним в феврале, и, уехав волонтерить, продолжила участвовать в проекте.


Перу. Фото: личный архив Виталины Лобановой

Прошел год, но рисовать я не перестала. Бывало, вечером останавливалась где-нибудь на ночевку, ставила палатку — и в сумерках изображала, что было вокруг.

Вообще, мне нравится рисовать с натуры. Во время путешествия, я могла «зависнуть» где-то на час-два — и просто рисовать. Когда изображаешь какую-то действительность, ты ее словно разбираешь. Теперь каждую из нарисованных мною гор я могу легко отличить на фото или картинке.


Перу. Фото: личный архив Виталины Лобановой

Чем я рисовала?

Сразу — ручкой, потом акварелью, а если было время, бралась за масло. Работы, написанные маслом, я сушила в коробках от вермишели быстрого приготовления.


Перу. Фото: личный архив Виталины Лобановой

В итоге всё художественное занимало в моем рюкзаке пять-десять килограммов.

Самый край света


Место, где Виталина праздновала свой 27-й день рождения. Фото: личный архив Виталины Лобановой

В Быстринском природном парке я провела полтора года, была волонтером-зоологом. Это было чудесное время: вместе с интернациональной командой мы жили в волонтерском доме. В мои обязанности входило изучение животных парка. Летом мы с ребятами участвовали и организовывали экспедиции в дикую природу. А еще я устанавливала фотоловушки на медведей и снежных баранов, писала публикации, ездила на конференции.

Когда все это закончилось, решила продолжить путешествие и рвануть в Китай. Потом снова смотрела Россию, затем Юго-Восточную Азию, Африку, Латинскую Америку.

На краю света (или почти:)) за это время я была дважды. Когда ездила смотреть ледник Перито-Морено в Аргентине и отмечала день рождения на Камчатском полуострове. С последним вышло необычно.


Место, где Виталина праздновала свой 27-й день рождения. Фото: личный архив Виталины Лобановой

Мой день рождения 12 ноября, и у меня есть традиция праздновать его на море. На Камчатке рядом оказался Тихий океан. От места, где мы волонтерили, до него было километров триста. Знакомый посоветовал домик охотников, в котором можно было остановиться.

До домика я добиралась на пароме, немного автостопом и пешком. Электричества в этом «вагончике» не было, только четыре нары и буржуйка. Пока я развела огонь, разложила спальник, достала еду 11-е число сменило 12-е. Я пила вино и встречала свой 27-й год.


Место, где Виталина праздновала свой 27-й День рождения. Фото: личный архив Виталины Лобановой

Весь следующий день я ходила вдоль берега, ела рыбу, что привезла. До ближайшей деревни было километров десять. Получилось душевно: я, мой праздник и океан.

Самая необычная встреча


Уганда. Фото: личный архив Виталины Лобановой

В поездках я никогда не спешила и на страну, если она мне нравится, могла потратить месяц-два. Путешествовать, где это возможно, старалась автостопом, поэтому денег мне нужно было немного — 100−200 долларов в месяц.

Самая дешевая из стран, где я была, — Уганда: 38 бананов там стоили доллар. Мой бюджет — это личные сбережения и то, что я зарабатывала, когда рисовала и продавала открытки.

Ночевала в хостелах, по каучсерфингу и в палатке. Последний раз останавливалась в Иерусалиме у мужчины, которому 70 с «хвостиком». Его маме 97 — и они с удовольствием принимают путешественников.


Израиль. Фото: личный архив Виталины Лобановой

Сам хост родился в Америке и в молодости объездил немало стран. Но самое интересное, пока я у него жила, к нему по каучсерфинку приехало еще двое белорусов: мужчина и женщина — преподаватели из БГУ.

Самое необычное, что думали про Беларусь


Индия. Фото: личный архив Виталины Лобановой

Я знаю английский, испанский, читаю по-французски, немного говорю по-португальски и по-китайски, поэтому проблем в общении не было. Кстати, все эти языки, кроме французского, я, считай, выучила в путешествиях.


Индия. Фото: личный архив Виталины Лобановой

В основном я путешествовала одна, но есть страны, где не рекомендуют ездить по одному. Например, в Африке. Там очень много приставучих мужчин, которые мечтают жениться на белой девушке и уехать с ней в богатую, как они думают, Беларусь.

Самый странный день


Танзания. Фото: личный архив Виталины Лобановой

По Африке я путешествовала с другом. Там сложно с бюджетным жильем, поэтому почти все время мы ночевали в палатке. А в палатке и походах все же лучше жить не одному.

В Африке есть одно плавило: палатку лучше всего ставить так, чтобы местные тебя не видели. Иначе они могут позвонить и сдать тебя в полицию. Причем делают они это, как им кажется, только из добрых намерений. «А вдруг, — приводят аргумент „за“, — ночью тебя съест лев». В общем, не поспоришь.


Танзания. Фото: личный архив Виталины Лобановой

Как-то в Танзании мы с другом остановились заночевать в высокой траве возле аэропорта. Наверное, если бы мы утром быстро собрались и ушли, все было бы хорошо, но мы решили не спеша приготовить завтрак. Кто-то нас заметил и сообщил сотрудникам аэропорта. Они приехали, и, несмотря на наши обещания уйти и больше там не появляться, отвезли нас в участок.


Танзания. Фото: личный архив Виталины Лобановой

Полиция проверила наши рюкзаки, фотоаппараты, телефоны. Несколько раз опросили. Все это растянулось на семь часов. Когда нас отпустили, я спросила: зачем вы так долго нас держали, мне ответили: месяц назад в Великобритании задержали русского шпиона, а вы тут у нас возле аэропорта ночуете. А с собой у вас карта и фотоаппарат.

Самый пугливый медведь и ручной жираф

Это было в Кении, мы ждали, чтобы «застопить» машину и доехать до одного из озер. Машины все не проезжали, зато неподалеку я увидела жирафа. Думаю, пойду, пофоткаю. Я поснимала, и жираф, вместо того, чтобы следовать по своим делам, пошел за мной.

И я такая: «Вау, можно погладить жирафа!», и в то же время, когда к тебе тянется эта двухметровая махина, как-то не по себе. Потом, правда, нам рассказали, что люди часто его подкармливают, поэтому он ручной. Пока он ел, я его нарисовала.


Фото: инстаграм Виталины Лобановой

А еще на Камчатке я нос к носу встретилась с медведем. Я остановилась на ночлег, разложила палатку. Села развести огонь и понимаю: на меня кто-то смотрит. Поднимаю глаза — бурый. Я закричала, взяла ложку и тарелку — и начала стучать. Видимо, орала я громко, потому что животное испугалось и убежало.

А вообще, на Дальнем Востоке я видела 39 медведей — 36 на Камчатке и троих в Хабаровском крае.

Самая необычная работа


Чтобы нанять смотрителя в Умбе (поселок в Мурманской области) в музее петроглифов не хватает денег. Поэтому они приглашают волонтера. Он живет на острове неделю-две и следишь, чтобы туристы не оставались там ночевать и не портили петроглифы. Фото: инстаграм Виталины Лобановой

Во время путешествия я много волонтерила. Сажала деревья, помогала в хостелах, работала на черепашьей ферме и даже ездила на вызовы с охотником за змеями. Последнее было в Индии. Если в дом заползала змея, люди вызывали «снейк хантера». Он приезжал на мотоцикле, ловил змею, и мы с ним, чтобы пресмыкающееся осталось в живых, увозили его на природу.

Вообще, найти волонтерство в тропических странах — проблема. То есть предложений много, но они платные. И чем интереснее работа, за которую ты готов взяться, тем больше ты сам должен за это заплатить. Максимум, который я соглашалась выложить, — 7 долларов за проживание или питание.


Фото: личный архив Виталины Лобановой

Хотя даже из бесплатных предложений есть, что вспомнить. Например, я неделю сидела одна на острове по среди озера в России и как смотритель сторожила, чтобы туристы не портили петроглифы — наскальные рисунки.

Это был полярный день — период, когда солнце не заходит за горизонт. И я до 4.00−7.00 могла читать книжку. Под утро я засыпала, но даже если туристы подплывали к острову к 9−12 утра, я не переживала. Моя палатка стояла возле тропинки, я все слышала, просыпалась и выходила к ним.

Однажды среди туристов-водников были люди из Жодино. Они мне подарили хариуса на ужин.

Самое приятное дома

На протяжении пяти лет путешествий раз в год я обычно приезжала домой. Иногда на неделю, порой на месяц. Дольше всего была два месяца, но это из-за того, что я заболела.

Вернуться домой после долгой дороги всегда приятно. От мыслей, что не нужно никуда бежать, можно есть, сколько хочешь, и кошка под боком — чувствуешь себя счастливым. Хорошо было настолько, что я могла днями не выходить из дома.

В августе я закончила свое пятилетнее путешествие. Что дальше? Пока не скажу, сейчас я работаю в «Ахове птушак Бацькаўшчыны» и отдыхаю от дороги.

 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
В августе 2019-го Виталина Лобанова вернулась домой из долгого путешествия. За пять лет - столько длилась ее поездка, она посетила 30 стан. Все это время почти каждый...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Общества)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика