На двух участках в Минске члены комиссии отказались подписывать протоколы. Есть видео. 21.by

На двух участках в Минске члены комиссии отказались подписывать протоколы. Есть видео

13.08.2020 12:06 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

На некоторых участках в Минске 9 августа члены избирательных комиссий отказались подписывать итоговый протокол, когда не согласились с подсчетом голосов. Оба случая были запечатлены на видео, TUT.BY узнал детали.


Снимок носит лишь иллюстративный характер. Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Избиратель: из одной урны не было ни голоса за Лукашенко

Минчанин Виталий (свою фамилию он попросил не указывать) 9 августа принял участие в выборах. А вечером, уже как избиратель, пришел назад, к школе № 110, где расположены два участка Октябрьского района, № 29 и 28.

— У порога вытолкнули независимых наблюдателей за двери и сказали, что нужные люди уже набраны. Мы обошли здание с обратной стороны и нашли окна кабинета, где считали подписи по одному участку, № 29, — говорит минчанин.

По словам мужчины, окно было открыто и не зашторено, поэтому удалось даже снять видео.

— На меньшем из двух участков начался подсчет. Как я видел, из первой урны в стопке за Лукашенко за все время не появился ни один бюллетень. При подсчете из второй урны члены комиссии заметили, что мы все видим в окно, и развернули таблички с именами кандидатов от нас. По моим ощущениям, смятых гармошкой бюллетеней (так договорились обозначать свои бюллетени сторонники Светланы Тихановской. — TUT.BY) было очень много. Когда закончили считать, то одна из членов комиссии попросила председателя дать ей бюллетени, чтобы пересчитать голоса за Лукашенко. До этого она объявила, что в стопке за Лукашенко — почему-то много бюллетеней за Тихановскую. Когда девушке отказали в пересчете, та громко объявила: протокол подписывать не будет. Председатель опешил — это прекрасно заметно на записи.

На видео (полная версия — 22 минуты, ниже приводим краткую версию) запечатлено, как после подсчета голосов девушка в черном платье обращается к председателю комиссии, мужчине в очках:

— Николай Николаевич, мне, пожалуйста, [покажите] всю стопку за Лукашенко.

— Ну, вот, пожалуйста, — предложил он верхний бланк.

— Нет. Покажите, пожалуйста, — повторяет член комиссии, но стопка остается возле председателя. — Николай Николаевич, покажите всю стопку за Лукашенко. Я так протокол подписывать не буду. Я видела, как вы положили туда бюллетени за Тихановскую! Я видела, Николай Николаевич.

— Нет.

— Николай Николаевич.

В этот момент женщина рядом с председателем быстро собирает все бланки. Через пару секунд бюллетени исчезли в черном пакете.

— Николай Николаевич, это уголовная ответственность — подделка данных, — говорит девушка.

Тот молчит. Вдруг отзываются избиратели за окном:

— Николай Николаевич, мы все видели тут тоже. Мы все засняли!

— Что засняли? — откликается председатель.

— Ну, что в стопке с Лукашенко — много Тихановской, и вы не дали пересчитать.

После этого члены комиссии подбегают к окну и закрывают его. А потом, опустив головы, молча рассматривают бумагу на столе, вероятно, итоговый протокол.

Председателем этой комиссии являлся Николай Шевченко, руководитель инженерно-технического отдела в Институте агрохимии и почвоведения НАН. Не раз участвовал в подсчете голосов: на президентских выборах в 2010 и вплоть до недавних парламентских в 2019-м. Выдвигался в комиссию то от рабочего коллектива, то от Республиканской партии.

По данным TUT.BY, несогласная девушка была выдвинута в члены комиссии комиссии от Республиканской партии труда и справедливости.

На втором участке в школе № 110, говорит Виталий, наблюдателей усадили далеко от урн, на другом краю фойе. Перед подсчетом подождали, пока окно рядом закрыли и зашторили. «Потом кому-то сообщили, что сюда едут автозаки — и пришлось ретироваться», — говорит Виталий.

Минчанин отмечает, что вечером 9 августа он так и не увидел итоговых протоколов на дверях школы, как и утром на следующий день. Ходил даже 10 августа вечером — не нашел. TUT.BY уточнил, что и у независимых наблюдателей до сих пор нет данных по итогам голосования.

— Может, не вывесили протоколы там, где отказались подписывать? — предполагает Виталий.

TUT.BY удалось подтвердить: девушка так и не подписала бумагу, потому что «бюллетени за Тихановскую оказались в стопке с бюллетенями всем известного кандидата».

Независимый наблюдатель также указал, что ни 9 августа, ни на следующий день протокол на участке так и не появился.


Напомним, что протокол подписывается председателем, заместителем председателя, секретарем и членами комиссии, следует из ст. 55 Избирательного кодекса. После установления результатов подсчета голосов председатель участковой комиссии, его заместитель или секретарь лично доставляют протокол в вышестоящую комиссию по выборам. В Минске это районные комиссии города.

В Октябрьской районной комиссии по выборам президента сказали, что все поданные протоколы соответствовали требованиям. На вопрос, могли ли на принятых комиссией протоколах отсутствовать подписи, ответили, что нет.

Однако информацию о том, как распределились голоса среди кандидатов в президенты на участке № 29 Октябрьского района, сообщать корреспонденту TUT.BY в комиссии отказались.

Еще один участок в Минске: член комиссии написал заявление в милицию

А вот подсчет голосов на избирательном участке № 56 в Первомайском районе столицы закончился заявлением в милицию. И написал его член избирательной комиссии.

Минчанин Алексей Деревяго работает в филиале «Минские кабельные сети» РУП «Минскэнерго». Он был одним из 13 членов комиссии на участке, расположенном в школе № 94.

10 августа мужчина пришел в милицию с требованием возбудить уголовное дело по факту фальсификаций. Также подготовлено дополнение к жалобе и видеозаписи всего процесса в качестве доказательства. По его словам, бюллетени вообще не считали и объявили цифры из подготовленной бумажки. Хотя за кандидата Светлану Тихановскую стопка бланков визуально была вдвое больше.


Самая высокая стопка, по словам Алексея, за Тихановскую. Фото предоставлено Алексеем Деревяго

— Формально, в комиссию я попал по заявлению граждан, — объясняет собеседник. — Да, я действительно ездил в Уручье, собирал подписи. Но фактически комиссия собиралась в рамках сотрудников одной организации. А 8 из 13 человек это начальники структурных подразделений. Имена членов были известны еще до начала выборов, — рассказал он.

Более того, из списка аккредитованных наблюдателей 10 первых — тоже работники филиала, говорит Алексей Деревяго. Независимых было лишь 4, их к подсчету не допустили.

Председателем комиссии был Владислав Долгий, замдиректора по общим вопросам и идеологии в тех же «Минских кабельных сетях».

По словам Алексея, несколько дней на досрочном голосовании его подсчет и цифры в протоколах совпадали. Потом начало происходить непонятное:

— Председатель давал подписывать пустые протоколы, которые позже заполнял. В протоколе за третий день была указана явка 198 человек. На деле пришло на 64 меньше. Знаю, что о приписках в явке на досрочном голосовании говорили и независимые наблюдатели, — говорит Алексей.

В итоговом протоколе, который вывесили на школе после окончания голосования, явка на досрочном составила 1089 человек, в основной день — 842.

— В основной день постоянно была очередь на участок, пришлось даже поставить еще кабинки для голосования: было три, стало пять. Очередь вышла за пределы фойе. Последним избирателем 9 августа была независимый наблюдатель, ее выгнали работать на порог уже со второго дня. После голосования она хотела остаться на подсчет, но ей сказали, что все предусмотренные пять наблюдателей уже присутствуют.

Мужчина рассказывает, что подготовка к выборам была кропотливой.

— Еще до организации избирательного участка проводились собрания на территории организации. Да, и мы не выбирали сами председателя — на первом собрании он сам сказал, что главный, а вот это — секретарь. Заявил, что расскажет, как что делать, а 9 числа, может быть, привлечет нас к подсчету бюллетеней. Уже перед этим днем нас собирали снова, репетировали: как стоять вокруг стола, как собираем вываленные из урны бланки и раскладываем на стопки. Не важно, какой величины эти стопки — мы не пересчитываем бюллетени, только передаем их на отдельный стол председателю. Было сказано не называть вслух никаких фамилий, никаких цифр. Наблюдатели отвели место вдалеке, у стеночки, и хоть они и «наши», но лишнего «лучше им не видеть и не слышать.

Когда участок начал работу, говорит Алексей Деревяго, независимые наблюдатели внесли предложение, которое согласуется с рекомендациями ЦИК, но предложили при подсчете показывать каждый бюллетень и говорить за кого. „Но председатель сказал отклонить, и на заседании комиссии предложение отклонили“.

В основной день работали так, как было описано на „репетиции“. Голоса почему-то считали не на первом этаже, где был участок, а в отдельном кабинете № 207.

— Там уже были расставлены парты, а отдельно — стол председателя и секретаря. Мы вокруг своего, наблюдатели — у стенки, откуда почти ничего не видно. Бюллетени разделяли на стопки за каждого кандидата и передавали эти стопки на отдельный стол. Табличек с именами кандидатов на этом отдельном столе не было».

Алексей говорит, что из урны досрочного голосования большинство бюллетеней было за Лукашенко. Из урны надомного голосования — 2 голоса за Тихановскую и один за действующего президента.

— А вот в урне за основной день было очень много бюллетеней, сложенных гармошкой или в несколько раз. Подсчет члены комиссии не вели, но стопка за Тихановскую была в 1,5−2 раза больше. Когда бюллетени перенесли на отдельный стол, председатель объявил: подсчет завершен. И огласил цифры с бумажки! Мол, побеждает Лукашенко. При том, что число бюллетеней в стопках вообще не считали, — говорит член комиссии. — Я сказал, что с таким не согласен и надо посчитать голоса. Никто из комиссии мое предложение не поддержал.

Тогда Алексей объявил: будет писать особое мнение и сделает об этом отметку в протоколе. Он уточняет, что документ и вовсе комиссии дали на подпись до выемки бюллетеней из урн, но Алексей сказал, что будет ждать подсчета.

— И вот, наконец, взял протокол для пометки о несогласии — а там за меня уже стоит подпись, не моя! И знаете что? Они меня еще 10 минут убеждали, что мое поведение — предательство, крысятничество, вставляю нож им в спину, подставляю не только коллег, но и директора предприятия. Мол, придется теперь звонить «куратору» и спрашивать, принимать ли мое особое мнение. Говорили, что мне плевать на людей. Я повторил: все изложил в своем мнении, прошу зарегистрировать. Начали про то, что это проплаченная акция, и что такие же стоят на улице. А там люди-избиратели свистели и требовали честного подсчета.

Алексей говорит, что после этого председатель удалился. О каком-то кураторе он слышал не первый раз.

— Когда происходила аккредитация наблюдателей, говорили фотографировать журналы регистрации и документы этих людей, чтобы сбросить кому-то еще в администрацию района. (…) И вот, глава комиссии вернулся, сказал, надо регистрировать и проводить заседание по мнению. Я попросил сделать отметку в журнале регистрации и сделать фото моего же мнения, а мне отказали: теперь это уже не ваше.

Комиссия проголосовала за то, что считает «особое мнение» Алексея безосновательным.

— В итоге: протокол подсчета голосов сфотографировать не дали, оригинал не вывешивали, на выставленной для обозрения копии — подписей нет, и без отметки про мое особое мнение.

В редакции имеется снимок вывешенного протокола, цифры там такие. Всего на участке зарегистрировано 2879 избирателей, проголосовавших отмечено 1933.

Из них 1241 — за Александра Лукашенко, за Светлану Тихановскую — 401. На досрочном явка составила 1089 человек, в основной день — 842.

На этом комиссия прекратила работу, но людей отказались выпускать. У выходов собрались люди и требовали показать цифры. Приехал ОМОН.

— Я хотел идти, нам сказали: вас порвут, не пустим. Будет автобус. Но я позвонил адвокату и смог незаметно уйти. Вышел к людям и рассказал, что произошло. Видео даже было в соцсетях.

Мужчина подчеркивает, что все описанное он записал на видео и аудио, с помощью телефона в нагрудном кармане.

— Поскольку по закону процедура выборов гласная, то в снятом избирательном процессе нет никакой тайны.

В ту же ночь, уже 10 августа, Алексей подал заявление в милицию, также он подготовил с адвокатом дополнение к нему со всеми видеоматериалами. На вопрос о том, не боится ли идти против всех, отвечает просто:

— Я на работе всем рассказал, как проходили выборы. Меня поддерживают и говорят, что правильно поступил, молодец. Через вторые руки мне поступило «предложение» уйти в отпуск на месяц за свой счет или уволиться по соглашению. Но мне моя работа нравится, я делаю ее хорошо, претензий по работе нет. У меня 7-месячная дочь, жена в отпуске по уходу за ребенком. Моя работа — основной источник дохода. И я не вижу оснований переживать: я все сделал по закону.

Только было шоком, что люди могут быть в сговоре и выставлять ненормальным — меня. А еще пытаются вовлечь в преступление и считают это нормальным. Не верят, что я делаю это для соблюдения закона в стране и для того, чтобы не расшатывать и сохранить государство. Говорят, что все проплачено или я пытаюсь добиться славы. Я же просто снял, чтобы показать, как работают комиссии, и что это не соответствует закону. А вся процедура — это цифры, которые доводятся сверху председателю комиссии, а потом озвучиваются назад, наверх.

Адвокат Сергей Зикрацкий, который представляет интересы Алексея, рассказывает:

— Из тех видео и пояснений, которые у нас имеются, мы усматриваем только одно — состав преступления. Поэтому нами подано заявление в РУВД Первомайского района с требованием возбудить уголовное дело по ст. 192 Уголовного кодекса. Подготовлено и дополнение, где изложены дополнительные доказательства, а также имеется видео.

Согласно ст. 192 УК, за нарушение законодательства о выборах, включая подлог документов о выборах, предусмотрено наказание от штрафа до 5 лет лишения свободы.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Оба случая были запечатлены на видео, TUT.BY узнал детали. По одному из них уже подано заявление в милицию.
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости Общества)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика