Гомельчанка, выдвигающаяся кандидатом в депутаты: Я верила, что "Крым — наш“. Да, я идиотка. 21.by

Гомельчанка, выдвигающаяся кандидатом в депутаты: Я верила, что "Крым — наш“. Да, я идиотка

22.09.2019 10:57 — Разное | Партизан  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Партизан

Гомельчанка Юлия Ганисевская еще недавно была «обычным человеком», но сегодня в Гомеле известна. Помните историю о двух близнецах, которые, по стечению обстоятельств, оказались должны тысячи долларов собственной бабушке? Речь о ее детях.

После того, как та история получила огласку, общественность поддержала Юлию и все закончилось благополучно: неправильные решения пересмотрели и дети перестали быть «внуками-должниками». Сама Юлия рассказывала, что случай произвел на нее неизгладимое впечатление: она поняла, как важно помогать другим, не оставаться в стороне и стала активисткой поискового отряда «Симуран». В том числе, ездила на поиски Максима Мархалюка.

Дальше — больше. Юлия вступила в движение «Говори правду» и стала заниматься проблемами своего города и района. В частности, она была одним из инициаторов зарыбления озера в микрорайоне «Южный», которое жильцы произвели своими силами и за свои средства. Да-да, это та самая история, которую «Сильные новости» впоследствии освещали под заголовком «Не делай добра — не получишь зла» — когда об активности жителей района стало известно, администрация принялась разыскивать организаторов и реализаторов чтобы... оштрафовать.

Сейчас Юлия Ганисевская пошла в «большую политику» — баллотируется кандидатом в депутаты Палаты представителей. В ее аккаунте в фейсбуке появился рассказ о том, как эволюционировали ее взгляды на ситуацию в нашем пост-советском регионе в связи с событиями в Украине. Почитайте, это может показаться интересным.


«С детства меня учили, что крушение Советского Союза — это трагедия, что все люди жили хорошо, а сейчас стали жить плохо. Поэтому, когда произошли события 2014 на Украине: Майдан, присоединение к России Крыма, гражданская война на Донбассе с участием многих добровольцев из других стран СНГ, в том числе и из Беларуси, я глупо и наивно думала, что, может быть, так восстанавливается тот Советский Союз, который хороший, правильный для людей, что вслед за Крымом и Украина присоединится.

Та самая гражданская война, которую все так опасались в начале 1990-х между сторонниками сохранения в том или ином виде союза с Россией и сторонниками западного пути развития, произошла в Украине. Поэтому я, как и многие тысячи беларусов, была на стороне крымчан, «вернувшихся в родную гавань», и дончан, «восставших против бандеровцев». Остервенелой ненависти к Украинцам у меня никогда не было, но я скорбила по погибшим в Одесской резне 2 мая. Я верила, что подобная трагедия может повториться в любом городе Украины с преобладающим русскоязычным населением.

Я открыто признаю, что была обладателем «маргариновых мозгов» и легко поддалась манипуляциям с «распятыми младенцами» и сотнями изнасилованных женщин. Я, как и многие люди, действительно в это верила. А причина тут одна — в телике, главном источнике моей тогдашней информации, а «интернеты ваши» — это как на заборе написано, каждый не пойми кто говорит от себя. Как таким верить? Те хоть гады (НТВ), но понятные. Да, я идиотка. Я верила, что отделение Крыма от Украины произошло «без единого выстрела», а, напротив — по результатам мирного открытого референдума среди всех жителей региона. Ведь, согласно международному праву, аннексия — «насильственное присоединение территории одного государства к другому, обычно с применением военных средств». А значит аннексии не было как таковой. Киселев, Симоньян, Соловьев и прочие оглашенные из Останкино великие актеры и гении суггестии постоянно вещали , что отделение Крыма от Украины произошло «без единого выстрела» и, напротив — по результатам мирного открытого референдума среди всех жителей региона.

«Если бы при присоединении Крыма речь шла об аннексии, то Украина была бы вынуждена обороняться от Российской Федерации, а третьи страны, например, США, имели бы право прийти ей на помощь без мандата ООН. Это означало бы открытую войну против России — но этого не произошло. Потому что аннексии просто не было», — слышалось каждый день из зомбоящика.

Я не удивлюсь, если окажется, что в 2014 году Российская Федерация какое-то психотропное оружие испытывала на населении. Потому что, глядя за тем, как люди в каком-то радостном экстазе бились, как будто под наркотиками, — вполне возможно, что на их сознание повлияли с помощью каких-то секретных технологий.

Действительность оказалась гораздо сложнее: далеко не всем жителям Крыма понравились те российские реалии, в которых они очнулись после референдума в марте 2014г. Далеко не все жители Донбасса приветствовали российских добровольцев. И далеко не все жители остальной Украины — «бандеровцы» или «русофобы». Война оказалась выгодной тем, кто на нее не поехал, а сидел в Кремле, в Киеве, или вообще за рубежом. Они с этого получили все, а народ Украины — похоронки и разруху.

Это я все понимаю теперь. Но в итоге я поняла, что сильно обманывалась, что за время, пока мы жили за своеобразным железным занавесом российской пропаганды, в Украине произошло очень много позитивных преобразований, реформ, что сама нынешняя модель Украины гораздо более здоровая для общества, которое хочет гармонично жить. Я сейчас читаю украинские новости, блогеров, и от этого я чувствую свежий воздух. А когда открываешь российское пропагандистское поле, чувствуешь трупную энергетику от всего этого.

За последние пару лет я узнала массу нового не только из новостей в социальных сетях, руТубе, зарубежных и беларуских новостных порталов, но и из того, что писали у себя на страничках участники тех событий. Из общения с друзьями, коллегами, у тех, кто живет или работает в России и Украине. Спасибо моим друзьям и знакомым, за то, что не отвернулись от меня, обзывая «КрымНашисткой», а помогли осознать и понять, как глубоко я заблуждалась в своих взглядах на «русский мир». Мне стыдно, что я когда-то считала «Крым — наш», я действительно в это верила, видела, что люди хотят в Россию. Сейчас, понимая, что происходит в Крыму, мне стыдно за это.

Я считаю, что Крым — Украина, что Украина вернет свой полуостров, все оккупированные Россией территории и справедливость восторжествует. Нужно Крым спасать, это вообще общечеловеческая задача. Поэтому я жду, верю, надеюсь, что так должно произойти.

Пользуясь случаем, хотела бы извиниться перед государством Украина, перед украинским народом, перед жителями цивилизованных стран за то, что, находясь в ментальном плену России, в каком-то заблуждении, я поддерживала присоединение Крыма и оправдывала российскую агрессию! Извиняюсь искренне, от чистого сердца.

Написать этот пост меня вынудила ситуация, происходящая вокруг моего имени. Только ленивый не манипулирует ранними моими высказываниями, оказывая давление на моих друзей за дружбу с «ватницей». Что ни день — кто-нибудь пальцем ткнет в сети: «Ты была за „русский мир“, ты поддерживала присоединение Крыма, ты оправдывала российскую агрессию!»

Меня это уже достало. Любят у нас попрекать прошлыми заблуждениями и ошибками — потому что так удобнее всего не замечать собственные грехи. Я своих обличителей спрашиваю: ну сколько уже можно, а?

p.s

К украинскому национализму, как и к любому другому, я отношусь по-прежнему отрицательно. И этого не скрываю. Никто никому не должен навязывать свое видение истории Великой Отечественной или на каком языке ему говорить и в какую церковь ходить. А наши народы, столетиями жившие под одной крышей, должны жить в мире и дружбе, основанной на равноправии и взаимоуважении наших стран».

 
Теги: Новости, Гомель
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Гомельчанка Юлия Ганисевская еще недавно была «обычным человеком», но сегодня в Гомеле известна. Помните историю о двух близнецах, которые, по стечению...
 
 
 


Архив (Разное)

21.by в социальных сетях



Партнёры

© 2004-2019 21.by
Яндекс.Метрика