Мнение. Почему маму-белоруску за границей могут обвинить в похищении своего собственного ребенка. 21.by

Мнение. Почему маму-белоруску за границей могут обвинить в похищении своего собственного ребенка

15.08.2017 11:27 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

На прошлой неделе стало известно, что лучшая белорусская теннисистка Виктория Азаренко вынуждена отстаивать в суде права на сына. В СМИ говорится, что отец ребенка был якобы обеспокоен его «похищением». Подробности истории не разглашаются, известно лишь, что американский судья отказался передавать дело в белорусский суд. О том, как международное право трактует действия родителей и почему маму могут обвинить в похищении ребенка, рассуждает специалист по семейному неблагополучию Наталья Поспелова.


Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Наталья Поспелова — специалист по семейному неблагополучию и устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. 28 лет работала в органах охраны детства Беларуси, из них 12 — в Национальном центре усыновления. Автор более 100 методических и публицистических работ по проблемам социального сиротства и семейного неблагополучия. Одна из основателей республиканского портала по поиску семей для детей-сирот www.dadomu.by и единственного в СНГ ежемесячного издания для замещающих родителей и специалистов органов опеки и попечительства — газеты «Домой!». Референт Белорусского общественного объединения замещающих семей «С надеждой». Профессиональная специализация: альтернативные формы жизнеустройства детей-сирот; споры родителей о воспитании детей; сопровождение семей, желающих принять или уже принявших детей-сирот на воспитание.

E-mail автора nastapos@mail.ru

Международными браками и интернациональными партнерскими союзами сегодня никого не удивишь. Число семей, в которых родители и дети являются гражданами разных стран, с каждым годом увеличивается. Если в такой смешанной по признаку гражданства семье возникают разногласия между родителями по вопросам воспитания детей, определения их места жительства — приходится учитывать законодательные стандарты разных стран, которые могут существенно отличаться друг от друга. Именно поэтому у мирового профессионального сообщества (юристов, специалистов по семейным отношениям, педагогов) возникла необходимость в создании и применении единых процедур для решения международных семейных и детско-родительских конфликтов. Этот механизм был создан в 1980 году в виде Гаагской Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей. Ратифицировали Конвенцию 94 государства. Правовые механизмы сотрудничества по вопросу возвращения детей с другими странами, которые ее не ратифицировали (например, Ирак, Казахстан, Узбекистан, Туркменистан), пока отсутствуют.


Фото: Reuters

Беларусь ратифицировала эту конвенцию почти 20 лет назад, однако и сегодня ее применение наталкивается на непонимание и заблуждения, порой ее механизмы незаслуженно критикуются, временами ее считают порождением зловредной ювенальной юстиции, и нередко даже рассуждение о ее принципах тонет в псевдопатриотических выкриках. Возможно, это от незнания. Но скорее всего от страха, замешанного на идеологической страшилке о том, что нам все кругом враги.

У гражданки Беларуси и гражданина Турции в браке родился малыш, семья живет в Анкаре. Когда мальчику было 4 годика, мама с сыном поехала к родителям в город-спутник Минска, отказалась привозить ребенка на место постоянного проживания и возвращаться к мужу в Турцию. Отец ребенка задействовал все для него возможные механизмы, чтобы получить доступ к своему ребенку. Однако мама не позволяет ему контактировать с сыном. Из памяти малыша образ папы постепенно стирается: в доме о нем не говорят. Папу ребенку фактически заменил дедушка.

После обращения папы в суд по месту жительства было вынесено решение о том, что ребенок был похищен мамой. Почему похищен? Ведь выехал он с постоянного места жительства ни с чужим и неизвестным, а с мамой, которая ему добра желает?

На самом деле ситуации подобного рода трактуются на основе конвенции именно как похищение, если увезенный ребенок не достиг 16-летнего возраста, до перемещения постоянно проживал в одной из стран-участниц конвенции и был вывезен из страны своего постоянного проживания или удерживается за границей (не возвращается из-за границы к условленному сроку).

Конвенция прозрачно намекает, что один из родителей либо членов семьи не может самостоятельно принимать решение о смене постоянного места жительства ребенка. Если он все-таки делает это — нужно быть готовым, что такие волюнтаристские действия будут квалифицированы как похищение ребенка.

Как устанавливается факт постоянного проживания ребенка? В этом вопросе суды исходят из следующих обстоятельств: регистрация по месту жительства, социальные связи ребенка, наличие медицинского страхования. Если один из родителей проигнорил эти факты и увез ребенка с постоянно места жительства без уведомления и согласия другого — значит, этот родитель должен готовиться к худшему сценарию развития дальнейших событий.

Как правило, решение иностранных судов по ситуациям подобного рода содержат не только указание на возвращение ребенка к месту постоянного проживания, но и указания об ограничении виноватого в похищении родителя в правах на воспитание ребенка. К примеру, такой родитель может быть ограничен в возможностях контакта со своим ребенком, свидания с ребенком могут проходить только в присутствии второго родителя либо только в сопровождении специалистов (педагогов, психологов) и т.п.

«Проштрафившемуся» родителю, как правило, нужно немалое время и немалые же деньги, чтобы вернуть себе родительские права в полном объеме. Жесткость судебных решений обосновывается теми негативными последствиями, которые несет для ребенка ситуация, когда он покидает привычное место жительства, его связи с другим родителем необъяснимо и от того крайне болезненно рвутся, его судьбой и жизнью манипулируют самые дорогие и близкие люди, по сути, предающие своего ребенка. Подобные ситуации дорого обходятся детям, именно потому к виноватым родителям принимаются меры с подтекстом «а чтоб не повадно было!». Возможно, именно благодаря механизму этой конвенции все больше родителей, расставаясь, продолжают оставаться родителями, а не врагами своих детей, находят возможности договориться ради своих детей, являют для детей пример надежного и безопасного взрослого, которому можно доверять.

В практике охраны детства нередко встречаются ситуации, когда мамы, уехавшие от заграничных мужей и увезшие детей с мест их постоянного проживания, апеллируют к гражданской принадлежности детей. Так как дети зачастую уже получили белорусские паспорта, и сами мамы сохранили гражданство Беларуси, по их рассуждению выходит, что никакого похищения они не совершили, а всего лишь вернулись в страну своего гражданства.

Действительно, в интернациональных семьях у детей, как правило, несколько паспортов, т.е. они являются носителя нескольких гражданств. Именно на гражданство ребенка уповает мама, спеша спрятаться от отца ребенка в Беларуси или в другой стране. Но в международном семейном праве гражданство родителей не имеет значения, поскольку не существует приоритета граждан одной страны над гражданами другой, если речь идет о реализации родительских прав. Права родителей на воспитание детей равны.

Обычно родители ребенка до или после его рождения решают вопрос о месте своего проживания, при этом зачастую невзирая на свое гражданство, а исходя из собственных предпочтений, возможностей, удобств и прочих прозаических вещей. Иными словами, родители ребенка совместно, с учетом своих интересов и интересов ребенка в конкретный момент времени определили, что жить с ребенком они будут (к примеру) во Франции, или в России, или в США. Законодательство всех стран мира уважительно относится к решению родителей, создавая наилучшие (или возможные) условия для реализации родительских прав каждого из них на своей территории. А ситуация, когда один из родителей вдруг по собственному усмотрению, своему единоличному решению, не поставив в известность другого супруга, т.е. другого родителя, изменил свое место жительства, «прихватив» с собой ребенка, — и есть ни что иное, как похищение ребенка.


Обычно мамы объясняют свой проступок желанием защитить ребенка от недобросовестного отца, обращаются в органы опеки, сообщают, что отец злоупотребляет спиртными напитками, не работает и не содержит детей, иногда руку на нее и детей поднимал… Мама требует поддержать ее заявление о лишении отца родительских прав. В сознании общественности такая женщина наделяется ореолом мученицы, ищущей защиты на родине. Если такая ситуация становится достоянием общественности, то в интернет-обсуждении превалируют высказывания о правильности поступка мамы, украдкой и без ведома отца вывезшей детей из страны их постоянного проживания. Действия социальных служб, другого родителя, требующих возвращения детей в страну их постоянного проживания, обосновывающих свои требования нормами конвенции, трактуются как «происки ювенальной юстиции». По моему мнению, подобная стратегия есть ни что иное, как «лучший способ защиты — нападение».

В странах, ратифицировавших конвенцию, действуют четкие законодательные процедуры, позволяющие каждому из родителей защитить свои права и права своих детей на надлежащие условия жизни. Если один из родителей уклоняется от воспитания детей, злоупотребляет своими родительскими правами, жестоко относится к детям, — его действиям должна быть дана правовая оценка. Решением суда такой родитель будет ограничен в правах на воспитание, право приоритетной опеки над детьми будет передано другому родителю. И только в таком случае судьбоносное решение о том, где и с кем будут жить дети, — единолично решит другой родитель, под приоритетной опекой которого окажутся дети.

На практике многие женщины, живущие за границей, затрудняются отстаивать свои права в силу языкового и социального барьеров, отсутствия необходимых средств на юридическую защиту, не знают, как обратиться за социальной и правовой помощью в «чужой» стране.


Поэтому можно рекомендовать родителям со всей ответственностью учитывать весь комплекс обстоятельств при определении своего постоянного места жительства и места жительства своих детей. В ситуации единоличного решения о перемещении детей за пределы их постоянного проживания (не принципиально, переместил родитель ребенка за границу, либо перемещение происходило в рамках одного и того же государства), — родитель нарушает ряд прав детей. В результате внезапного перемещения ребенок разрывает привычные социальные связи, теряет школу, языковую среду, вынуждается приспосабливаться к новым социальным и культурным реалиям, но самое болезненное — это утрата связей с другим родителем и его родственниками. Если родитель, у которого детей похитил другой родитель, применяет механизм конвенции в защиту своих прав, — это дополнительный стресс для детей. Такие семьи посещают социальные службы, детей опрашивают. Вмешательство в жизнь семьи, которое становится следствием игнорирования норм конвенции, нарушает спокойствие и микроклимат в семье. Лучше не доводить семейную ситуацию до абсурда, а решать вопросы, связанные с воспитанием детей и местом их проживания на основе согласия, поиска компромиссов и мирового соглашения.

А как же турецкий мальчик? Здесь все просто: его мама решила, что если партнерские отношения с папой малыша прекратили свое существование, то это достаточное основание для того, чтобы папа не мог воспитывать своего ребенка.

Люди с архаичными представлениями о родительстве и недостаточной правовой культурой есть в разных обществах, но практика защиты прав детей показывает, что у нас такие родители далеко не редкость. И не менее грустным является факт, что для многих наших судов и органов опеки механизмы защиты детей, предлагаемые международными актами, находятся за гранью профессионального интереса, несмотря на то, что стране признается главенство международного законодательства над национальным. Не могу припомнить ни единого случая, чтобы с помощью механизма этой конвенции иностранному отцу ребенка удалось восстановить свои родительские права, нарушенные мамой ребенка, и тем более — вернуть ребенка к месту его привычного постоянного проживания.

Более того, я бы даже предостерегла иностранных пап от обращения в белорусский суд за защитой своих родительских прав. Известны неединичные случаи, когда защита родительских прав заканчивалась решением суда о лишении отца прав на воспитание ребенка, как не парадоксально. Возможно, ситуацию можно поправить, расширяя специализацию судей и прокурорских работников на основе приобщения к опыту зарубежных коллег. По мнению многих судей, споры родителей о воспитании детей — наиболее запутанная и болезненная категория гражданских дел.

Мамы, безудержно борясь за приоритет исключительно своих прав на воспитание детей, рожденных в международных браках или интернациональных партнерских союзах, не останавливаются ни перед чем: находятся свидетели, что испанский папа громко разговаривал с ребенком, чем травмировал сына, немецкий — поднимал руку на маму, чем, разумеется, пугал дочь, психологи предоставляют в судебное заседание многостраничные результаты диагностики состояния детей, из которых следует, что одно лишь упоминание о папе вызывает у ребенка нервную дрожь, энурез, сыпь и отек Квинке. В одном судебном заседании судья была вынуждена линейкой мерять расстояние между фигурами папы, мамы и ребенка на детском рисунке, т.к. привлеченная для дачи заключения педагог-психолог обосновывала и подтверждала вредность контактов ребенка с отцом … большим расстоянием между изображением папы и ребенка, чем между изображением ребенка и других членов семьи. Для защиты приоритета своих прав все средства хороши. Жаль, что и ребенок в подобных ситуациях является всего лишь средством. Для выяснения отношений.

По сути, механизм конвенции о международных аспектах похищения детей еще раз напоминает всем нам, родителям, что благополучное детство наших детей зависит исключительно от того, уважаем ли мы родительские права друг друга, не противопоставляем ли свои родительские желания желаниям второго родителя и достаточно ли у нас ресурсов, чтобы принимать взрослые решения ради спокойствия своих детей.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
На прошлой неделе стало известно, что лучшая белорусская теннисистка Виктория Азаренко вынуждена отстаивать в суде права на сына. В СМИ говорится, что якобы отец...

Комментарии


 
 
 


Архив (Новости Общества)

21.by в социальных сетях


Яндекс.Метрика