Город закрывают? Маршрутки разворачивают? Что происходит в Витебске, откуда приходят странные сообщения. 21.by

Город закрывают? Маршрутки разворачивают? Что происходит в Витебске, откуда приходят странные сообщения

Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

Милиционерам запретили покидать пределы области. Студентов университетов и колледжей переводят на дистанционное обучение. Актер театра с диагнозом COVID-19 находится в реанимации. В городе вводят новые меры по борьбе с коронавирусом. За последние четыре дня в Витебске произошли события, которым пока никто не дал внятного объяснения — и этот вакуум заполняют слухи. В редакцию TUT.BY один за одним поступают десятки сообщений: якобы границу Витебской области закрыли, маршрутки разворачивают на выезде из города, а все больницы заполнены больными с диагнозом «пневмония». Витебскую область пока никто не «закрыл» — мы это проверили лично, но в регионе действительно происходит что-то непонятное.


Дорога из Минска в Витебск занимает около трех часов езды на машине. Сюда мы выехали после обеда в понедельник, 30 марта. В это время трасса М1 практически пустая, на скорости в 100 км/ч можно ехать в крайней левой десятки километров — и сзади не будет никого, кто бы попытался тебя опередить разрешенными для легковушек 120 километров в час.

В московском направлении в основном едут большегрузы на российских и польских номерах, редко — на белорусских.

Около 16 часов подъезжаем к границе Минской и Витебской областей и спокойно ее пересекаем — ничего, что могло бы напомнить патруль милиции, здесь нет.


На подъезде к Витебску останавливаемся на заправке. Объявление на входе напоминает, что «расстояние в два метра между людьми предотвращает заражение вирусной инфекцией». Спрашиваем, действительно ли город закрыт, как об этом нам уже успели написать. Оператор, которая работает в маске и перчатках, говорит, что это «не более чем слухи».

Через 20 минут сами в этом убеждаемся. Главная дорога, которая ведет в город, открыта для движения в обе стороны — на въезд и выезд. Нет ни постов ГАИ, ни патрулей. «Віцебск вітае вас».


«Информация со всех сторон давит. В интернете читаешь одно, в телевизоре видишь другое»

По информации «Радыё Свабода», в последнее время в Витебске произошел рост количества пневмоний «минимум в два-три раза». Как утверждает врач, которая на условиях анонимности дала изданию интервью, сейчас для госпитализации пациентов с пневмониями перепрофилировали четыре лечебных учреждения: туберкулезный диспансер и кожно-венерологический, первую городскую и бывшую железнодорожную больницу. Все они, по словам медика, заполнены.

Витебская инфекционная больница стала принимать больных коронавирусной инфекцией первой в области. Вход на территорию, что естественно, сейчас запрещен. Контакт с посторонними происходит только на проходной, куда приходят с «передачами» близкие и друзья тех, кто сейчас изолирован в инфекционке.

Анастасия приехала к проходной с небольшим пакетом. Здесь она бывает каждый день, потому что там, за стенами кирпичного здания, находится ее мама. У мамы двусторонняя пневмония, женщина лежит в реанимации на искусственной вентиляции легких. Тест на коронавирус дважды дал отрицательный результат, рассказывает Анастасия, тем не менее, неделю назад ее госпитализировали в инфекционку, где находятся зараженные коронавирусом и контакты первого уровня.


Мама Анастасии с двухсторонней пневмонией находится в инфекционной больнице.

— Мама уже неделю в больнице. Разговаривала с врачом, который ее ведет. Спрашивала, как ситуация, но доктора не особо хотят распространяться. Тяжеловато, конечно, в моральном плане. Информация со всех сторон давит. В интернете читаешь одно, в телевизоре видишь другое.

По наблюдениям Анастасии, которая каждый день привозит передачи, скорые продолжают доставлять пациентов в инфекционку.

— Наверное, места в больнице еще есть.


Примерно за 50 минут, которые мы провели у проходной, из ворот выехали две машины скорой помощи.

Людмила идет к воротам больницы, прикрыв нос и рот белым шарфом. В одной руке у нее увесистый пакет, во второй — журнал сканвордов, скрученный в трубочку. Она подходит к воротам и просит у охраны позвать женщину в медицинском костюме. Та появляется через несколько минут, бегло осматривает содержание пакета, берет записку — и скрывается в глубине территории.


Людмила — врач-стоматолог. Прямо сейчас она в плановом отпуске, а вот ее коллеги «ушли на карантин» — в поликлинике, говорит женщина, остались только дежурные врачи.

В инфекционной больнице находится сын Людмилы, он был контактом первого уровня, и у него тоже обнаружили коронавирус.

— В последнее время сын практически ни с кем не контактировал — только сходил на день рождения к другу, который был с семьей за границей и у которого позже обнаружили коронавирус. Тот сказал, что сын был на празднике, и его забрали неделю назад, сделали тест. Результат оказался положительным.

По словам Людмилы, сын чувствует себя хорошо, находится в нормальном состоянии.

— Но его хотят перевести из изолированной палаты к другим больным. Мы боремся за то, чтобы он оставался один. Не хочу, чтобы он подцепил лишнюю инфекцию, это может быть чревато. Я согласна даже оплатить эту услугу, сколько бы она ни стоила.

Во время разговора Людмила не раз переспрашивает нас: «А где это показывать будут?» Получив ответ, что на TUT.BY, отвечает: «Ладно, мне уже все равно».

«Температура не спадала, они пошли на снимок в поликлинику — и там все оказалось хуже, чем думали»

Ближе к 19 часам, когда прием передач заканчивается, к воротам подъезжает такси, из него выходит девушка. На лице — маска, на руках — одноразовые перчатки, в руках — внушительный пакет для друзей. Они всей семьей — а это папа, мама и двое детей — попали в инфекционную больницу, их родственники тоже. Собирать передачи особо некому — девушка, имя которой мы не успели спросить, решила помочь.


— Захотелось сделать что-то хорошее, — говорит собеседница. — Мне кажется, что в этот период необходимо не паниковать и максимально соблюдать меры безопасности. И в то же самое время нам нужно привести нашу жизнь в порядок по отношению ко многим вещам.

По словам девушки, сейчас ее друзья чувствует себя в порядке, они уже в стадии выздоровления.

— До того как они попали в больницу, температурили дома. Насколько мне известно, их смотрел доктор, прослушивал, сказал, что все в порядке. Но температура не спадала, они пошли на снимок в поликлинику — и там все оказалось хуже, чем думали, — говорит девушка и уезжает на такси.


Через дорогу от инфекционки находятся корпуса больницы скорой медицинской помощи. Попасть на территорию все еще можно. На терапевтическом корпусе висит лист бумаги с надписью «вход для медицинского персонала». Две женщины, которые выходят оттуда, говорят, что он закрыт, и советуют по всем вопросам обращаться в приемное отделение.

— А почему этот корпус закрыт?

— Эти вопросы не к нам, — говорит одна из них.

— Карантин у нас, — на ходу бросает вторая.

По информации, которую врач из Витебска озвучила «Радыё Свабода», больницу скорой медицинской помощи тоже перепрофилируют. Ее терапевтический корпус закроют под прием пациентов с пневмонией.


Витебский областной диагностический центр также закрыт для посторонних. «С 16 марта 2020 года плановую медицинскую помощь не оказывает», — гласит объявление на дверях. Рядом с центром стоит машина с передвижным медицинским комплексом.

Студенты: «Всем говорят писать заявление на самостоятельное обучение»

В городе заметно много людей в масках. А вот в заведениях — практически пусто. В одном из кафе в историческом центре вечером занят всего один столик. Официантка Валерия рассказывает, что такая ситуация наблюдается уже больше недели.

— Люди не приходят даже на ланчи.


Примерно неделю назад официанты начали носить одноразовые перчатки. С 31-го им рекомендовали носить маски, рассказывает девушка.

— Если суждено заразиться, значит, суждено. От этого никуда не уйти. Мне нужна работа, чтобы содержать себя. Не ходить на нее я не могу.

На площади Победы, на которой людей нет, большой экран транслирует картинки по профилактике коронавирусной инфекции.

У здания железнодорожного вокзала обосновалась реклама предстоящего Славянского базара, отменять который пока не планируют. С плакатов смотрят довольные Кристина Орбакайте и Олег Газманов.


В здании вокзала, на экранах, светится расписание поездов. Гродно — Витебск, Полоцк — Гомель — уехать можно в любую сторону, что еще раз говорит о том, что никакого закрытия Витебской области сегодня не происходит. Отменены поезда только в направлении России и Украины.

В 20.30 у билетных касс жмутся друг к другу очереди и люди в них. Парень покупает билет — Илья учится в Витебском государственном технологическом университете, сегодня ночью едет до Орши, а утром — до родных Горок, где планирует пробыть тот неопределенный период с 31 марта, на который университет предложил ему написать заявление.


По словам студента, официально пары не отменяются — студенты всего университета переходят на самостоятельное обучение.

— Сегодня (30 марта — Прим. TUT.BY) мы написали заявления с примерно таким текстом: «Прошу освободить меня от платных отработок занятий с 31 марта». А по какое число — неизвестно. Эти заявления мы отнесли в деканат. Еще нам говорили (не в деканате), якобы город закрывают на въезд и выезд в 10 вечера.

— Кто говорил?

— Передавали по сарафанному радио. И что завтра закроется общежитие на карантин, то бишь оттуда никто не сможет уехать. В то время, когда я уезжал, еще человек десять выходили с сумками.

Илья говорит, что в университете у них не просили предоставить информацию, где студенты будут находиться весь «неопределенный период».


Лариса (имя изменено. — Прим. TUT.BY) спешит на вокзал — нужно купить билет. Она учится на третьем курсе Витебского государственного медицинского университета. В их вузе аудиторные занятия тоже отменяются, а до этого были отменены пары в больницах, рассказывает девушка.

— Нам сообщили, что закрывают границу Витебской области. И у нас в общежитии у всех паника, все думают, как побыстрее уехать, чтобы не остаться здесь на карантине. А билетов нет. Я, например, еду объездными путями, чтобы домой попасть домой.

— Кто вам сказал, что границы закрывают?

— Я не знаю. Еще нам инспектор написала: «Уезжайте, если хотите. Завтра будет объявлено какое-то решение».

В комнате Ларисы живет шесть человек. Теперь в ней остался один — остальные разъехались. И так, утверждает девушка, происходит во всем общежитии.


— А почему вы не хотите остаться здесь, в Витебске, даже если введут карантин?

— Потому что заставят сидеть в общежитии. А так ты поедешь домой, с семьей будешь.

— Но потенциально вы можете быть носителем вируса. Не страшно ехать к родителям?

— Надеюсь, что все нормально будет.

— Нам в редакцию пишут, что больницы переполнены пациентами с пневмониями. Вы слышали об этом что-нибудь?

— А это можно рассказывать? — задает встречный вопрос девушка — и спешит за билетом в Минск.

В 21 час привычного скопления междугородних маршруток напротив ж/д-вокзала нет — последний рейс был полчаса назад. Заказать место, чтобы 31 марта уехать в Минск, можно, то есть никаких запретов на перемещение между городами точно нет. По крайней мере, пока.


Рядом с автовокзалом находится станция скорой медицинской помощи. Одну из машин как раз моют и дезинфицируют. Пытаемся заговорить с кем-нибудь из сотрудников или врачей. Пока получаем от них отказы в общении, к нам выходит старший врач подстанции, который все еще на работе. Просит «не отвлекать никого от действительно важной работы». Выглядит и звучит он при этом очень взволнованно и напряженно.

Позже с нами свяжутся сотрудники скорой, которые скажут одно: «Ситуация тяжелая». По их ощущениям и подсчетам, пациентов с коронавирусом и пневмониями в Витебске действительно много.

В Минск мы возвращаемся после 22 часов. Город открыт, область тоже.

 
Теги: Витебск, Гомель
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
В редакцию TUT.BY один за одним поступают десятки сообщений: якобы границу Витебской области закрыли, маршрутки разворачивают на выезде из города, а все больницы...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Новости о Коронавирусе)

РЕКЛАМА

© 2004-2020 21.by
Яндекс.Метрика