"Ответственность не как в футболе". Как в борцовской школе Медведя из мальчиков делают воинов. 21.by

"Ответственность не как в футболе". Как в борцовской школе Медведя из мальчиков делают воинов

01.06.2016 06:04 — Разное | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

Сломанные уши как знак отличия, дружба белорусов и кавказцев, борьба за внимание детей, а также развитие в них чувства ответственности. SPORT.TUT.BY рассказывает о том, как в главной борцовской школе Минска из мальчиков делают воинов.


Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Минский городской центр олимпийского резерва по борьбе имени трехкратного олимпийского чемпиона А.В. Медведя стал ведущей школой борьбы в Минске вскоре после открытия в 2012 году.

Сегодня здесь обучается более шести сотен человек — от новичков до спортсменов международного уровня.

— Два года назад попросил папу найти для меня секцию, и вскоре я оказался здесь, — рассказал 12-летний Андрей Сушко, чьей специализацией является греко-римская борьба. — Мне нравится этот вид спорта красотой бросков, размером мышц у страших ребят, их силой воли.

Андрей гордится тем, что дважды первенствовал на городских стартах — в Минске и Борисове.

— В Беларуси я живу с 2005 года, а в борьбу попал по возвращении домой из Кабардино-Балкарии, где проводил летние каникулы, — представился выходец с Кавказа Тамерлан Тлеужев, выбравший для занятий вольный вид. — Там попробовал заниматься, и когда вернулся в Минск, попросил родителей отвести в секцию. Белорусы? Дружу с ними.

Борьба дает навыки самозащиты и хорошее телосложение, силу и характер. Это то, что мне нужно. Я хочу быть сильным, чтобы защищать свою семью.


Тамерлан Тлеужев из Кабардино-Балкарии пытается побороться своего белорусского товарища.

Кстати, в группе Тамерлана занимается еще пять ребят с Кавказа. Но это не значит, что от них непременно ждут чемпионских свершений.

Да, медальный зачет по борьбе на Олимпийских играх в Лондоне выиграли российские спортсмены, но происхождение не дает преимуществ в этом виде спорта.

— В Минске создано очень много возможностей для занятия спортом, и борьба, к сожалению, большинству из них уступает, — считает Петр Марковский, заместитель директора МГЦОР по борьбе. — Позицию главенствующего наш вид спорта сегодня занимает в Иране, Турции, отдельных регионах России — Дагестане и Северной Осетии. То есть в горах, где трудно играть в футбол. И хоть на старте наш белорусский ребенок ничем не уступает дагестанцу, впоследствии роль традиций сказывается, и последний вырывается вперед.

Петр Степанович также посетовал на отсутствие конкуренции в белорусской борьбе.

— Вот мы нашли мальчика и ведем его до профессионального спорта, — объяснил он принцип работы. — Специфика заключается в том, что в борьбе, в отличие от тяжелой атлетики, нет абсолютного результата: или ты бьешь соперника, или бьют тебя. На всех этапах становления спортсмена важно иметь возможность проверить уровень в сражении с сильнейшими. У нас нет конкуренции, а значит, расти над собой сложнее. К чему я веду? Если мы хотим результатов в борьбе, следует работать в направлении увеличения числа занимающихся.

По мнению Марковского, одного МГЦОР по борьбе, а также нескольких отделений на базе столичных школ для почти двухмиллионного Минска — это мало.

— Но наша главная проблема, как и спорта в целом, — дефицит тренерских кадров, — добавил заместитель директора, который трудился главным тренером белорусской сборной на Олимпиаде в Пекине. — Молодые не хотят работать с детьми, ведь путь к достойной жизни для них может занять от десяти до пятнадцати лет. А зарплата у начинающего специалиста маленькая. Вот почему в нашем центре трудятся заслуженные мастера, пенсионеры.


В борьбу детей берут с девяти лет, в советские годы начальный порог по возрасту был равен десяти годам. Занятия бесплатные. Девочек мало, но если приходят, тренируются наравне с мальчишками.

В первый год обучения главная задача тренера — помочь детям укрепить мышечный корсет. Им предлагаются подвижные игры, подкачка отдельных групп мышц вплоть до шеи, чего добиваются благодаря упражнениям типа «Мост».

— Мощная шея нужна для того, чтобы не травмировать ее во время ухода от воздействия соперника, — пояснил Геннадий Вальчук, который тренирует с 1974 года.


— Через полгода занятий дети умеют делать сальто, рондат, фляк, владеют навыками группировки и способны выполнять элементы приемов, — продолжил Вальчук. — Этот период мы называем простейшей борьбой. Ребята делают «Вертушку» (бросок с вращением), «Кочергу» (бросок через спину с захватом одной руки).

— Больше всего мне нравится исполнять бросок с рукой и шеей, — сказал воспитанник секции Андрей Сушко. — А самый сложный для меня — бросок с прогибом.

— Мне нравится «Мельница» (проход в ноги в вольной борьбе), — признался Тамерлан Тлеужев. — В греко-римской борьбе нельзя идти в ноги, а я в основном только это и умею. Поэтому выбрал вольную борьбу.


— Борьба относится к видам спорта, где все группы мышц задействованы пропорционально, — убежден Петр Марковский. — Для сравнения, в тяжелой атлетике — креатинфосфатный механизм расщепления энергии. То есть вырвал, пару секунд постоял, зафиксировав вес, и все. В борьбе включаются аэробная деятельность, которая дает выносливость, и анаэробная, которая влияет на взрывную силу, а также гликолиз, определяющий скоростную работу. То есть в борьбе всего за шесть секунд человек может выложиться так, что… Вот вам и фактор биохимии.

На фото можно заметить, что некоторые из ребят тренируются в комбинезонах, а другие — в «спортивке». Выдача комбинезонов обычно происходит перед первыми соревнованиями. Мальчишки проходят на них после года обучения.





Тренер Константин Бабушкин делит детей, которые приходят в МГЦОР по борьбе, на несколько категорий. Когда их приводят отцы, которые сами занимались борьбой. Сын Бабушкина как раз из этого числа. Когда их приводят матери, воспитывающие сыновей без отца. В секции по борьбе они хотят дать им мужское воспитание. Когда из хулиганов хотят сделать достойных людей. В коллективе поставлена дисциплина, а потому такие ребята вынуждены подчиниться правилам и работать в коллективе. Когда желание проявляют сами дети, однажды решив, что хотят стать сильными.

Бабушкин отмечает, что, помимо силы, борьба дает его подопечным чувство ответственности.

— Она здесь индивидуальная, а не коллективная, как в футболе, — говорит он.


Тренер Константин Бабушкин нянчится с детьми, как со своими. Кстати, сын специалиста ходит в одну из его учебных групп.

Монотонную работу длиной в три-четыре двухчасовые тренировки в неделю тренеры разбивают подвижными играми, кроссами в летний период, походом в бассейн, занятиями в тренажерном зале (после 14 лет).

Бабушкин предлагает своей группе игру в регби в качестве разминки, что приводит мальчишек в восторг. Затем они выполняют общефизические упражнения и, наконец, получают возможность встать в пару.

— Современные дети перегружены и страдают рассеянностью, — отмечает опытный Геннадий Вальчук. — Многое отвлекает их от работы на ковре. Поэтому завоевать их внимание — вот первая задача для тренера. Контакт тренера с детьми не только позволяет мальчишкам развиваться, но и избежать ненужных повреждений. Добиваемся его за счет психологических приемов, заданий по команде.

Еще одно отличие нынешнего поколения детей от советских в том, что свободную минутку они используют для того, чтобы «залезть» в мобильник, а не пообщаться со сверстниками. Я бы спокойно к этому относился, если бы они изучали полезную информацию, но зачастую они играют на телефоне.


У Геннадия Павловича сломано левое ухо — вершина ушной раковины непривычно раздута и лишена естественного рельефа. Это последствие травмы, которую он получил в 1967 году.

— Искры из глаз летели, когда позже травмированное ухо снова пережали, — вспоминает Вальчук. — Боль была такой сильной, что пришлось уступить сопернику победу.

Прожить жизнь счастливо обезображенный орган ему не помешал.

— В странах, в которых культивируют борьбу, сломанное ухо служит чем-то вроде знака отличия, — усмехается он. — То есть травма такого характера не развивает в мужчинах-борцах комплексы, а наоборот, является положительным моментом. А вот в женской борьбе это, конечно, негатив.

— Если сломаю ухо, сильно переживать не буду, — рассуждает 12-летний воин Андрей. — Уши — это только уши, а не рука. А любовь… Любят не из-за красоты тела, а за то, что у человека внутри.

Как и многие в его возрасте, Андрей мечтает о победах на турнирах, но говорит, что не расстроится, если чемпионом стать не выйдет. В любом случае он уже стал послом борьбы для своих сверстников, которые узнают об этом виде спорта больше, когда просят его показать им борцовские приемы.

 
Теги: Минск
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
Сломанные уши, как знак отличия, дружба белорусов и кавказцев, борьба за внимание детей, а также развитие в них чувства ответственности. SPORT.TUT.BY рассказывает о том,...
 
 
 

РЕКЛАМА

Архив (Разное)

РЕКЛАМА

© 2021 21.by