Полешуки скупают ветхие дома ради земельных участков. 21.by

Полешуки скупают ветхие дома ради земельных участков

21.04.2017 16:37 — Новости Общества | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

В наших деревнях почти 14 тысяч ветхих, требующих сноса домов. Целый сельский район. Когда-то в больших и маленьких усадьбах кипела крестьянская жизнь. А сегодня от грустной картинки — старых сельских хат с забитыми окнами — хочется быстрее отвести глаза. В 2012 году издан Указ № 100 «О мерах по совершенствованию учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов в сельской местности». Есть четкий алгоритм действий. Однако за 5 лет ситуация мало изменилась, пишет «СБ Беларусь сегодня».


Деревня Дымск превращается в клубничную плантацию

После проверки в Комитете госконтроля сделали вывод: местные исполкомы не добились существенного сокращения ветхого жилья в деревнях. Сейчас государственные органы ведут работу по корректировке норм указа. Проблемные вопросы, связанные с его практическим применением, планируется обсудить на заседании «круглого стола». В серьезном разговоре будут участвовать представители местной власти, судьи, прокурорские работники. А до 26 апреля Национальный центр правовой информации pravo.by собирает предложения и замечания от граждан, предприятий и организаций по этому вопросу. Их можно направлять на страницу с обратной связью. Кроме того, на Правовом форуме Беларуси для обсуждения корректировки норм Указа № 100 создана специальная тема. Все поступившие предложения и замечания будут рассмотрены на заседании «круглого стола» и переданы разработчикам проекта документа.

Возможно, полезным окажется и опыт Дрогичинского района по работе с ветхими домами, который изучила корреспондент «СБ».

В Дрогичинском районе деревень как ни в каком другом на Брестчине — 133. Две — с населением больше тысячи, а другие, как бы сказали еще несколько лет назад, доживают свой век. Но вот парадокс. В деревне Язвины за год население с 17 человек увеличилось до 28, причем — не за счет рождаемости. И деревне Дымск, оставшейся без единого жителя, не дали исчезнуть. В минувшем году там зарегистрировался человек. Кто такие?


Сергей Чопко одним из первых купил домик на земле в деревне Язвины, чтобы выращивать клубнику. Фото: СБ

Председатель Дрогичинского райсовета Светлана Бартош рассказывает, что в деревни едут горожане:

— Район наш аграрный, работы всем не хватает. Вот люди и занимаются землей. К сожалению, городской житель может землю только арендовать на 10 лет, а сельскому оформляем до 1 гектара в пожизненное пользование плюс до 3 гектаров в аренду. За два года раздали под личные подсобные хозяйства 280 земельных участков площадью 215 гектаров. Из-за большого числа желающих вынуждены были даже ввести ограничения по количеству выделяемой земли.

Откуда земля? Вот здесь и кроется самое интересное. Никто не забирает ее у хозяйств. Она — в границах деревни. На тех самых подворьях, брошенных наследниками, заросших и неухоженных. На Дрогичинский район сегодня приходится треть освобожденных от ветхих строений участков, переданных в Брестской области под личные подсобные хозяйства.

Светлана Бартош заняла пост председателя райсовета в 2014 году, в этом же году пришли новые руководители землеустроительной службы района, центра гигиены и эпидемиологии. Сообща решили жестче взяться за дело:

— На каждую деревню в сельсоветах завели отдельную папку. Провели инвентаризацию. Сегодня у нас 3620 домов не заселены. Большинство будут использовать наследники. А вот 182 дома подлежат изъятию в судебном порядке в этом году. Раньше платили за снос МЧС и УКСам большие деньги. От их услуг мы отказались. Со сносом теперь помогают хозяйства, а раскорчевывают участки мелиораторы.


Светлана Гречко. Фото: СБ

Посмотреть, как освободившаяся земля вовлекается в хозяйственный оборот, едем в Осовецкий сельсовет. Председатель сельсовета Светлана Гречко достает с полки объемную папку:

— Начинали с деревни Гута. Брали банку краски, мужчину, который нам пробивал сквозь заросли дорогу, и нумеровали дома. Сейчас все участки заняты. А вот на фото видите, что за развалина стояла на въезде в деревню Язвины? Сейчас там — клубничное поле.

Хозяин плантации — Сергей Чопко. Он и Михаил Сацута были одними из первых, купивших старые домики и оформивших землю в деревне Язвины. Сергей показывает мне клубничное поле, отвлекшись от строительства забора. Здесь принято так: сначала — земля, ее надо привести в порядок, потом — благоустройство.


Надежда Данилюк о голубике знает все. Фото: СБ

Надежда и Василий Данилюки тоже из Дрогичина. Они купили дом с участком в деревне Ялочь. Посадили малину, клубнику и голубику. Больших доходов пока не получили, но на них рассчитывают:

— Это тяжелый труд. Мы каждый день сюда из Дрогичина приезжаем.

В Брашевичском сельсовете, говорит председатель Леонид Карпович, скоро возникнет другая проблема — нехватка рабочей силы:

— Мы снесли 14 домов, 11 участков уже отдали. В каждом населенном пункте участки разбирают. У нас в основном выращивают клубнику и ремонтантную малину. Она способна давать два урожая в год. С гектара можно получить 7 — 15 тонн. Как начнется сезон, работники к нам едут из Березовского, Ивановского районов. Своих не хватает. Порой приходится бонусами привлекать.

Сворачиваем в деревню Дымск. Осталось здесь 5 домов. На месте остальных — клубника.

Леонид Борисович рассказывает, что здешнюю землю оформили два человека. Один — местный, другой — из Дрогичина. Городской в деревне зарегистрировался, тем самым спас ее от топографической смерти.

В деревне Цыбки на клубничной плантации уже кипит работа. Андрей Черновол, 25-летний хозяин участка, доставшегося от дедушки, обрабатывает кусты от вредителей:

— Работаю водителем в автопарке, сами знаете какие там сегодня зарплаты. Поэтому занимаемся клубникой. Здесь заняты все: отец, тесть, дедушка с бабушкой.


Андрей Черновол. Фото: СБ

Светлана Бартош надеется, что в нынешнем году в районе появится площадка-рынок, куда люди смогут свозить свою продукцию:

— Одни сами возят ягоду в Россию, другие продают скупщикам. Масштабы большие. Только фермеры, а их у нас 38, в 2016 году собрали 402 тонны ягод и плодов без учета частного сектора. Фермер Анатолий Жарко выкупил базу райагросервиса. Реализует инвестпроект по шоковой заморозке ягод. Там же будет централизованный закуп-продажа ягод. Мы снимем проблему со сбытом, отрегулируем прыгающую цену. Фитосанитарный контроль обеспечим.


Ягоды оживили жизнь целого района. Одни выращивают, другие собирают, третьи делают заборы, продают опилки и корзины, четвертые выкупают бани и школы, чтобы делать там склады.

Весна. Жизнь кипит.

Наталья Халитова, заместитель начальника управления Комитета государственного контроля Беларуси:

— Комитет госконтроля провел мониторинг эффективности мероприятий по сокращению количества пустующих и ветхих домов в сельской местности. К сожалению, не организована еще надлежащая работа с такими домами. По данным местных исполкомов, за три года количество пустующих и ветхих домов возросло во всех областях, кроме Минской. Мониторинг подтвердил отсутствие полноты учета в регистрах учета пустующих домов. Выяснилось, что количество включенных в регистр домов почти в 8 раз меньше, чем значится в данных статистики. Во многих районах регистр вообще не велся или в него включались не все пустующие дома. Сейчас собраны предложения по совершенствованию Указа № 100, они призваны помочь местным органам власти ускорить принятие решений и отнесение жилья к категории ветхого.

 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
В деревне Язвины за год население с 17 человек увеличилось до 28, причем - не за счет рождаемости.

Комментарии


 
 
 


Архив (Новости Общества)

21.by в социальных сетях


Яндекс.Метрика