"Наши девки борются, как мужики". Как тренер-энтузиаст развивает женскую борьбу в глубинке. 21.by

"Наши девки борются, как мужики". Как тренер-энтузиаст развивает женскую борьбу в глубинке

27.01.2017 23:06 — Разное | Tut.by  
Размер текста:
A
A
A

Источник материала: Tut.by

Вначале Юрий Чиж просил его «не дурить голову», а в Министерстве спорта и туризма стояли на том, что женщины должны рожать. Сергей Шкрадюк их не слушал. SPORT.TUT.BY рассказывает, как тренер-энтузиаст продал квартиру, оставил жену и вкладывал собственные деньги в женскую борьбу, а с выходом на пенсию стал развивать ее в белорусской глубинке.


Сергей Шкрадюк

На Играх в Рио-де-Жанейро гомельчанка Мария Мамошук завоевала для страны первую олимпийскую медаль серебряного достоинства в женской борьбе. Ученица Сергея Шкрадюка Василиса Марзалюк, представляющая Минск, схватку за бронзовую награду, увы, проиграла. Тем не менее это не мешает тренеру, стоявшему у истоков развития дисциплины в Беларуси, подвести итоги практически 20-летней борьбы со стереотипами о том, женское или не женское это дело.

— А что, бежать марафон или исполнять трюки на гимнастических снарядах легче, чем бороться? Спорт забирает у кого-то красоту, у кого-то здоровье, но многое дает взамен, — философски размышляет Сергей Григорьевич.

Он более десяти лет работал тренером по борьбе в Магадане. После развала Советского Союза при поддержке председателя Гродненского облисполкома Александра Дубко тренировал мальчишек в Гродненском районе. Позже отправился в Польшу судить местные старты. Там впервые увидел женскую борьбу и остался под впечатлением. Шел 1996 год.


Василиса Марзалюк — в красном трико. Фото: Reuters via TUT.BY

— Когда контракт в Польше закончился, — начал рассказ 63-летний Шкрадюк, — пошел к Васильевичу (Александру Медведю, трехкратному олимпийскому чемпиону по борьбе. — Прим. ред.). Говорю ему: «Там уже вся Европа борется… Надо набирать девушек». А он мне: «Видишь, как раз пришла бумага от ФИЛА (Всемирный комитет традиционных видов борьбы. Прим. ред.). Пишут, что если не начнем развивать женскую борьбу в Беларуси с этого года, будут нас штрафовать. Давай, берись!». То есть он меня поддержал. «Упакованная» квартира, коттедж и семья у меня были в Вертилишках. Требовалось все это оставить и уехать в Минск, чтобы заниматься вопросами женской борьбы. Супруга переезжать не захотела, и пришлось развестись. Сейчас я женат на Раисе Гребень, заслуженном тренере по гандболу.


По словам Шкрадюка, белорусская женская борьба начиналась в Минске и Бобруйске в 1998 году. Первое время в каждом из этих городов тренер работал с группами девочек три раза в неделю.

— Я ходил по столичным школам от площади Победы до Уручья и приводил по 80 человек на тренировку, — продолжил Сергей Григорьевич. — Остались немногие. Из моего первого набора до профессионального спорта добралась только Василиса Марзалюк. Нужна была поддержка, и я шел к богатым, к власти. «Ну ты придумал, — говорил мне Юрий Чиж (бизнесмен и экс-глава Белорусской федерации борьбы. — Прим. ред.). — Вы бы сначала научили мужчин бороться по правилам греко-римского стиля! Не дури голову. Придумал абы что». Помощники экс-министра спорта и туризма Александра Григорова стояли на том, что женщины должны рожать. Они все не понимали меня, невозможно было что-то доказать.

Тогда что я сделал? Продал отцовскую квартиру, купил машину и стал возить на тренировки девочек из пригорода Бобруйска. С 1998 по 2001 год никто мне и копеечки не дал на сборы и международные турниры — возил учениц из Минска и Бобруйска за свои магаданские деньги, которые заработал на выгрузке и загрузке красной рыбы в сытые годы. Такой я человек: уж если что-то задумал, то буду стоять до конца.


Инициативному тренеру ничего не оставалось, как ждать, когда женскую борьбу включат в программу Олимпийских игр. В Афинах-2004 эта дисциплина уже была представлена. В то же время белоруски стали завоевывать первые медали среди кадетов и молодежи.

Шкрадюк дважды работал в сборной Беларуси в роли главкома по женской борьбе, а нынешний тренерский штаб команды называет лучшим в мире. Его возглавляет Олег Райхлин. Тренеры Юрий Королев, Артур Зайцев и Сергей Смаль также находятся на ведущих позициях.

— И самые лучшие на свете условия для занятия борьбой — в Минске, — утверждает Сергей Григорьевич. — Там три училища олимпийского резерва (городское, республиканское и областное), однако совместных тренировок не проводят. И что же выходит? У мужчин нет нормальных спаррингов. Их разбили на 10 училищ по всей стране. Как же им расти в отсутствие конкурентной борьбы? Сколько говорил людям из федерации, чтобы ограничились двумя базами. Мне отвечали, что на местах в таком случае будет много недовольных. А что делать? Ни одна революция без жертв не обходилась. В мою пору девахи по три месяца безвылазно сидели на спортивной базе «Вилия»… Кстати, в пару к девушкам иногда ставят ребят из училища олимпийского резерва. То есть наши девки борются с мужиками и как мужики. Только на зарубежных сборах можно найти для них варианты для качественных спаррингов с девушками. Василиса, к примеру, ездит тренироваться в Россию и Украину.


Работу со взрослыми спортсменками Сергей Шкрадюк закончил после допингового скандала, в котором была замешана Василиса Марзалюк. В пробе, взятой Белорусским антидопинговым агентством 4 апреля 2007 года для анализа в Москве, нашли фуросемид. По горячим следам Шкрадюк обвинил конкурентов из России в борьбе против его воспитанницы грязными методами. Сейчас он признает свою неправоту.

— Ей говорили взвешиваться каждый день — утром и вечером. Кто-то Василисе подсказал, что мочегонные препараты способствуют потере веса. Она могла не сдавать анализы, ведь за руку ее никто не вел. Данные перед пекинской Олимпиадой пошли в Москву. Так по глупости и попалась. Только одному Богу известно, сколько я для нее сделал. Она ведь лишилась шанса получить квартиру, потеряла министерскую ставку… С большим трудом уговорил ее поработать детским тренером, переждать и выстоять.


Леонид Тараненко и Василиса Марзалюк. Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Отбыв дисквалификацию, Марзалюк стала трехкратным бронзовым призером чемпионатов мира, многократным призером чемпионатов Европы. Она дважды занимала пятое место на Олимпийских играх. Тем временем Шкрадюк с чувством выполненного долга подался в деревню.

— Женщины — это другой мир, — убежден он. — За них нужно решать вопросы с поступлением и последующей сдачей экзаменов, заселением в общежитие и проведением операций: летят же и шейные позвонки, и колени. После лондонской Олимпиады не выдержал и махнул в Чечевичи. Купил тут дом еще в 2001 году. Воспитанниц при этом не бросил. Василисе помог вернуться в сборную, двум помог устроиться в ОМОН, еще двум — в училище олимпийского резерва, а Маше Егоровой — в университет на международные отношения.





В Чечевичах, что в Могилевской области, Сергей Григорьевич живет без супруги Раисы Федоровны. Она работает в Минске и навещает мужа по выходным.

— Я рыбак, у меня здесь лодки, снасти, — отшутился Шкрадюк. — Утром рыбачу, после обеда провожу тренировки, а в деревнях еще остались ребята, от которых можно добиться толка. У меня полные залы, не то что в столице. Своих лучших детей передаю в училища. Двоих уже отдал Минску, одного — Бобруйску. А вообще в Могилевской области, где сильные центры в Могилеве и Бобруйске, собрано до 80 процентов кадетской и молодежных сборных. И моя большая мечта, чтобы в могилевском спорткомплексе «Олимпиец» стали проводить турнир под эгидой ФИЛА по кадетам.

В Чечевичах школу давно закрыли, поэтому Шкрадюк ездит тренировать детей в соседние населенные пункты. Белорусская федерация борьбы выделила ему ковер, который постелили в кличевской школе № 1 — за 36 км от дома тренера.

— Там провожу тренировки для мальчишек три раза в неделю, — пояснил Сергей Григорьевич. — Здешние девочки ко мне не пошли. Они предпочли борьбе занятия баскетболом, волейболом и настольным теннисом. Зато в агрогородках Глухи и Бацевичи тренирую смешанные группы. Когда еду в Глухи, забираю троих из Дуброво, троих из Черного Бора. После занятия развожу детей по домам.

Дети в Бацевичах наслышаны об успехах Марии Мамошук и Василисы Марзалюк на Играх в Рио. Фонетическая близость фамилий спортсменок вносит сумятицу. В представлении ребят это один человек — Мария Марзалюк, интервью с которой они читали в журнале тренера.


Катя Каранкевич

— Сначала у нас было много девочек, — рассказала 12-летняя Катя Каранкевич, которая раньше занималась футболом и всего два месяца назад перешла в борьбу. —  Ушли, и осталось такое количество детей, что хватило только на одну группу. Старших девочек всего две — я и Кристина. Иногда тренер ставит нас в пару с мальчиками. Мама? Сначала отговаривала, говорила: «Зачем тебе борьба?». А потом подумала, что если тренер приложит силы для моего поступления куда-то дальше после школы, то почему бы и нет. Я же хочу совершенствоваться в этом виде спорта, овладеть навыками самообороны и добиться побед. У меня есть сила и большое будущее в борьбе. Так сказал тренер по футболу.

— Я хорошо бегаю и прыгаю в длину, но бороться нравится больше, — заявила застенчивая Вика Филончик. Ей 11 лет. — Настолько, что на тренировки хожу в футболке, которую мне недавно подарили на день рождения. Мама не стала отговаривать от занятий борьбой, потому что в детстве тоже занималась этим видом спорта. И мама, и папа учат меня разным приемам, а на тренировках я борюсь в полную силу с девочкой Мартой. Одноклассницы не одобряют мой выбор, потому что боятся, что однажды я их завалю! Это шутка, но мне действительно хотелось бы стать спортсменкой, чтобы ездить в разные страны.


Вика Филончик (сверху)

— Главное — чтобы на улицах не шатались, не пили и не курили, — такая мотивация работать с детьми на пенсии у Сергея Григорьевича. — Я готов обучить. И навыки борьбы совершенно точно пригодятся ребятам в жизни. Кому-то — в армии, кому-то — на службе в МЧС. И девушки сильные будут — родят четверых. Только в деревнях такие остались!

В Чечевичах мода на агротуризм — много предложений по размещению и аренде усадеб. У Шкрадюка два дома — хозяйский с баней и гостевой со спортивной площадкой для игры в волейбол и гандбол.


Комната для гостей хозяйского дома Сергея Григорьевича увешана портретами друзей по борьбе и учениц, идеологических оппонентов и просто коллег. Он любит гостей. Принимает старых друзей из Магадана. И Александр Медведь к нему заезжал, и Василиса Марзалюк. А летом в резиденции Шкрадюка размещается спортивный лагерь.

— Построить базу помогли сын и зампред Белорусской федерации борьбы Виктор Крейдич, — признался тренер. — Когда Чижа «убрали» (сняли с должности в федерации. — Прим. ред.), ему предлагали возглавить наш орган. «У меня бизнес большой, куда мне», — сказал он. Думаю, когда команду дадут, Чиж вернется к нам. Он очень любит борьбу и много для нее сделал. При нем все сидят, как мыши. Боятся. Я не боюсь, потому что мы с ним знакомы еще по временам, когда вместе тренировались в сборной Минска.

Когда Саныч вышел [из-под стражи], по телефону поздравил его с медалями на Олимпиаде-2016. Надо признать, он принял правильные решения после Лондона-2012, где пять наших представителей боролись за третье место, но никто не выиграл медаль. Тренеров у мужчин-вольников и греко-римлян снял, а Райхлина оставил и не прогадал. Хотя Медведь его критиковал. Мол, что за тренер? Ходит с рюкзачком… Такая аргументация. Я же напомнил, что из всех дисциплин женская борьба — единственная, которая выполнила министерский план по местам на Играх 2012 года. Чиж согласился и еще сохранил для Василисы Марзалюк президентскую стипендию.





Шкрадюк убежден, что как и в 1998 году, так и сейчас перспективы у женской борьбы шире, чем в мужских видах. Белорусским борцам от рождения, а не по приглашению за это время не удалось блеснуть на международной арене, в то время как женщины в 2016 году выиграли олимпийскую медаль.

— Помню, накануне Игр в Рио мне ставили в упрек то, что у белорусской женской борьбы всего две лицензии на Олимпиаду. Зато каков результат! Наши девки боролись за медали, и в итоге мы имеем серебро и пятое место. А мужчины-вольники, меж тем, уже более 20 лет не имеют своего призера чемпионата мира, если не брать в учет легионеров-кавказцев, они же — шабашники. Чем занимались все это время 10 училищ олимпийского резерва? Больше 200 человек готовят, что обходится государству примерно в 5 тысяч долларов на каждого. Сколько же мы потратили денег впустую за 20 лет? Медали в мужской вольной борьбе все равно приносят иностранцы…





Когда мы вернулись к вопросу о том, так все-таки женское ли это дело — вольная борьба, Сергей Шкрадюк не медлил и сказал, что без сомнений отдал бы младшую внучку в этот вид спорта.

— Вот только Глория живет в Мостах, поэтому, видимо, придется ей заниматься греблей на байдарках и каноэ, — расплылся в улыбке тренер.

 
Теги: Минск, Могилев
 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
SPORT.TUT.BY рассказывает, как тренер-энтузиаст продал квартиру, оставил жену и вкладывал собственные деньги в женскую борьбу, а с выходом на пенсию стал развивать ее в...
 
 
 


Архив (Разное)

21.by в социальных сетях


© 2004-2018 21.by
Яндекс.Метрика