Ожидание лета еще с зимы заложено в каждом из нас в раннем детстве. 21.by

Ожидание лета еще с зимы заложено в каждом из нас в раннем детстве

04.06.2013 — Новости Общества |  
Размер текста:
A
A
A

Помните эту тему школьного сочинения? Я как–то написал о том, как на летних каникулах ловил гадюку. Настоящую, упругую и быструю, с блестящей кожей, маленькой головой и ядовитыми зубами. Поймал я ту змею, в бутылку стеклянную затолкал... Приятели–одноклассники мне завидовали и не верили. Получил «четверку» и долгую, теперь понимаю, что правильную, беседу с учительницей...


Есть у меня приятель — солидный такой мужчина, в костюме дорогом ходит, на служебной машине ездит. Занятой человек. Мы с ним знакомы с детства, со второго класса. Так вот он не любит лето. Не любит — это еще мягко сказано, он ненавидит его. Зная это обстоятельство, я стараюсь на больную мозоль приятеля не наступать. О временах года если и говорю иногда, то нахваливаю мокрую противную весну, снежную морозную зиму, промозглую длиннющую осень... Игорек согласно кивает, улыбается, кофе–чай предлагает. Но, бывает, не выдержу и ляпну, что не могу дождаться лета, что вот новую удочку купил, ножиком походным похвалюсь, блесной для спиннинга... Приятель сразу начинает злиться, краснеет и становится похожим не на Игоря Николаевича, а на Игорька, которому лет десять–одиннадцать. Даже выражение лица делается растерянное, испуганное, недовольное и настороженное. Понимаю, что если бы Игорь Николаевич мог, то он бы отменил движение планеты Земля вокруг Солнца. Сделал бы так, чтобы лето не наступало. Никогда! Хорошо, что сделать это пока ни один человек не может.


Как–то сидели у него на работе, о чем–то таком важном политико–экономическом говорили. Игорю Николаевичу принесли бумаги, список сотрудников и график законных отпусков. Ясное дело, что почти все подчиненные планировали себе отпуск на летние месяцы. Игорь Николаевич так разозлился, что даже сигарету у меня попросил.


Но мой приятель — исключение, подчеркивающее правило. Помню, как в последние дни почему–то всегда резко заканчивающихся школьных каникул мы встречались и, захлебываясь, рассказывали, как и где были, что и с кем делали, в каких переделках поучаствовали. Хвалились царапинами, синяками и еще незажившими шрамами. А Игорек тускло молчал, смотрел на нас завистливо. Бурный поток наших искрящихся и еще свежих впечатлений остановить было невозможно, и они Ниагарским водопадом обрушивались на его аккуратно, под полубокс, постриженную голову...


Каждое новое лето его детской жизни походило на предыдущее. Его завозили к тетке в маленький прибалтийский городок. Тетка была строгая, как армейский прапорщик, племяннику и шага не позволяла сделать самостоятельно. Игорька даже на рынок с собой брала, чтобы дома одного не оставлять. Руки по сто раз за день мыть заставляла, боялась невидимых микробов. Спать укладывала в десять, а перед сном заставляла прочесть параграф из учебника. Однажды он, чтобы хоть немного разнообразить свои унылые будни, напился ледяной воды и постоял под холодным дождем. Естественно, заболел. Оказался в больнице, где пролежал две недели. Ему там кучу разных уколов сделали, но он остался доволен: он был предоставлен сам себе, даже в карты со взрослыми пациентами играл. Теперь и у него были впечатления, и он мог рассказывать об интересно проведенном лете. Ведь кому интересно жить по расписанию, когда каждый новый день такой же, как и предыдущий, да и ночи одинаковые?


За то сочинение он получил «четверку». Первый и последний раз. Игорьку, как и сверстникам, хотелось летом свободы. Хотелось ловить в буреломе змей, лазить на деревья и доставать летучих мышей, рассматривать их бархатные перепончатые, как у зонтика, крылья, когтистые лапки. Рыться на заводской свалке, находить нужные железки, цветную проволоку. Купаться в реке, карьере, озере до мелкой дрожи, когда зуб на зуб не попадает, до сизой гусиной кожи. Вставать до рассвета и ехать на велосипеде на рыбалку. Хотелось жечь костры, плавить свинец, играть во всякие дурацкие игры, путешествовать, догонять и убегать от погони. Да мало ли чего можно придумать за три летних месяца, когда дни такие длинные, что успеваешь провернуть тысячу дел? Но как ни торопишься, а все охватить не успеваешь...


Ожидание лета еще с зимы заложено в каждом из нас в раннем детстве. Каникулы для детей — святое. Это награда за долгий учебный год, за оценки, за ранние подъемы в школу, за позднее сидение над тетрадками с домашними заданиями. Жалко, что три летних месяца пролетают быстро! Но провести их надо так, чтобы было о чем написать в школьном сочинении, чтобы и потом, через много лет, хотелось рассказать о том «Как я провел лето».

 

Советская Белоруссия №101 (24238). Среда, 5 июня 2013 года.

Автор публикации: Владимир СТЕПАН

 
 
Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:
На вашем ресурсе это будет выглядеть так
 
 
 


Архив (Новости Общества)

21.by в социальных сетях


© 2004-2018 21.by
Яндекс.Метрика